Можно ли заразиться короновирусом в храме и во время причащения? — богослов

Всемирная организация здравоохранения признала вирус COVID-19 (коронавирус) пандемией. Некоторые страны ввели режим чрезвычайной ситуации и частично закрыли въезд, в других введены ограничительные меры в учебных заведениях и запрет на массовые мероприятия. Под вопросом остается участие верующих в общих богослужениях. Так, к примеру, Ватикан и Мекка закрыты для паломников.

Действительно ли нужно закрывать церкви и можно ли заразиться от икон или причастия? Что об этом думают богословы и священники, выяснял корреспондент Настоящего Времени.

Закрытие храмов и мечетей

В связи с распространением вируса уже закрыты собор Сан-Марко в Венеции, площадь Святого Петра и весь Ватикан, а также главные для мусульман места паломничества – Мекка и Медина в Саудовской Аравии.

В Палестинской национальной автономии закрыли Церковь Рождества в Вифлееме, а в Южной Корее эпидемия вспыхнула в среде верующих религиозной группы «Храм скинии свидетельства Шинь-чонджи». Сообщается, что верующие заразили друг друга во время богослужения.

Всего из 230 тысяч последователей на данный момент около 9 тысяч имеют синдромы коронавируса. Власти Сеула завели уголовное дело на лидера группы Ли Ман Хи.

В Иране, где зафиксирован один из самых высоких уровней заражения, несколько местных жителей облизывали ворота могилы одного из шиитских лидеров, демонстрируя тем самым отсутствие страха перед вирусом. Позже одного из этих шиитов арестовала полиция.

Папа римский Франциск отменил публичную мессу в воскресенье, 8 марта. Вместо этого закрытую службу транслировали верующим онлайн.

В Италии запрещены публичные богослужения, а усопших будут временно хоронить без отпевания.

Глава патриаршей комиссии по делам семьи протоиерей Дмитрий Смирнов заявил, что прихожане РПЦ имеют право не повиноваться властям Италии и не закрывать храмы, поскольку это противоречит их вере.

Между тем международное право позволяет ограничивать религиозную свободу, когда речь идет о защите здоровья населения. Об этом говорится в Международном пакте о гражданских и политических правах (статьи 4 и 18).

Можно ли заразиться короновирусом в храме и во время Причащения? - Богослов

В странах, где много православных верующих, пока не обсуждаются вопросы закрытия храмов, но есть другая проблема – причастие общей ложкой. В Болгарской и Грузинской православных церквях заявили о том, что вирус не может передаваться через причастие, и поэтому верующим переживать не стоит. Правда, в Грузинской церкви позже все-таки согласились осуществить санитарную обработку храмов.

В РПЦ сдержанно высказались по поводу коронавируса. Призывают соблюдать санитарные нормы, дезинфицировать иконы, а вот про причастие ничего не сказали. В Румынской церкви разрешили причащать верующих одноразовыми ложками. В Православной церкви Украины и в Корейской митрополии посоветовали верующим не целовать иконы, а лишь кланяться им.

Среди православных идет дискуссия: может ли вирус передаваться через святыни – иконы и причастие? С иконами более-менее разобрались: многие вспомнили эксперимент московского дизайнера Дарьи Федоровой, которая в 2017 году собрала смывы с икон в московских храмах и посеяла образцы. На образах были обнаружены стафилококки, стрептококки, синегнойные и кишечные палочки. В целом, сейчас представители православных церквей не отрицают, что на иконах могут быть бактерии.

Можно ли заразиться короновирусом в храме и во время Причащения? - Богослов

Споры ведутся вокруг причастия. Дело в том, что православные верующие причащаются из одной ложки – и получается, что после подачи причастия каждый человек эту ложку облизывает. У многих такой способ вызывает вопросы относительно его гигиеничности.

В греко-католических церквях и у православных в Европе несколько иная практика. Верующие, подходя к священнику, широко открывают рот, запрокидывают голову назад, и священник вкладывает причастие, не касаясь ложкой полости рта или губ.

Причастие как переносчик вируса

Из-за необходимости православным причащаться одной ложкой и иметь с ней контакт, возникают споры относительно того, можно ли из-за этого заразиться инфекцией.

Согласно православному вероучению, считается, что в чаше под видом хлеба и вина находятся настоящие тело и кровь Иисуса Христа. Часть верующих и священников из этого делает вывод, что заразиться от причастия нельзя, ведь тело и кровь Господа не могут быть переносчиками вируса.

Такую точку зрения занимают уже упомянутые Болгарская и Грузинская церкви, а также Церковь Чешских земель и Словакии.

Можно ли заразиться короновирусом в храме и во время Причащения? - Богослов

Есть и другая позиция. Ее сформулировал, в частности, глава Всемирного союза староверов Леонид Севастьянов: он утверждает, что причастие не обладает дезинфицирующими свойствами, поскольку сама по себе дезинфекция предусматривает уничтожение вирусов и бактерий, которые тоже являются творениями бога. А он не может уничтожать свое творение, заключает старовер.

Богослов Илья Бей в беседе с корреспондентом Настоящего Времени заявил: риск заражения через причастие все-таки есть. «Причастие всегда подразумевает физический контакт. В то же время предметом православного вероучения не является вера в то, что содержимое чаши обладает особыми дезинфицирующими свойствами», – подчеркивает он.

Ректор Открытого университета святой Софии священник Георгий Коваленко полагает, что Бог не должен работать фильтром по очищению воды на Крещение или дезинфектором во время пандемии. «Экология и собственное здоровье – сфера ответственности человека», – поясняет священник.

Можно ли заразиться короновирусом в храме и во время Причащения? - Богослов

Директор Института Святого Фомы Аквинского, католический богослов Петр Балог подчеркивает, что причастие, хотя и является телом и кровью Иисуса Христа, не лишено свойств физических продуктов.

Точно так же, как Иисус был и богом и человеком одновременно, причастие имеет свойства богочеловеческого организма, рассуждает богослов. Именно поэтому оно может быть переносчиком вирусов.

Отец Петр поясняет: согласно католическому вероучению во время мессы происходит «пресуществление», то есть меняется сущность хлеба и вина, однако их материальные свойства остаются теми же самыми.

Балог также напоминает, что в истории были случаи отравления римских пап через причастие.

В Ватикане существовал даже специальный дьякон, который должен был проверять хлеб и вино перед мессой – на предмет того, не отравлены ли они.

По словам отца Петра, в XIV веке в Европе во время чумы умерло около половины членов монашеского ордена картузианцев и треть доминиканцев. Так что причастие не панацея от физических болезней.

Можно ли заразиться короновирусом в храме и во время Причащения? - Богослов

Богослов и преподаватель Университета Лойла Меритайм (Лос-Анджелес, США) Кирилл Говорун также уверен, что через причастие могут передаваться вирусы. Более того, он считает, что думать иначе – значит впадать в ересь докетизма. Докетизм (последователи этого учения считают Иисуса только Богом, отрицая его человеческую сущность) был осужден Вселенскими соборами и отвергнут церковью.

Протодьякон РПЦ Андрей Кураев приводит в пример святого Никодима Святогорца, который жил в XVIII веке и еще тогда писал, что для причащения больных можно пользоваться индивидуальными ложками, которые потом должны быть помыты уксусом, то есть продизенфицированы, согласно тогдашним представлениям. Кураев также напоминает, что в 1970-е годы, во время вспышки холеры, будущий патриарх РПЦ Пимен по просьбе властей отменил богослужения в районах, охваченных эпидемией.

Можно ли заразиться короновирусом в храме и во время Причащения? - Богослов

А бывший главред журнала Московской патриархии Сергей Чапнин предлагает написать коллективное письмо патриарху и членам Синода с предложением модернизировать практику причастия: перестать касаться общей ложкой губ, отказаться от целования чаши, а также от вытирания губ общим платком и от запивки причастия водой из общих емкостей.

Заражение через причастие: правда ли, что религия — средство распространения паразитов?

Не так давно РИА Новости опросило ряд священников о том, можно ли заразиться коронавирусом через причастие. Конечно, пока в России им болеют только заезжие китайцы, но ситуация может измениться, так что вопрос имеет смысл. Вердикт опрошенных был прост: «Опасности заражения от причащения от одной чаши нет. Ее и быть не может, ведь в чаше не просто хлеб и вино, а сам Христос».

Как мы понимаем, такой ответ не имеет смысла для нерелигиозной части населения. Поэтому стоит изучить вопрос исходя из накопленных на сегодня научных данных по теме. Может ли христианский ритуал способствовать переносу коронавируса?

Причастие и инфекции

Суть причастия в том, что верующему дают небольшой кусок хлеба и немного вина из общей посуды (детали различаются для разных конфессий).

В большинстве ветвей христианства они берутся из одной чаши, подносимой к каждому участнику процесса. Естественно, начиная с конца XIX века научный мир стал задаваться вопросом о том, не опасна ли эта процедура.

Быть может, микроорганизмы, вызывающие болезни, способны передаваться так от одного человека к другому?

Можно ли заразиться короновирусом в храме и во время Причащения? - БогословЧаша для причастия может содержать серебро с антимикробными свойствами. Но, как показывают исследования, ни оно, ни вино не предотвращают выживания части бактерий и капсидов вирусов внутри сосуда / ©Nina Shannon/Getty

В 1888 году в одном из медицинских журналов даже появился термин «отравленная» (в плане зараженности) чаша для причастия — такой считалась любая, поскольку, как предполагали врачи того времени, все они, по логике, должны были создавать риск заболевания.

Ситуация подогревалась тем, что центром борьбы против «отравленного причастия» были США, где в пользу отказа от единой чаши для причастия говорил и банальный расизм: многих возмущало, что — в силу установок христианской религии о равенстве разных групп людей — для афроамериканцев и белых использовалась одна и та же чаша.

В научном сообществе считается, что наиболее вероятная к переносу инфекция через чашу с причастием — вирусы, вызывающие обычную простуду. Вопреки названию, простуда не имеет прямого отношения к холоду: 95% простуд вызываются вирусами, 5% — бактериями. 

Сомнения относительно опасности переноса инфекции с причастием чрезвычайно устойчивы в массовом сознании, поэтому Центры по контролю и профилактике заболеваний США (ЦКПЗ, важнейший госорган в этой области жизни Штатов) уже в 1998 году солидно устали от таких запросов общественности. Чтобы раз и навсегда покончить с ними, в American Journal of Infection Control вышел короткий текст, обобщавший все известное на тот момент о возможностях подобной передачи. Его авторы высказались довольно однозначно:

«Внутри ЦКПЗ есть консенсус, что теоретический риск передачи инфекционных заболеваний через причастие существует, но риск этот так мал, что его невозможно обнаружить».

Никаких эмпирических данных о случаях передачи инфекций таким путем ЦКПЗ не имели, что подчеркивалось в материале. Его авторы отмечали, что результаты сравнения статистики инфекционных заболеваний по 681 причащающемуся не показали у них более высокой частоты инфекций, чем среди тех, кто в церковь не ходил.

Это довольно загадочный вывод. Дело в том, что другие работы, анализировавшие наличие разных видов микробов в чаше для причастия, не раз находили там потенциально опасные организмы.

Вино и серебро в чаше сами по себе не обладают достаточными антимикробными свойствами, чтобы убивать их.

Поэтому причина, по которой передача инфекций через посуду для причастия никогда и никем не отмечалась, интригует.

Возможный ответ здесь лежит в том, что, на самом деле, четкого понимания, какие именно факторы риска способствуют — или подавляют — распространению ряда инфекционных заболеваний, на сегодня нет.

Читайте также:  Храм покрова пресвятой богородицы село ташла - богослов

Никто толком не знает, почему простуда встречается зимой чаще, чем летом (тем более что в тропиках это зачастую совсем не так), так же обстоят дела с пневмониями (типа тех, что вызывают коронавирус 2019nCoV).

Другой возможный ответ связан с тем, что многие наиболее «заразные» вирусы и бактерии вообще-то эволюционировали для передачи воздушно-капельным, а вовсе не «винно-хлебным» путем.

Среда чаши для причастия не слишком похожа на микрокапли воды в воздухе.

Поэтому вероятно, что на фоне ежедневного многочасового пребывания в общественных местах (работа, магазины и так далее) незначительный по объему контакт с микробами на причастии просто не создает заметных рисков.

Напомним: коронавирус имеет «заразность» (базовое число воспроизводства) ниже трех, то есть капсиду этого вируса непросто выжить вне человека: он передается от одного к другому на уровне вирусов, вызывающих простуду и грипп, — или даже чуть хуже.

Если ученым не удалось выявить разницы в заболеваемости для «обычных» вирусов, то коронавирус должен вести себя так же. Иными словами, не передаваться с причастием.

Как же быть с тем, что религия служит распространению паразитов?

В 2015 году группа российских ученых, среди которых был известный биолог и популяризатор науки Александр Панчин, опубликовала статью «Мидихлорианы: гипотеза биомемов. Нет ли в религиозных ритуалах влияния микробов?».

Согласно ей, некоторые организмы могли бы получить преимущество, если бы заставили людей-носителей выполнять определенные ритуалы, способствующие переносу микробов, причем авторы говорят именно о паразитических организмах — неких «мидихлорианах».

Те, гипотетически, живут то ли у нас в мозгу, то ли в кишечнике.

Можно ли заразиться короновирусом в храме и во время Причащения? - БогословВыход работы Панчина с соавторами вызвал немало иронических комментариев на Западе. Одно американское СМИ так и написало: «Все это имеет смысл только до тех пор, пока вы оцениваете приверженцев религии как пассивных зомби» / ©The Daily Beast

В соответствии с этой гипотезой общества с улучшенными санитарными условиями должны показывать свое меньшее участие в религиозных ритуалах. В такой схеме религия выступает как «культурный мем», и именно его продвижением среди людей, по гипотезе Панчина, занимаются паразиты.

Логика, на первый взгляд, здравая. Известно, например, что значительная часть людей заражена возбудителем токсоплазмоза: например, в Москве таких каждый четвертый. Эти люди склонны к более рискованным решениям, чем остальные: среди них выше процент бизнесменов, почти вдвое больше лиц, попадающих в ДТП, и так далее.

Не исключено, что есть связь между токсоплазмозом и шизофренией: она диагностирована у каждого трехсотого в России, но токсоплазмозников среди шизофреников для той же Москвы целых 40%, то есть заметно больше, чем по популяции в целом. Есть и работы, показывающие, что именно токсоплазмоз может быть причиной части случаев шизофрении.

Токсоплазмоз влияет похожим образом не только на людей, но и иных некошачьих: мыши, зараженные им, нечувствительны к запаху кошек и не боятся его, ведут более рискованный образ жизни. Почему бы другим микробам не влиять на поведение людей так, чтобы заставлять их собираться группами для молений, повышая риск разноса микроба-паразита?

Можно ли заразиться короновирусом в храме и во время Причащения? - БогословПещера Брюникель во Франции, остатки неандертальского круга из сталагмитов, в центре которого сжигались кости животных. Судя по нему, религиозные ритуалы существовали уже 176 тысяч лет назад / ©Wikimedia Commons

К сожалению, на практике проверить такую гипотезу сложно. Во-первых, нерелигиозных обществ на планете мало, поэтому «контрольную группу», где религий не было бы, просто трудно найти.

Куда бы ни приплывали европейские путешественники, они всегда сталкивались с людьми, уже имеющими религиозные представления и ритуалы, в том числе такие, которые заставляли их собираться вместе.

Выходит, если «мидихлорианы» и существуют, то они абсолютно универсальны и свойственны всем человеческим сообществам.

Во-вторых, общества, где вытесняется обычная религия, имеют похожие светские институты, требующие регулярных собраний и коллективного времяпрепровождения. То есть, даже если бы религиозные практики там прервались, сам по себе перенос бактерий не закончился бы.

Можно ли заразиться короновирусом в храме и во время Причащения? - БогословЧеловечество имеет длинную историю рассмотрения не нравящегося поведения других людей как болезни. На Западе более миллиона человек успели подвергнуться «лечению от гомосексуализма». Новые времена — новые козлы отпущения. Если раньше больными считали геев, то теперь очередь подходит и к религиозной части населения / ©nomadicpolitics.blogspot.com

Возникает вопрос: тогда почему микробы продвигают именно религию? Почему не посчитать их целью продвижение, например, сельского хозяйства или городского образа жизни? Благо и то, и другое резко повышает эффективность распространения паразитов (среди охотников-собирателей эпидемии практически неизвестны). Почему Панчин и соавторы считают, что предлагаемые ими «мидихлорианы» ответственны только за нашу религию, а не за цивилизацию в целом?

Третий момент: авторы гипотезы считают, что по мере роста уровня санитарии религиозность в обществе должна падать.

Однако это явно не так: множество сект в развитых странах (например, амиши) показывают продолжительность жизни (и частоту смерти от инфекций) такую же, как у обычных американцев.

Притом что уровень санитарии амишей заметно ниже: у большинства нет даже обычного ватерклозета, у многих — и горячей воды из крана.

Более того: в силу особенностей современного образа жизни, доля амишей среди американцев удваивается каждые 25 лет.

Американские демографы уже в шутку посчитали, когда это религиозное меньшинство станет большинством населения США. Шутки шутками, но пока этот сценарий вполне реализуется.

Выходит, несмотря на победу санитарии в современном обществе, доля сугубых сектантов в нем может расти, а не уменьшаться.

Наконец, авторы гипотезы считают, что если они правы, то религиозность понижается у людей после определенных курсов лечения от инфекционных заболеваний. Этот тезис даже критиковать невозможно: неизвестен ни один прецедент такого рода.

Зато, как мы знаем из объективной реальности, инфекционные заболевания в современном мире часто возникают в Китае, подавляющее большинство населения которого не участвует в религиозных собраниях (спасибо КПК) в принципе и, среди прочего, характеризуется довольно высоким уровнем гигиены.

Как же быть с тем, что в Китае закрывают церкви?

Ладно, может сказать читатель, с Панчиным все ясно. Но как быть с тем, что не такие уж многочисленные христианские церкви в Китае приостанавливают свою деятельность на период эпидемии?

Можно ли заразиться короновирусом в храме и во время Причащения? - БогословВ Китае немало церквей, в основном католических, и некоторые из них уже приостановили службы / ©Wikimedia Commons

Ситуация здесь достаточно проста. Рядовой священнослужитель не читает American Journal of Infection Control и никогда не слышал об экспериментах с причастием (иначе бы их непременно использовали в проповедях). Закрывая свои храмы, служители различных церквей в Китае исходят из своих общечеловеческих представлений, которые мало чем отличаются от представлений людей с улицы.

Это не первый случай, когда ложно воспринятые массами научные представления ведут к отказу от какой-то деятельности, не несущей вреда. Например, в начале XVI века в Европу завезли сифилис, убивший миллионы человек.

Местное население, благодаря книгопечатанию, быстро ознакомилось с наимоднейшими медицинскими теориями того времени («гипотеза миазмов»).

Согласно им, болезнь проникала в человека через поры, которые, по мнению врачей того времени, расширялись при мытье.

Что же, решили европейцы того времени, значит, мыться вредно. Вплоть до XIX века западноевропейцы не мылись, а тех, кто делал это (например, русских), западные путешественники нещадно критиковали, воспринимая как варваров. Потрясающий эффект этого заблуждения неплохо опиcан в западноевропейской литературе.

С практической точки зрения смысла в отказе от мытья не было. Примерно такая же ситуация с закрытием церквей: современные люди проводят в торговых центрах намного больше времени, чем в церкви, и опасаться заражения именно там — серьезных оснований нет.

Можно или нет заразиться коронавирусом во время причастия в храме?

По словам священников Русской православной церкви, которые давали интервью журналистам РИА Новости, опасности для прихожан храмов во время причастия или присутствия на Божественной литургии нет ввиду отсутствия возможности заражения коронавирусом.

При этом, спор вокруг этих обрядов ведется как в кругу атеистов, так и среди верующих. Вызывает сомнения практика причащения при помощи одной ложки. По сути, в момент подачи причастия каждый из присутствующих в храме по разу оближет этот столовый прибор.

Неужели подобный ритуал можно назвать гигиеничным?

Православная церковь чтит традицию причащаться при помощи одной ложки. Таким образом, каждый прихожанин имеет контакт со столовым прибором, что подвергает сомнению безопасность участия в ритуале. Православное вероучение говорит о том, что в подаваемой прихожанам чаше в виде хлеба и вина подается тело и кровь Сына Божьего.

Некоторые верующие делают вывод, что вероятность заражения просто отсутствует, ведь священные артефакты не могут быть переносчиками вируса. В своей точке зрения Русская православная церковь не одинока – ее поддерживают Грузинская и Болгарская церкви. Подобную точку зрения имеет предстоятель Церкви Чешских земель и Словакии.

Но существуют и критики подобного решения. Не так давно к народу обратился Леонид Севастьянов, представляющий Всемирный союз староверов. По его мнению, причастие не наделено дезинфицирующими свойствами, ведь важно уничтожить вирусы и бактерии, а каждый из них сотворен Создателем. А Бог не станет уничтожать собственное творение.

Можно ли заразиться короновирусом в храме и во время Причащения? - Богослов

Илья Бей, известный богослов, также называет опасной процедуру причастия. Ведь в любом случае обряд предусматривает физический контакт между участниками.

И православное вероучение не основывается на том, что содержимое чаши имеет какие-либо дезинфицирующие свойства. Георгий Коваленко, возглавляющий Открытый университет святой Софии, призывает не сравнивать Бога с фильтром воды или дезинфектором.

Во время пандемии важно быть ответственным и беспокоиться о собственном здоровье, а не возлагать эту задачу на Господа.

Петр Балог, католический богослов, стоящий во главе Института Святого Фомы Аквинского, призывает относиться к причастию с осторожностью. Безусловно, речь идет о крови и теле Христа, но они не лишены обычных качеств физических продуктов.

Ведь Иисус Христос одновременно был Богом и человеком, а поэтому обладал свойствами естественными и сверхъестественными. По этой причине он вполне мог оставаться переносчиком вирусов, как и его кровь и тело сегодня.

Отец Петр считает, что в католическом вероучении проведение мессы подразумевает «пресуществление» – процедуру, когда изменяется суть хлеба, но при этом он сохраняет свои физические качества.

По мнению господина Балога, долгая история католической церкви содержит много случаев заражения римских пап в процессе проведения обряда причастия. В Ватикане был даже выделен отдельный дьякон, перед которым ставили задачу проверять вино и хлеб до начала мессы.

Это позволяло исключить отравление участников обряда. Отец Петр напомнил о тяжелых временах чумы в XIV столетии, когда практически половина всех монахов Европы ордена картузианцев умерли от болезни. Также ушли из жизни около трети всех доминиканцев.

Читайте также:  Праздник покров пресвятой богородицы в тюльгане - богослов

Таким образом, близость к Богу не становится лекарством от физических болезней.

Заразиться коронавирусом в храме через причастие можно или нельзя, мнение медиков

Протоиерей Игорь Зуев, который является настоятелем китайского патриаршего подворья в столице и в храма святители Николая, расположенного в Голутвине, не видит опасности в обряде причастия. По его словам, риски надуманы, ведь в единой чаше подается не вино и хлеб, а Христос.

Кроме этого, он считает, что в Российской Федерации до сих пор не зафиксированы случаи заражения коронавирусом. По этой причине прихожане и святые отцы озабочены проблемой, но не охвачены паникой.

Чтобы победить опасное заболевание, ежедневно в храмах будут проводиться молебны о здравии народа.

Иеромонах Макарий, который известен многочисленными богословскими публикациями, также не видит смысла вводить ограничения в церковные обряды. Он не видит риска заражения прихожан через евхаристические сосуды, с которыми контактируют многочисленные верующие.

Можно ли заразиться короновирусом в храме и во время Причащения? - Богослов

Макарий однозначно считает страхи необоснованными. Он приводит в пример многочисленные эпидемии, которые приходилось ранее пережить человечеству. По сравнению с некоторыми из них, нынешний коронавирус – это небольшая проблема. Христианские страны начиная с XIX века прошли через ряд испытаний, и сейчас нет повода для волнений.

Еще до того, как появились современные правила гигиены и начала развиваться медицина, люди умели находить решения для остановки распространения инфекции. И в этот период всегда проводились причастия. Более того, зачастую панику разводят именно враги Иисуса Христа. Сегодня обязанностью каждого священника является причащение прихожан.

Все мы причащаемся из одной чаши, и это только укрепляет веру в Бога.

Что изменилось в храмах после призыва патриарха: причастие с дезинфекцией

29 марта, в воскресенье к россиянам обратился Патриарх Кирилл, который призвал всех воздержаться от прихода в храмы в период распространения коронавируса.

В ряде российских церквей был изменен обряд, а в других осуществляли молебен, который ранее использовали во время царствования на планете бубонной чумы.

И тогда почти половина населения Европы распрощались с жизнями из-за отказа от личной гигиены.

Многие православные священники, следуя примеру Патриарха, во время проповедей призывали прихожан на время оставаться дома, чтобы избежать заражения вирусом. По мнению священнослужителей, равноправной заменой походу в церковь может стать домашняя молитва.

И если прихожанин не пришел на литургию по уважительной причине, этот шаг не будет считаться греховным. Если же возникнет крайняя необходимость в общении со святым отцом, они могут вызвать священника на дом. Но многие верующие не прислушиваются к призывам Церкви.

Людей не становится меньше на богослужениях, и туда направляются россияне разных возрастов. Появился и ряд критиков, которые считают ошибочными меры, принятые РПЦ.

В первую очередь, привычные стеклянные чаши для святой воды были заменены одноразовыми стаканчиками. Их же используют вместо специальных чашек, чтобы «запить» после проведения причастия. В процессе литургии видоизменились принципы причастия, к которому у многих атеистов были претензии.

После прихода каждого человека в храм настоятель проводит дезинфекцию ложечки в емкости со спиртом, протирая ее спиртосодержащей салфеткой. Всем прихожанам выделяют по одноразовой салфетке, которой следует обмакивать губы после завершения таинства. Ранее эту процедуру выполняли при помощи специального платка.

Салфетки после использования следует оставлять в храме либо сжигать.

В церквях пока не актуален обряд целования креста и руки священника после завершения Литургии и причастия. Некоторые священники пошли другим путем – по завершении службы прихожанам больше не предлагают целовать крест.

Вместо этого они прикладывают главный символ христианства к головам прихожан или же осеняют всех посетивших храм крестным знамением.

Выдали медицинские перчатки для всех работников храма, которые принимают от верующих записки за здравие и упокой, продают церковную утварь.

Коронавирус и Евхаристия

Как Поместным Церквям, так отдельным верующим пандемия коронавируса предоставляет возможность показать напуганному миру, насколько крепка православная вера и те, кто эту веру разделяет.

Один из способов сделать это – жить как обычно, продолжать собираться для богослужения, прикладываться к иконам и приобщаться Святых Таин при помощи лжицы.

Однако последние указания Американской архиепископии Константинопольского Патриархата предлагают прихожанам воздавать почитание святым иконам, не прикладываясь к ним, но лишь кланяясь.

Подобным образом человек удерживает себя от объятий с родными и близкими не только если они больны, но и если он сам болен и может заразить их. Многие верующие увидели в таком подходе уступку тому страху, который сегодня охватывает мир. В блогосфере можно встретить многочисленные высказывания о том, что вера несовместима с такой боязливостью.

Что касается таинства Евхаристии, в распоряжениях священноначалия различных Православных Церквей, как правило, отмечается, что Святое причащение должно преподаваться верным так, как это было всегда. В пользу такого решения приводятся многочисленные аргументы.

Согласно одному из них, поскольку православные веруют, что евхаристические хлеб и вино прелагаются в тело и кровь Христовы, которые мы приемлем «во исцеление души и тела», то никакая болезнь просто не может передаться через общую лжицу, употребляемую при причащении.

Данный аргумент предполагает, что тот, кто допускает возможность заразиться самому или заразить других людей через лжицу, либо погрешает против православного учения, либо просто маловер. А истинно верующий православный христианин должен отогнать от себя всякие опасения, помня, что от Христа не могут исходить болезнь и смерть, но лишь исцеление и обновление.

Действительно, православного человека смущает одна мысль о том, что общение со Христом, к которому Он Сам призывает нас в Евхаристии, – «Приимите, ядите: сие есть Тело Мое… Пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета» (Мф. 26:26-28) – может причинить какой-то вред.

За последние дни многие из нас испытали подобное смущение, вообразив, что нам придется собрать все свое мужество и веру и решить: будем ли мы, несмотря на риск, приступать к чаше Христовой, или же отвергнем Его призыв из-за своих страхов. Будь это единственным выбором, я бы и сам согласился, что наш долг – преодолеть опасения и с верою и любовью приступить к Тому, Кто предлагает нам Себя Самого.

Но нужно ли нам выбирать? Каждый христианин осознает, что в жизни может сложиться ситуация, когда ради верности Христу придется рисковать своей жизнью.

Вопрос в том, настал ли такой момент в связи с пандемией коронавируса? Для начала надо понять, насколько православно утверждение, что Евхаристия не может оказаться средством переноса инфекции.

Мы принимаем Святые Тайны телесным образом, однако очевидно, что если человек страдает инфекционным заболеванием, то после причащения он никак не перестает быть заразным. Православная Церковь ничему подобному не учит. В конце концов, воздух рядом со Святыми Дарами может содержать микробы или вирусы.

Точно так же чаша или лжица могут нести в себе нечто помимо целительных Таин Христовых. Православная Церковь не считает, что хлеб и вино, преложившись в тело и кровь Христовы, перестают быть хлебом и вином.

Кроме рассуждений о вере сторонники мнения, что причащение не может нести опасности ни при каких условиях, приводят и другой аргумент. Они утверждают, что содержащийся в евхаристическом вине алкоголь неизбежно уничтожает микробы и вирусы. Здесь мы вступаем в область науки, а значит, должны научными методами выяснить, как долго инфекция может выживать в чаше. На данный момент это неизвестно.

В условиях нынешней пандемии, когда нельзя быстро сделать необходимые анализы, а болезнь на начальном этапе может протекать без симптомов, я могу лишь убеждать себя, что Бог почему-то запретит вирусу внутри меня перейти на чашу или лжицу, а с них – в другого человека, который может оказаться, например, пожилым.

Но можно ли сказать, что уговаривая себя подобным образом и без рассуждения причащаясь вместе с другими людьми, я бы поступал по любви? Мысль о том, что ради безопасности (даже не своей, а других) мне придется воздерживаться от причащения, не может не смущать.

В Евхаристии я наиболее явственно могу ощутить дар Бога, отдающего ради меня Себя Самого. Но за последние дни я понял, что самозваные «учителя» Церкви, которых, увы, с каждым годом становится все больше, попросту пользуются смущением, которое испытывают многие верующие.

Причем мало кто из них действительно разделяет соответствующие аргументы; большинство лишь повторяет их, не вдумываясь в суть.

Иной пастырский подход избрал архиепископ Толедский и Болгарский Александр (Голицын) (Православная Церковь Америки).

Его директива такова: «Все члены любого прихода или миссии, за исключением священника, диакона, чтеца, алтарника и не более двух певчих (при условии, что все они имеют крепкое здоровье и не входят в группу риска по коронавирусу), должны оставаться дома, даже во время Божественной Литургии.

Святое тело и честная кровь Спасителя преподаются во исцеление души и тела и не могут быть источником заражения, однако коронавирусом можно заразиться, находясь в любом собрании людей. Во имя любви к ближнему нам нужно сделать все возможное, чтобы защитить наиболее уязвимых людей и замедлить распространение инфекции как среди своих единоверцев, так и в целом.

Это позволит системе здравоохранения уделить больше внимания тем, кто входит в группу риска». Мы видим, что владыка здесь действует как настоящий пастырь. Следуя путем любви, он принимает бремя ответственности на себя, вместо того чтобы возлагать его на совесть верующих, многие из которых и так пребывают в крайнем смущении.

Сейчас пандемия вступила в фазу, когда ее распространение можно сдержать лишь максимально сократив любые контакты. На этом фоне вполне рассудительным решением вопроса о причащении было бы принятие православным епископатом США директивы, по которой Святые Тайны преподавались бы мирянам одноразовыми бамбуковыми лжицами.

После использования такие лжицы надлежит должным образом сжигать. Это никак не препятствует полноте нашего соединения со Христом. Это лишь немного уменьшит тщеславное чувство, которое испытываю некоторые люди, когда они «испытывают свою веру», подходя к чаше в сложившихся обстоятельствах.

Удивляет, как много людей готовы подвергнуть себя и других показному испытанию, но при том не хотят чуть-чуть уменьшить пафос, не лишая себя причащения Святых Таин и при этом делая все необходимое для борьбы с болезнью. Быть может, Сам Господь подсказывает нам это решение.

Было бы великим подвигом любви, если бы архиереи избавили наконец свою паству от смущения совести и взаимных прекословий.

Если поступить таким образом (а в православном вероучении нет к тому препятствий), это было бы актом любви по отношению ко всему миру. Мы Церковь смирения и сострадания, и мы можем показать людям, которые пребывают за границами Церкви, что готовы сделать все, что только позволяет нам наша вера, чтобы уберечь их от беды.

Читайте также:  Торжество православия — смысл праздника, чин богослужения - богослов

Сегодня многие идут на серьезные жертвы, чтобы обуздать пандемию. Мне кажется, и православные должны принять посильное участие в этом общем деле. Мы хорошо знаем, что стены храмов не защитят от болезни. Мы прислушиваемся, когда нам советуют протирать поверхности и прикрывать рот при кашле, – ведь мы тоже люди.

Мы поступаем так, зная при этом, что Бог может творить чудеса и уберечь человека в любых обстоятельствах.

Но стоит ли испытывать Бога и требовать от Него чудес, когда Он уже дал нам очевидные средства для решения проблемы? Одноразовые лжицы – одно из этих очевидных средств, используя которое мы могли бы прекратить внутрицерковные споры, явить мудрость посреди всенародного бедствия и смирить собственное духовное превозношение.

Можно ли заразиться через Святое Причастие

В спорах о том, допустимо ли изменять практику преподания Таинств из-за эпидемии коронавируса, часто ссылаются на авторитетный канонический сборник «Пидалион». В нем якобы поощряется практика причащения заразных больных из отдельных церковных сосудов.

СПЖ предлагает перевод статьи греческого богослова Василиоса Тулумциса, который показывает, что обращение к комментарию преподобного Никодима Святогорца на 28-е правило Трулльского Собора в «Пидалионе» с целью обосновать возможность передачи инфекции через Святое Причастие – явно неверное истолкование буквы и духа преподобного Никодима.

* * *

В эти дни из-за общей суматохи вокруг коронавируса среди прочего возникла дискуссия о том, должна ли церковная власть изменить образ преподания Святого Причастия. Слышатся различные мнения, комментирование которых не входит в задачи настоящей статьи.

Я прекрасно понимаю, что все то, что звучит и предлагается, преследует определенную цель, особенно то, что происходит из широкой журналистской и политической среды.

Впрочем, даже те предложения, которые представляются как богословские, бесплодно муссируются в среде внутреннего потребления, и, к счастью, не имеют никакого воздействия на церковное тело.

Я хотел бы обратиться к одному конкретному тексту, который распространяется в двух вариантах и содержит комментарий преподобного Никодима Святогорца на 28-е правило Трулльского Вселенского Собора. Очевидно, второй вариант этого текста некритически воспроизводит результаты первого.

В целом, церковные тексты нельзя изучать вне их исторического контекста и духа канонов, поскольку существует явная опасность неверного толкования. Я полагаю, что вырывание преподобного Никодима из контекста толкуемого им правила, приводит к явно неверному истолкованию буквы и духа преподобного Никодима.

В частности, в тексте, опубликованном первым, автор приходит к выводу, что преподобный Никодим побуждает священников и архиереев причащать больных чумой из отдельной Святой Чаши. Этот сосуд вместе с лжицей после их использования следует омыть уксусом, а уксус затем вылить в алтарный колодец.

Исходя из этого факта, заимствованного из церковной традиции, исподволь утверждается идея о возможности передачи вируса через Божественное Причастие, что якобы заставило преподобный Никодима вернуть более древнюю литургическую практику и предложить дезинфицирующие меры гигиены святых сосудов.

Вырывание преподобного Никодима из контекста толкуемого им правила, приводит к явно неверному истолкованию буквы и духа преподобного Никодима.

«Другими словами, больные чумой не причащаются из общей Святой Чаши, но из отдельного сосуда, из которого затем священник не потребляет, но просто омывает его уксусом.

Зачем же такая практика? Разве не в целях профилактики и предотвращения заболевания?» (sic). Таков вывод из чтения данного вырванного из контекста преподобного Никодима.

Поэтому я хотел бы представить другую точку зрения исходя из контекста соответствующих правил.

28-е правило Трулльского Собора повторяет содержание 3-го и 4-го Апостольских Правил. Эти правила говорят о запрете на приношение других веществ и плодов для совершения бескровной Божественной Евхаристии помимо тех, которые для этого установлены.

«Если какой-либо епископ или пресвитер, вопреки установлению Господа о жертвоприношении, принесет в алтарь что-либо иное: мед, молоко или приготовленный сикер вместо вина, птицу, каких-нибудь животных или овощи, вопреки установлению, да будет извержен из сана.

Исключение составляют молодые зерна и виноград, приносимые в подобающее время.

Да не будет позволено доставлять в алтарь что-либо иное, кроме елея для светильника и фимиама, ко времени святого приношения» (3-е Апостольское Правило) (Πηδάλιον τῆς νοητῆς νηὸς τῆς Μιᾶς Ἁγίας Καθολοκῆς καὶ Ἀποστολικῆς τῶν Ὀρθοδόξων Ἐκκλησίας ἤτοι ἅπαντες οἱ Ἱεροὶ καὶ Θείοι Κανόνες παρὰ Ἀγαπίου Ἱερομονάχου καὶ Νικοδήμου μοναχοῦ. Ἀθῆναι: Ἀστήρ, 1957. Σ. 4. Русский перевод: Пидалион: Правила Православной Церкви с толкованиями: в 4 т.: пер. с греч. Екатеринбург: Изд-во Александро-Невского Ново-Тихвинского женского монастыря, 2019. Т. 1. С. 186).

Все остальное, будь то начатки плодов или приносимое в качестве даров, остается вне святого алтаря и там благословляется.

В том же духе составлено и 28-е правило Трулльского Собора[1], повторяющее тот же запрет широко распространенной практики, поскольку «некоторые люди приносили на святую трапезу виноград, а иереи смешивали его с Пречистыми Тайнами и преподавали народу то и другое вместе, постольку настоящее правило предписывает отныне и впредь ни одному иерею так не делать, но Святое Причастие преподавать отдельно тем, кто достоин, для отпущения их грехов и оживотворения. Виноград же как первый урожай благословлять особой молитвой и преподавать людям, с тем чтобы они воздавали благодарение Богу, дающему такие плоды, питаясь которыми возрастают и укрепляются наши тела» (Πηδάλιον. Σ. 243. Русский перевод: Пидалион. Т. 2. С. 239–240).

Если бы преподобный Никодим имел склонность к микробофобии, как некоторые из наших современников относительно Святой Чаши, он, несомненно, сделал бы свои предписания по дезинфекции общими.

Преподобный Никодим толкует это правило и, помимо самого толкования, желая исправить современную ему неправильную литургическую практику, пользуется удобным случаем и добавляет следующий комментарий: «Следовательно, и иереям, и архиереям во время чумы следует употреблять для причащения больных такой способ, какой не противоречит этому правилу. Они должны класть Святой Хлеб не в изюмину, а в какой-нибудь священный сосуд, из которого находящиеся при смерти или больные могут принимать его посредством лжицы. Сосуд и лжицу следует затем погружать в уксус, а уксус выливать в алтарный колодец. Или же они могут причащать каким угодно другим, более надежным и каноническим способом».

Прежде всего следует разъяснить, что комментарий преподобного Никодима относится к особому случаю причащения больных, которое происходит не в рамках Божественной Литургии, совершаемой в храме, но вне его, в незапланированное время, в тех известных случаях, когда священник берет из дарохранительницы частицу высушенного Хлеба, освященного в Великий Четверток, и приносит его лежачему или любому больному, неспособному прийти для участия в общей Божественной Евхаристии. (Для тех, кто, возможно, не знает, разъясняем, что поскольку эти случаи возникают в любое время (утром, днем, ночью), а священник не всегда имеет возможность потребить Дары, он употребляет необходимое количество Причастия, а избыток, если таковой останется, помещает не потребляя в дарохранительницу на святом престоле).

Следовательно, в любом случае неуместно использовать этот комментарий для того, чтобы утверждать о необходимости принятия мер по предотвращению распространения инфекционных заболеваний через Божественное Причастие, когда совершается Божественная Евхаристия.

Преподобный Никодим, очевидно, имеет в виду духовных лиц, которые по маловерию не причащали больных чумой обычным способом, но приходили к ним домой или в медицинские учреждения, где они были изолированы, помещали преждеосвященный Хлеб (Тело и Кровь Христовы) в изюмину, которую и давали больным, чтобы избежать любого контакта между последними и священными сосудами.

Итак, этих священников и архиереев, которые в нарушение вышеупомянутых правил примешивали к Божественному Причастию другие вещества (в данном случае изюм), преподобный Никодим побуждает причащать больных исключительно обычным способом с помощью лжицы, снисходя к их маловерию позволением после использования омывать священные сосуды уксусом, чтобы через это успокоить возникающий у них помысл.

Преподобный Никодим ни в коем случае не сомневается и не боится возможности передачи болезней через Божественное Причастие.

Если бы преподобный Никодим имел склонность к микробофобии, как некоторые из наших современников относительно Святой Чаши, он, несомненно, сделал бы свои предписания по дезинфекции общими, а не адресовал бы их только маловерным священникам, которые использовали изюм. К тому же он пространно разобрал бы этот вопрос, а не ограничился бы лишь одним кратким комментарием.

Итак, становится понятно, что центр тяжести того, о чем говорит преподобный Никодим – не преподание Таин из отдельной Чаши и затем ее дезинфекция, как ошибочно утверждается современными комментаторами, а то, чтобы не примешивать лишние плоды или другие вещества к Божественному Причастию. Ясно, что он пытается подчеркнуть необходимость причащать больных установленным способом, борясь с импровизированными антиканоническими практиками некоторых священников.

Это подтверждается также заключительным предложением: «Или же они могут причащать каким угодно другим, более надежным и каноническим способом». То есть, он напоминает малообразованным и маловерным служителям о канонических нормах.

Преподобный Никодим, глубокий знаток, систематический исследователь и толкователь священных правил прекрасно знает о каноническом способе совершения и преподания Таинств, который он стремится донести через свои комментарии, связывая его с современными ему реалиями и практиками.

Итак, преподобный Никодим ни в коем случае не сомневается и не боится возможности передачи болезней через Божественное Причастие. Церковное Предание, подлинным носителем которого в данном случае выступает преподобный Никодим, эта похвала афонского монашества, утверждает обратное.

Действительно, даже в современной священнической практике любое омовение священных сосудов после Божественного Причастия носит исключительно характер благочестия, чтобы предотвратить возможность того, что в них останется хотя бы малейшая частица Пречистых Таин, и никогда никто не говорил о возможности передачи заболеваний.

Все сказанное выше является лишь простой попыткой восстановить истину посредством систематического, а не поверхностного подхода к текстам нашего Предания.

Источник

[1] «Поскольку мы узнали, что в различных Церквах, когда в алтарь по некоему укоренившемуся обычаю приносят виноград, священнослужители, соединяя его с бескровной жертвой приношения, то и другое вместе разделяют затем народу, мы постановили, чтобы впредь никто из посвященных так не делал, но во отпущение грехов и оживотворение преподавал народу одно только приношение.

Подношение же винограда иереи пусть рассматривают как приношение начатков и, благословляя его отдельно, преподают просящим в благодарение Подателю тех плодов, питаясь которыми наши тела, по Божественному повелению, укрепляются и возрастают. Если же какой-либо клирик поступит против предписанного, да будет извержен (Πηδάλιον. Σ. 243. Русский перевод: Пидалион. Т. 2. С. 239).

Источник: Союз православных журналистов

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *