О любви к богу и ближнему — богослов

Иерей Григорий Геронимус, настоятель храма Всемилостивого Спаса в Митино: 

Жизнь – не компьютерная игра с набираем очков

– Мартину Лютеру приписывают изречение: «Бог любит меня не потому, что я хороший, а хороший я потому, что Бог любит меня». На деле же в нашей церковной педагогике, начиная с детских лет, только и слышно: будь хорошим мальчиком/девочкой, Бог будет тебя любить. Вы согласны с тем, что нужно заслуживать любовь Бога?

– Нет, не согласен. «Вы слышали, что сказано: «люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего».

 А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф. 5: 43-45).

Господь призывает нас любить не только «хороших», но и «злых» потому, что Он Сам любит и тех, и других.

Эти слова когда-то особенно поразили 14-летнего Андрея Блума, будущего митрополита Сурожского Антония. Он понял, что если хочет быть с Богом, то должен любить всех — потому что Бог любит всех. Именно это Он предлагает нам в качестве обоснования необходимости любви ко всем, в том числе ко врагам.

Однако, когда человек только приходит в Церковь, и мыслит еще не взрослыми христианскими категориями, ему может показаться, что жизнь похожа на компьютерную игру с набираем очков. Перевел старушку через дорогу – получил очки, посетил богослужение – получил очки, отстоял многочасовое богослужение в монастыре – получил много очков. А если совершил грех, то очки сгорели.

Нет, наши отношения с Богом – это не игра, в которой нужно набирать и тратить баллы. Ефрем Сирин говорит: «Бойся назвать Бога справедливыми». Если бы Господь судил только по справедливости, мы все давно были бы наказаны так, что от нас ничего не осталось бы.

Наш Бог – Бог милосердный и долготерпеливый, а еще Он заботится и обо всем мире, и о каждом человеке одновременно. А человек думает, как бы было хорошо, даже «спасительно» ему (его семье), а как с этим сочтутся судьбы других — уже не очень интересно.

Но для Бога каждый человек – его сын или дочь. Каждый.

– В чем разница между стремлением заслужить любовь Бога и стремлением к доброй жизни по заповедям, слову Божиему?

– В святоотеческой традиции есть учение о трех ступенях служения Богу:

1. Служение рабское, из страха наказания.

Когда человек от язычества или атеизма приходит к Богу, первое время им может двигать тот же страх и расчет: я должен делать хорошие дела, иначе Бог меня накажет.

2. Служение наемническое, за награду.

Слуга служит за вознаграждение: я должен быть хорошим, чтобы Бог меня любил. Эти служения подготовительные, они естественны для нашей поврежденной грехом природы, мысли, сердца.

3. Служение сыновье. Это действительно настоящее христианское отношение к Богу, который больше не Судья, не Раздаватель наград, а Бог-Отец. А сын служит отцу не из-за корысти, не ожидая награды, не опасаясь наказания, а из любви.

На этой ступени мы исполняем заповеди, потому что сами хотим этого. По собственной воле. Потому что любим. На этой ступени и можно ощутить, что «иго Его легко», заповедь Его – светла. Например, Ефрем Сирин в молитве обращался к Богу:

«Если Твоей любви будет угодно направить меня в ад, то и там я буду поклоняться Тебе и восхвалять Тебя».

Не все сразу могут перейти на третью ступеньку. Но все мы призваны именно к этому сыновнему и дочернему служению.

Настоящая мать, как и Господь, любит свое еще не родившееся дитя

О любви к Богу и ближнему - Богослов

– Когда мы любим кого-то и хотим получить его одобрение (будучи ребенком, волонтером какой-нибудь организации или  активным членом прихода), мы стараемся лучше выполнять порученное нам. Это плохо?

– Это хорошо. Это соответствует наемнической степени служения.

Приход в идеале должен напоминать семью. В семье, если сын думает «я сейчас наведу порядок в своей комнате, хорошо закончу четверть, и тогда родители подарят мне на Новый год хороший подарок» — нет ничего плохо. Но если ребенок делает что-то, чтобы просто порадовать родителей, послужить общему делу порядка и гармонии в семье, а не для того, чтобы заработать, это еще лучше.

Так и в церковной общине, когда прихожанин делает что-то хорошее, чтобы заслужить внимание руководителя, нет ничего плохого, это процесс роста. Плохим для самого человека это может стать, если здесь человек и остановится. Тогда он не сможет понять, что такое настоящая любовь, когда человек любит уже не потому, что есть какие-то «причины».

Так любит нас Господь. Нам это сложно понять, потому что в человеческой, самой романтической любви всегда есть это «за что», или «любовь» может быть страстью, зависимостью.

Бескорыстнее всего, наверное, материнская любовь: в книге Исайи пророк говорит: «Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего?» (Ис.49:15). Мать будет любить ребенка, даже если он будет безобразничать.

Даже если он будет совершать страшные вещи, она не перестанет любить его, но ее любовь превратится в боль.

Но дальше пророк продолжает: «Но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя». Действительно, встречаются такие мамы, о которых здесь говорится, но Господь уверяет: «Я никогда не оставлю тебя».

Бог, по Своему слову, первый полюбил нас: «Не вы меня возлюбили, но я возлюбил вас». И Бог любит нас, независимо от того, на какой ступени мы находимся. Он любит нас, даже если мы вообще не подошли к этой лестнице.

– А как же другие тексты Ветхого Завета, в псалмах часто говорится: «Господь любит праведников», а грешников – ненавидит, погубит и прочее.

– Священное Писание дает нам и такие цитаты. Они призваны предостеречь человека от греха, показать последствия, которые могут прийти в его жизнь.

Вернемся к аналогии мамы и ребенка. Она, например, говорит: «Нельзя засовывать пальцы в розетку», ребенок не слушается, хочет обязательно провести эксперимент. И когда в очередной раз он тянется к розетке, а мама ругает его, ребенок сердится, плачет, ему кажется, что мама нехорошая, не дает ему сделать то, что так хочется. На самом же деле, наоборот.

Так же и Бог – не карающий тиран, а милосердный Отец, который из любви старается нас, порой строго, предостеречь: если будешь служить идолам, то потеряешь благодать. В этом не угроза, а информация, предупреждение. Благодать Божия не может соединиться со злом. Человек, полный греха, просто сгорит, если благодать Божия не отступит от него.

Любовь Божия к каждому из нас неповторима, потому что каждый — неповторим

О любви к Богу и ближнему - Богослов

– Святой Силуан Афонский говорил: праведники будут друзьями Господа, а грешников Господь просто помилует. То есть любовь Господня не одинакова ко всем людям?

– Любовь Господня особая по отношению к каждому человеку в том смысле, что каждый человек неповторим. Я рос в хорошей семье. У родителей нас было шестеро. Так вот, моя мама часто говорила каждому из нас: «Ты должен знать, что ты мой самый любимый сын». Она говорила это не тайком от других детей, а открыто.

Так же и для Бога каждый является любимым в соответствии с тем, в какой любви мы нуждаемся. Какую можем вынести, принять. 

У каждого из нас свои неповторимые отношения с Богом. И когда мы отворачиваемся от Божественной любви, она становится крестной болью Спасителя. Когда мы совершаем доброе – радостью, весельем.

Тот, кто совершает доброе и радует Господа, тот становится Его другом. Господь ждет от нас этой дружбы: «Вы – мои друзья, если исполняете то, что я заповедал вам» (Ин. 15:14). Когда мы отказываемся от этой дружбы, Он все равно не перестает любить нас, Он молился и о своих распинателях: «Прости им Боже, ибо не ведают, что творят» (Лк.23:34).

Мы ведь вовсе не делимся на две категории: праведники и грешники. Мы все разные и у каждого из нас свои уникальные отношения с Богом. У большинства из нас есть друзья, но с каждым из них дружба особая, каждый из них нам дорог по-разному. 

Друзья Божии: святые, праведники, угодившие Богу – тоже все разные. И величайший из всех рожденных женами Иоанн Креститель – друг Божий, и какой-нибудь мало известный преподобный, про которого мы знаем только имя, – тоже друг Божий. Надо полагать, что и в Царствии Небесном праведники сохраняют свои различия. Я думаю, что также и грешники пребывают в разном состоянии.

– А как понимать слова из послания апостола Иоанна: «В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши» (1 Ин.4:10).

– Если продолжить аналогию между любовью Бога к человеку и матери к ребенку, то, когда ребеночек рождается, он уже любим, хотя его только-только увидели родители. Мать любит своего малыша после рождения, когда он еще во чреве, и даже когда его еще нет, а она мечтает о нем.

Ребенок же сможет ответить на любовь матери, только когда у него появится способность осознавать. Но и до этого его уже любят.

Также и Бог любит нас прежде всего. Иоанн Богослов говорит об этом так: «Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас» (1 Ин. 4:19).

В Прологе есть удивительные слова о сотворении мира: Отец обратился к Сыну: «Сыне, мы сейчас создадим человек, который может согрешить, и тогда Тебе придется воплотиться и принести Себя в жертву на кресте. Ты готов на это пойти?». И Сын отвечает: «Ей, Отче, да будет воля Твоя». И тогда был создан человек.

Еще до сотворения Бог возлюбил нас. Зная, что отступим от Него, предадим, будем говорить, что Его нет, а есть эволюция, что религия – опиум и т.д.

Читайте также:  Успенский пост — правила, продолжительность, блюда, значение - богослов

В Апокалипсисе Христос назван Агнцем прежде создания мира (Откр.13:8). Как это может быть, когда мы знаем, что распятие произошло в определенный исторический момент, мы намеренно подчеркиваем это в Символе веры – «при Понтии Пилате»? Но Спаситель был назван Агнцем (предназначенным для заклания) прежде создания мира.

А предание себя в жертву за тех, кто отвернулся, предал, распял – что это, если не любовь?

– Как объяснить человеку безусловную любовь, если он ее никогда не испытывал?

– В какой-то степени в глубине души мы ее знаем, даже если земные родители были не очень добры к нам. Раскрыть в себе это знание помогает богатство духовной жизни, участие в Таинствах, молитва.

Конечно, если человек встретит уже во взрослой жизни того, кто сможет проявить к нему эту безусловную любовь, то понять любовь Бога ему будет намного легче.

Не упустить возможность сделать хорошее

О любви к Богу и ближнему - Богослов

– Как безусловная любовь Бога к человеку соотносится с Его призывом к совершенству? «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш небесный» (Мф.5:48)

– Мы созданы по образу и подобию Божию, мы имеем в себе потенциальную возможность любить.

Божией силой в нас заложен огромный потенциал любви к нашим ближним, даже к нашим врагам, чувствуем мы это или нет.

Как-то Силуан Афонский сказал одному монаху очень строгое: «Стой на грани отчаяния, но не отчаивайся». Монаху это показалось суровым и трудным. Тогда старец Силуан пояснил: «Но когда тебе тяжело, то отойди, сядь и выпей чашку чая».

Применительно к жизни мирян эта наставление значит, что мы должны быть внимательны, сосредоточены, чтобы не упустить возможность сделать что-то хорошее.

Однако, чтобы делать что-то хорошее нужны силы, чтобы чем-то делиться, нужно что-то иметь, поэтому каждому человеку нужен отдых, нужно какое-то время чтобы собраться с силами. Некоторые из нас испытывают чувство вины, когда уделяют время себе. Это неправильно. Для того, чтобы иметь возможность послужить ближним нам нужно иногда отойти и выпить чашку чая.

Большинство из нас внешне сосредоточены, а внутренне расслаблены. Должно быть наоборот. Внешне мы должны быть расслаблены, а внутреннее собранны.

Коллажи Оксаны Романовой

Любовь к ближним, ее связь с любовью к Богу и с остальными добродетелями

Любовь к Богу и ближним является главным руководственным началом христианской нравственности и надежным руководителем во всех частных случаях жизни. В заповеди о любви и самоотвержении сокращенно вмещается весь состав заповедей, заключается сущность и исполнение всего Божественного Писания, основание всех наших обязанностей к ближним.

Без самоотверженной любви к Богу и ближнему не может быть истинно-христианской жизни. Любовь должна быть основанием христианской жизни (преп. Макарий Вел. Беседа 3-я, §§1-2. См. Беседы, послания, слова. Изд. 4, стр. 18-19). Чрез любовь христианин достигает Богообщения, ибо одна любовь соединяет нас с Богом, Который есть Любовь (1 Ин.

4:5-8…16). Чем чище, теплее и усерднее любовь, тем ближе христианин к Богу; чем более и усерднее христианин любит Бога и ближнего, тем более уподобляется Богу, соединяется с Богом: ибо “Бог есть любовь и пребывающий в любви пребывает в Боге и Бог в нем” (1 Ин. 4:18).

Истинная христианская любовь есть предвкушение вечной жизни; она здесь начинается, а в вечной жизни совершится. Ибо блаженство вечной жизни есть радость; утешение и блаженство общения любви с Богом и со всеми избранниками Божиими (св. Тихон Задонский. Творен., т. 1, изд. 5. Слово о любви к Богу и ближним, стр. 83-89; сравн. стр. 158. Сравн.

преп. Исаак Сирин. Подвижнические слова. Изд. 3. Слово 18, стр. 76).

Ученика Христова нельзя познать ни по какой другой добродетели, кроме как по любви, как говорит Сам Господь Иисус Христос: “по тому узнают все, что вы ученики Мои, если будете иметь любовь между собою” (Ин. 13:35; см. Преп. Симеона Нового Богослова. Слово 53-е, §2. — Слова, вып. 2. М., 1890, стр. 8).

Таким образом, невозможно спастись иначе, как только чрез ближнего, а именно -через самоотверженную любовь к ближнему (преп. Макарий Вел. Беседа 37-я, §3. См. Беседы, послание и слова. Изд. 4. Тр. Серг. Лавра, 1904, стр. 258): Кто не заботится о ближнем, говорит Златоуст, тот и сам не может спастись (см. И. Златоуст. На 1 Кор. Беседа 25, §4).

Тот не спасет себя, кто не хочет споспешествовать спасению других.

Кто любит брата своего, тот “пребывает во свете,” а кто ненавидит своего брата (т. е. ближнего), тот “находится во тьме, и во тьме ходит, и не знает, куда идет”; “Всякий ненавидящий брата пребывает в смерти и есть человекоубийца” (1 Ин. 2:10-11; 3:14-15).

Любовь к Богу и любовь к ближнему, неразрывно связаны между собой. И “кто говорит: я люблю Бога, а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Наго такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего” (1 Ин. 4:20-21).

О тесной и неразрывной связи любви к Богу и любви к ближним уясняет следующее сравнение, приводимое преп. аввой Дорофеем. Предположим, что мир есть круг, центр его — Бог, а радиусы — пути человеческие. Чем ближе к центру, тем теснее сближаются друг с другом радиусы.

Подобно этому и люди, чем ближе приближаются к Богу любовью, тем более приближаются и друг к другу; и насколько приближаются друг к другу, настолько приближаются и к Богу. И, наоборот, отдаляясь друг от друга, тем самым отдаляются от Бога. “Таково свойство любви: насколько мы находимся вне и не любим Бога, настолько каждый удален от ближнего.

Если же возлюбим Бога, то сколько приближаемся к Богу любовью к Нему, столько соединяемся любовью и с ближним; и сколько соединяемся (любовью) с ближним, столько соединяемся с Богом” (преп. авва Дорофей. Поучение 6-е. О том, чтобы не судить ближнего. См. Душеспасительные поучения. Изд. 10, 1913, стр. 88). “Без любви к ближнему, — говорит преп.

Исаак Сирин, — ум не может просветиться собеседованием с Богом и божественной любовью” (преп. Исаак Сирин. Послание Пресвит. Симеону. Христ. Чтение. 1821, ч. 3, 131).

Тот не верует во Христа, кто не любит Его: тот не любит Его, кто не любит ближнего своего.

Любовь к Богу есть душа истинной любви к ближнему. Враг Бога не может быть другом людей. Как печь без огня не может быть теплой, так и человек, чуждый Бога, не имеющий в себе Бога, не может иметь истинной любви к ближнему.

Основывается же любовь к ближним на любви к Богу, как Первообраз у ближних. Если мы любим Бога, то должны любить и образ Божий — человека, независимо от племени, нации, религии. Необходимо уважать образ Божий в каждом человеке.

И кто бы ни был ближний наш — за него Христос благоволил пролить кровь Свою, за него положил душу Свою. Бог любит всех людей и желает, чтобы все спаслись и в разум истины пришли.

И если мы любим Бога, то должны любить и того, кого Бог любит, потому что когда мы любим кого-то любим и того, кого любимый нами любит. (Свят. Тихон Задонский; срав. проф. Беляев. Любовь Божественная, стр. 402, 404 и 51).

В слове Божием указывается несколько оснований, почему надо любить ближних: естественное основание любви — единство призвания и искупления, общая всем людям бедственная участь на земле, существование добра в душе даже испорченных людей и др.

Бог сотворил всех людей по образу и по подобию Своему и есть общий всем людям Отец, а все люди составляют как бы одно семейство, все между собою братья, как дети одного Отца Небесного.

В христианство же мы еще теснее соединены в Иисусе Христе, Который есть Глава Церкви; верующие в Него составляют одно тело Церкви, а каждый в отдельности есть член одного тела и брат один другому во Христе (Рим. 12:5; 1 Кор. 12:12-17; Еф. 1:22-23; 5:23).

Все это является весьма существенным основанием и побуждением к любви к ближним. Но главным побуждением к любви является то, что Бог Сам всех нас любит столько, что предал Единородного Своего Сына на смерть для нашего спасения, чтобы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную (Ин. 3:16; Рим.

8:32). А если Бог так возлюбил нас, говорит св. апостол, то и мы должны любить друг друга (1 Ин. 4:11). Кто не любит того, кого Бог любит и нам повелел любить, тот не только не может иметь любви к Богу, но и прогневляет Его противлением Его воле (см. свят. Тихон Задонский. Творения, т. 1. Изд. 5. М.

, 1889. Причины почему должны любить ближнего, стр. 88-89; 158; Творения, т. II, §252. См. так же Слово 26-е. О любви к ближним. Сочинения, т. III. М., 1836, стр. 204-206).

Христианская любовь к ближним должна простираться на всех без исключения людей. В притче о милосердном самарянине Господь научает нас благотворить ближним, невзирая на различие национальности, религии, их нравственного достоинства (Лк. 10:29 и далее). Таким образом, ближние наши суть все люди.

Но так как мы не можем вступать в деятельное отношение к чрезвычайно широкому кругу лиц, то в более тесном смысле слова ближние — это тот круг лиц, с которыми мы соприкасаемся и находимся в особенно близких отношениях, по отношению к которым можем проявлять деятельное участие и которым предоставляется случай благотворить друг другу. Тот всегда нам ближний, кто нуждается в нашей помощи.

Такое понятие о ближнем в тесном смысле слова сообщаемся в притче о самарянине (Лк. 10:36-37).

Апостол Павел еще различает любовь к ближнему и любовь “к братьям.” Братьями он называет сродных нам по вере. Следовательно, христиане, в особенности же христиане православные, суть по преимуществу наши ближние, которым по преимуществу мы должны благотворить.

“Будем делать добро всем, а наипаче своим по вере” (Гал. 6:10). Чрез эту преимущественную любовь к братьям по вере мы, по слову апостола, должны учиться любить и всех ближних (1 Фес. 3:12).

В близких отношениях мы находимся также к своим родителям, к находящимся на нашем попечении (напр., к воспитываемым и обучаемым нами), к своему народу, к лицам, сродным по службе или занятию, к жителям одного города или селения и т. д.

Все эти лица по преимуществу наши ближние (проф. М. Олесницкий. Нравственное Богословие, §66, стр. 240-241).

Любовь есть главное творческое начало и созидательная, живительная сила во всех общественных отношениях людей. Существенное свойство любви — любообщительность. Любовь не замыкается в самой себе, но простирает свои действия на все окружающее.

“Как в нас самих любовь есть главная жизненная сила, которая все наши способности (ум, волю, сердце) возбуждает к деятельности, дает ей правильное направление, умножает полноту нашей внутренней жизни, расширяя сердце, расширяя крут нашего бытия и деятельности, от силы и полноты ее в сердце происходит, в душе, чувство довольства, радость: так и вне нас любовь желает созидать благо везде, где только можно, чтобы все проявляло стройность в течении жизни, гармонию в деятельности всех окружающих нас существ, стремящихся к развитию своих сил по законам Творца и к наслаждению жизнью и счастьем. Очевидно, для развития и укрепления в нас любви нужно обширное поле деятельности в кругу подобных нам людей, которым мы бы могли оказывать любовь, делать добро, созидать счастье, чтобы, при общем содействии друг другу удобнее нам устроить и внутреннее и внешнее наше благосостояние, успешнее достигать умственного и нравственного совершенства и высшего нашего назначения — вечного спасения в общении с Богом в Царствии Небесном. Потому-то и суждено нам жить не отдельно каждому, а в обществе, чтобы иметь случай и возможность оказывать добро и тем развивать в себе любовь — источник внутреннего и внешнего благосостояния, наслаждения радостью и миром.”

“Кроме того мы и от природы имеем сочувствие (симпатию) к другим, которое располагает нас к общительности и с другими, и к принятию участия в них.

Этого требует и взаимная польза, потому что без помощи других сами собою мы не можем ни преуспевать в умственном и нравственном совершенстве, ни обезопасить нашей внешней жизни, упрочить наше благосостояние и достигать высшего своего назначения” (еп. Петр. Указание пути ко спасению, §126; стр. 381-382).

И вообще наблюдаемый нравственный прогресс в новой истории человечества есть плод христианского учения о любви к людям. Начало любви является той евангельской закваской, которая бродит в жизни мира и делает свое дело в нравственном усовершенствовании людей и их общественных отношений.

“О коль благополучно жили бы вор, — пишет свят.

Тихон Задонский, — ежели бы друг друга взаимно любили! Не было бы тогда воровства, разбоев, хищения, убийств, насилия, обманов, лукавства, укорения, злословия, поношения, клеветы, насмешки, ругательства; не укрепляемы бы были для сохранения имений (имущества) клети, не потребны были бы сторожа, но нужны были бы замки; но было бы столько плачущих и кровавые слезы проливающих; но слышались б жалобные гласы на небо вопиющих вдовиц, сирот, бедных и беззащитных людей; не отягчены бы были судебные места жалобными челобитчиками; не скиталась бы по улицам и стогнам (площадям) алчущая братия, не тряслись бы от холода и мороза полунагие уды Христовы (т.е. нищие); но были бы наполнены темницы за долги, за векселя и недоимки сидящими узниками; не было бы, наконец, нищего и убогого, но все было бы безопасно, покойно, мирно: все были бы равны. Сея-то ради причины и Господь Бог, отечески жалея о роде человеческом, дал заповедь сию: “возлюби искреннего твоего, якоже самого себя” — О любовь, любовь — союз совершенстве — любовь! Коль многих мы благ лишаемся, когда тебе не имеем!. С тобою все добро и благополучно, а без тебе все худо и неблагополучно” (свт. Тихон Задонский. Творения, т. I. Изд. 5. Плоть и дух. 21. Любовь к ближнему, стр. 158-159).

“Блажен человек, в котором есть любовь Божия, потому что носит он в себе Бога.” “Бог любы есть, и пребываяй в любви в Бозе пребывает” (1 Ин. 4:16). В ком любовь, тот вместе с Богом превыше всего. В ком любовь, тот не боится; потому что “любовь вон изгоняет страх” (ст. 18).

В ком любовь, тот никем никогда не гнушается, малым и великим, славным и бесславным, бедным и богатым: напротив того, сам для всех бывает отребьем; “вся покрывает, вся терпит” (1 Кор. 13:7). В ком любовь, тот ни перед кем не превозносится, не надмевается, ни на кого сам не наговаривает, и от наговаривающих отвращает слух.

В ком любовь, тот не ходит лестью, сам не запинается и брату ноги не запинает. В ком любовь, тот не соперничает, не завидует, но смотрит ненавистным оком, не радуется падению других, не чернит падшего, но соболезнует о нем и принимает в нем участие, не презирает брата в нужде, но заступается и готов умереть за него. В ком любовь, тот исполняет волю Божию, тот ученик Божий.

Ибо Сам благой Владыка наш сказал: “о сем разумеют вси, яко Мои ученицы есте, аще любите друг друга” (Ин. 13:34-35). В ком любовь, тот никогда ничего не присвояет себе, ни о чем не говорит: “это мое”; но все, что ни есть у него, предлагает всем в общее употребление. В ком любовь, тот никого не почитает себе чужим, но все ему свои.

В ком любовь, тот “не раздражается, не гордится,” не воспламеняется гневом, не радуется о неправде, не коснит во лжи, никого не почитает своим врагом, кроме одного диавола. В ком любовь, тот “вся терпит, милосердствует, долготерпит” (1 Кор. 13:4-7). Посему блажен, кто приобрел любовь и с нею переселился к Богу — Бог знает Своих и приимет его на лоно Свое.

Делатель любви будет сожителем Ангелов и со Христом воцарится. Из любви и Бог-Слово снизшел на землю. Любовью отверст нам рай, и всем показан вход на небо. Любовью примирены с Богом мы, которые были Ему врагами. Поэтому справедливо говорим, что “Бог любы есть, и пребываяй в любви в Бозе пребывает.”

Злополучен же и жалок тот, кто далек от любви. Он проводит дни свои в сонном бреду. И кто не станет плакать о том человеке, который далек от Бога, лишен света и живет во тьме? Ибо сказываю вам, братия: в ком нет любви Христовой, тот враг Христу. Не лжив сказавший, что “ненавидящий брата своего человекоубийца есть” (1 Ин.

3:15), “и во тьме ходит” (2:11), удобно уловляется всяким грехом. В ком нет любви, тот скоро раздражается, скоро приходит в гнев, скоро распаляется ненавистью. В ком нет любви, тот радуется о неправде других, не сострадает падающему, не простирает руки к лежащему, не подает совета низложенному, не поддерживает колеблющегося.

В ком нет любви, тот ослеплен умом, тот друг диаволу, тот изобретатель всякого лукавства, тот заводчик ссор, тот друг злоречивых, собеседник наушников, советник обидчиков, наставник завистников, работник гордыни, сосуд высокомерия. Одним словом: кто не приобрел любви, тот орудие противника, блуждает по всякой стезе и не знает, что во тьме ходит” (преп. Ефрем Сирин.

Творения, часть I-я. Серг. Пос., 1907. Слово 1-е. О добродетелях и пороках, §3-4, стр. 5-7).

Толкование на 1 Иоанна 4:7 — толкование отцов церкви

сравнение ссылки стронг комментарии

Толкование на 1 Иоанна 4:7 / 1Ин 4:7

1-е послание Иоанна 4 стих 7 — синодальный текст:

Возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рождён от Бога и знает Бога.

Ст. 7−8 возлюбленнии, возлюбим друг друга: яко любы от Бога есть, и всяк любяй, от Бога рожден есть, и знает Бога. А не любяй, не позна Бога, яко Бог любы есть

От Бога есмы каким образом? — Любовью. Поскольку любовь есть прежде всего Божественная, нравственная сила, которая нас рождает от Бога, нас делает сынами Божьими, нас “обоживает”. Бог есть любовь, поскольку любовь — это боготворческая, нравственная сила, которая “обоживает”.

Трепещет человеческая сущность, человек? — Любовь делает его трепещущим Божественными силами, которые его преображают, возрождают в новую сущность, в новую душу, в новое восприятие, в новую жизнь. Так что в нем все мысли, все чувства и все дела становятся от Бога.

И он знает Бога новым, обновленным путем, реальным и убедительным путем. Только истинное, органическое единение с Богом, которое достигается только рождением от Бога в любви, дает истинное знание о Боге. Если человек не родится от Бога любовью, он не может знать Бога. Тот же, кто не знает Бога, обычно и не признает Его.

Поскольку Бог есть любовь, Он нам дает, нас соединяет любовью и духовным сближением со всем творением, и, прежде всего, с людьми. Кто любит братьев, тот имеет Бога в себе, знает Бога, поскольку рожден от Него.

Кто не любит братьев, тот не имеет Бога, не знает Бога, не видит Божественных, богоподобных сущностей в людях, поскольку не рожден от Бога. Святой Иоанн Богослов благовествует: Возлюбленные! Будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога.

Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь. Итогом, результатом любви является человеческое богорождение и богопознание. Без любви человек не рождается от Бога, не знает Бога, является нечестивым, идолопоклонником.

Источник: Толкование на 1-ое соборное послание святого апостола Иоанна Богослова.

Августин (354−430)

  • возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога
  • Так как любовь — от Него Самого, как говорили те, кого Он сделал не только великими боголюбцами, но и Своими проповедниками.
  • Источник: О дape терпения.

Творит суд и правду тот, кто живет праведно. Живет же праведно тот, кто подчиняется увещаниям Бога. А цель же увещания, то есть то, на что направлено увещание, есть любовь от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры (1 Тим 1:5).

Любовь же эта, как свидетельствует апостол Иоанн, от Бога.

Источник: О граде Божием 17.4.

Феофилакт Болгарский (~1078−~1107)

Ст. 7−10 возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога. Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь.

Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь через Него.

В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши

Выше апостол показал, с кем нужно обращаться и с кем не нужно; теперь как бы прилагает печать к сказанному: посему-то узнаем, кто имеет Духа истины, и кто — духа заблуждения, лжепророчества. Затем опять начинает речь о любви. Показав, что нужно любить некоторых, именно единонравных, возвращается к тому, что говорил в начале.

Говорит, что любовь и любящий от Бога, что любящий, и один только он, рожден от Бога и знает Бога, а не имеющий любви не знает и Бога. Отчего же тот, кто не любит, не познает Бога? Это подтверждает следующим образом. Бог есть любовь.

Это видно из того, что Он Сына Своего Единородного послал в мир, чтобы Он доставил нам истинную жизнь и мы ожили чрез Него. Ибо как благостью называется Бог потому, что по благости создал мир мысленный и чувственный, так, из любви к нам послав Единородного Сына Своего в мир, показал чрез сие, что Он есть и любовь.

Посему и прибавляет: в том любовь, то есть сим и доказывается, что Бог есть любовь.

Потом, показывая превосходство любви Божией, говорит: Бог сделал это, то есть предал за нас Собственного Сына Своего, не потому, что мы любили Его, но первый начал благодетельствовать нам по любви и послал Сына Своего, и не только послал, но и собственной Его кровью соделал очищение наших грехов.

Если же, говорит, Бог так возлюбил нас, хотя мы отнюдь не одинаковой с Ним природы, то гораздо более мы должны любить, любить сродных нам, и, узнав превосходство любви, оказывать ее другим. Ибо как виновен тот, кто не избирает достойное избрания, так похвала принадлежит тем, которые любят достойных любви, потому что они возлюблены. Мы же, расположив себя так, имеем то и другое: мы и любимы, потому что нас любит и воспринял к себе (в дети) Бог; мы и возлюблены, потому что любим ближних.

Источник: Толкование на 1-ое послание святого апостола Иоанна.

Дидим Слепец (~312−398)

  1. возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога
  2. Как вызывает упрек и порицание тот, кто не избирает то, что следует избирать, не любит то, что следует любить, так стремятся к похвале любящие достойных и тех, кого следует любить.
  3. Источник: На 1-е послание Иоанна.

Михаил (Лузин) (1830−1887)

возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога

Возлюбленные (1 Ин. 4:1; 1 Ин. 3:2, 21), чтобы охранить себя от обольстителей и их заблуждения и привлечь на себя все дары милости Божией, будем любить друг друга (1 Ин. 3:23), конечно не словом или языком, но делом и истиною (1 Ин. 3:18).

— Ибо любовь — от Бога: она не от мира, но божественного происхождения. Преданные миру не могут иметь истинной любви друг к другу, они не понимают истинной любви, ибо истинная любовь есть высочайшее свойство, Божественное, а душевный человек вообще не понимает того, что происходит от Духа Божия (1 Кор.

2:14). И так как любовь происходит от Бога, а мир по существу своему не понимает истинной любви, то имеющий истинную любовь в сердце к брату своему рожден от Бога, возрожден Духом Святым (1 Ин. 2:29; 1 Ин. 3:9), есть чадо Божие (1 Ин.

3:1) и знает Его, не верою только и созерцанием духовным, но и чувством, наслаждаясь даром благодатной любви.

Источник: Толковый Апостол.

Евсевий (Орлинский) (1806−1883)

Возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога

Святой Богослов, сказав прежде (ст. 4), что верующие во Христа — от Бога, т. е. возрождены Богом, — теперь призывает их к богоподобной жизни, свидетельствуемой искреннею любовью к ближним, говоря: Возлюбленные! будем любить друг друга; потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога.

Как бы так учит: Возлюбленные! сказал я вам, что вы от Бога, и победили козни лжеучителей: пребудем же в единении с Богом, будем покорны Духу Божию, — будем любить друг друга, ибо любовь от Бога. — Любовь от Бога, а не от мира.

Преданные миру, раболепствуя своим чувственным пожеланиям и порочным страстям, не могут иметь истинной любви друг к другу, не имея любви к Богу; а любви ко врагам и оскорбителям они не понимают. Живущим по духу мира обычны — недоброжелательство, ненависть, вражда, мщение.

Но истинная любовь к другим свойственна только живущим по Духу Божию, — эта любовь изливается в сердца наши Духом Святым (Рим. 5:5); истинная любовь есть свойство Божеское, ибо существо Божие, как полнота совершенств, есть вечная всесовершенная любовь. Бог есть любовь.

И всякий любящий рожден от Бога и знает Бога.

Кто питает в душе истинную любовь к ближним и обнаруживает ее делами любви: тот показывает чрез это, что он возрожден Духом Божиим, что он сын Божий, имеет благодатную жизнь от Бога и знает Бога не верою только и созерцанием, но и чувством, наслаждаясь даром благодатной любви.

Любовь есть превосходнейший дар Духа Божия: она соединяет человека с ближними, с Богом и с Ангелами. Любовь, как Божественный дар, отражающий в человеке свойство Божеской любви и благости, делает человека богоподобным. Святая любовь и на земле дает человеку предвкушать блаженство будущей жизни в единении с Богом и Его Святыми.

Источник: Беседы на первое Соборное Послание святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова.

Лопухин А.П. (1852−1904)

Ст. 7−10 возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога. Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь.

Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь через Него.

В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши

Раскрыв учение об истинном исповедании веры в воплотившегося Сына Божия и указав источник этого исповедания в Боге (ст. 2) в противоположность лжеучению лжепророков и антихристов, Апостол теперь показывает, что и вторая половина Божественной «заповеди» (1 Ин. 2:23) — любовь к ближним, способность любить их, происходит также от Бога.

Уясняя понятие любви, Апостол ставит ее в связь со знанием: подобно тому, как познание чего-либо предполагает некоторое родство познающего с познаваемым, и чем выше в нас расположение и интерес к предмету познания, почему еще древние говорили, что подобное познается подобным, — так подобное явление имеет место и в религиозной жизни, и в религиозном познании.

Здесь, где только имеет место истинная любовь, там она образует нечто пришедшее к людям от Бога; кто любит, тому Бог открылся, следовательно, он знает Бога; рожденный от Бога (1 Ин. 2:29; 1 Ин. 3:9) и будучи чадом Бога (1 Ин. 3:1); любящий знает Бога не только верою, но и непосредственным внутренним чувством.

Напротив, не любящий ближнего, тем более враждующий с ним (1 Ин. 3:15), как человек душевный и не понимающий того, что происходит от Духа Божия (1 Кор.2:14), неизбежно чужд правильного познания о Боге — потому что Бог есть любовь ό θείς αγάπη εστίν (ст. 8).

Это — без сомнения, самое полное и самое глубокое определение нравственной природы Бога, и богословие никогда не могло создать более высокого и более отвечающего христианскому понятию о нравственном существе Бога определения, как это определение апостола любви. Св.

Григорий Богослов говорит: «Если бы у нас кто спросил: что мы чествуем и чему поклоняемся? Ответ готов: мы чтим любовь. Ибо, по изречению Св. Духа, Бог наш есть любовь, и наименование это благоугоднее Богу всякого другого имени» (сл. XXIII).

Но, возвещая учение о Боге, как о любви, Апостол имеет дело не с отвлеченною доктриною, а с действительным событием величайшей всемирно-исторической важности: с неизмеримым в своем значении событием посольства Богом в мир Единородного Сына Своего и принесенными Им на землю неоцененными благами жизни вечной (ст. 9).

В этом именно открылась недомыслимая Любовь Божия к миру и человечеству (ст. 9; ср. 1 Ин. 3:16), и особенное величие этой любви видно из того, что она дарована была грешным людям без всякой с их стороны заслуги, напротив, при наличности тяжкой и многоразличной виновности их пред Богом (ст. 10; см. Рим 5:8; Рим. 8:32).

Таким образом, источник любви заключается не в человеке, а в Боге.

«Как благостью называется потому, что по благости создал мир мысленный и чувственный, так из любви к нам послав Единородного Сына Своего в мир, показал через сие, что Он есть и любовь» (блаж. Феофил.).

Источник: Толковая Библия.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *