О петровском посте — богослов

Пост святых апостолов Петра и Павла

О Петровском посте - Богослов

Петров пост (Апостольский пост, Петровка) — это один из четырёх многодневных годовых постов, который установлен в честь святых апостолов Петра и Павла, постившихся с целью приготовления себя к евангельской проповеди (Деян. 13, 3).

Петров пост начинается через неделю после Троицы и, в отличие от всех прочих многодневных постов, имеет различный период по продолжительности: от 8 до 42 дней, в зависимости от пасхального цикла.

Заканчивается он всегда в день памяти Петра и Павла, 12 июля (29 июня ст. ст.).

Петров пост в 2021 году: 28 июня — 11 июля

Содержание

История установления Петрова поста

Петров пост был установлен в самые первые века христианства. Об этом свидетельствуют Апостольские постановления и «Апостольское предание» святого Ипполита Римского (III век). С IV века упоминания отцов Церкви об апостольском посте встречаются всё более часто.

О нем писали свт. Афанасий Великий и Амвросий Медиоланский, а в V веке — свт. Лев Великий и Феодорит Кирский. Особенно Петров пост утвердился, когда в Константинополе и Риме были построены храмы во имя первоверховных апостолов Петра и Павла (ок.

324 года).

О Петровском посте - БогословАпостолы Петр и Павел. Одна из древнейших русских икон, вторая половина XI века

Освящение константинопольского храма совершилось в день памяти апостолов 29 июня (12 июля по новому стилю), и с тех пор этот день стал особенно торжественным и на Востоке, и на Западе. В Православной Церкви вошло в обычай приготовление благочестивых христиан к этому празднику постом и молитвой.

Устав трапезы в Петров пост

По степени воздержания, Петров пост не является таким строгим, как Великий или Успенский. Повседневный устав о трапезе предписывает следующий порядок:

  • по вторникам, четвергам, субботам и воскресным дням — пища с растительным маслом и рыбой;
  • в понедельник — горячая пища без масла;
  • в среду и в пятницу — сухоядение;
  • если в понедельник, среду или пятницу случится празднество, то позволяется горячая пища с маслом или горячая пища без масла (в настольном календаре есть указания на каждый день).

О Петровском посте - БогословВ Петров пост по уставу часто дозволяется вкушать рыбу

Сам день праздника в честь святых апостолов Петра и Павла не является частью поста, однако если праздничный день выпадает на среду или пятницу, он также остается постным. В таком случае лишь послабляется (по сравнению с уставной для среды и пятницы в период летнего «мясоеда») степень строгости поста: на трапезе позволяется употребление растительного масла, рыбы и вина.

Богослужение в Петров пост

Устав о богослужении (аллилуйные службы с земными поклонами) соответствует чину Великого Поста. Повседневные службы совершаются по Октаю и Минее, нарочитых песнопений, соответствующих теме поста, не указано.

Народные традиции Петровки

Православные христиане на Руси постились по церковному Уставу, поэтому много традиций Петрова поста было связано с кулинарией. В народе Петров пост звали «петровка-голодовка»: в начале лета от прошлого урожая уже мало что оставалось, а до нового еще далеко. 

О Петровском посте - БогословЛубок Павла Варунина

В среду и пятницу готовили летние постные блюда: окрошки, постные щи, грибную икру, ботвиньи из молодой зелени и множество других блюд.

О Петровском посте - БогословО Петровском посте - Богослов

В праздничные дни Петрова поста хозяйки часто пекли особые пироги — рыбники. Рыбу запекали в тесте прямо целиком, пирог был открытым.

Святые отцы о посте

Рассуждая о пользе постнического воздержания, святые отцы называют «разумный и умеренный пост основанием, опорой и главою всех добродетелей» (Цветник священноинока Дорофея).

Ум постящегося бывает храмом Духа Святаго, а ум чревоугодника — жилищем демонов (Митерикон).

Посты установлены для просвещения души и усмирения плоти, с помощью поста учимся побеждать свои греховные страсти — и душевные, и телесные, которые имеем от природы и которые возбуждают в нас враги наши — лукавые демоны.

Св. Евангелие также свидетельствует о том, что для борьбы с падшими духами предписаны нам упражнения в посте и молитве:

Сей же род (то есть род демонов) изгоняется только молитвою и постом (Мф. 17, 21).

«Должно особенно поститься тем, кто находится во власти демонов, и тем, кто имеет намерение исцелять от них. Молитва же бывает истинною тогда, когда она соединена не с пьянством, а с постом. Обрати внимание и на то, что каждая вера есть зерно горчичное.

Оно считается ничтожным, но, если случается добрая земля, оно развивается в дерево, на котором вьют гнезда птицы небесные, то есть мысли, парящие ввысь. Поэтому, кто имеет теплую веру, тот может сказать этой горе, то есть демону: перейди. Ибо Господь показал демона исходящего» (Бл.

Феофилакт Болгарский).

Период проповеднической деятельности св. ап. Петра тесно переплетается с борьбой его против известного римского чародея — Симона-волхва, который, превратно понимая суть евангельской проповеди, принял было святое крещение (Деян. 8, 13), но впоследствии предался еще большей погибели, т.к.

не изменил своего гордого и сребролюбивого нрава, не отстал и от прежних волхований. Помышлял он также и небесные дары Божии употреблять в своекорыстных целях, что явилось для него сугубым грехом перед Богом и здесь, по свидетельству Св. Писания, св. ап.

Петр строго обличил его коварство и лицемерие:

«Симон же, увидев, чрез возложение рук апостольских подается Дух Святый, принес им деньги, говоря: дайте и мне власть сию, чтобы тот, на кого я возложу руки, получал Духа Святого.

Но Петр сказал ему: серебро твое да будет в погибель с тобою, потому что ты помыслил дар Божий получить за деньги; нет тебе в сем части и жребия, ибо сердце твое не право пред Богом; итак, покайся в сем грехе твоем и молись Богу: может быть, отпустится тебе помысл сердца твоего; ибо вижу тебя исполненного горькой желчи и в узах неправды» (Деян. 8, 18-23).

Подробную историю о противостоянии нечестивого Симона и св. ап. Петра находим в Лицевом своде царя Иоанна Грозного, где описанию соответствующих событий посвящается отдельное слово о Симоне волхве («Всемирная история», кн. 3-я, стр. 691-706).

«В царствование того Нерона пришел некто, Симон по имени, египтянин, волхв, творя видения многие, и назывался Христом. Слышал же Петр апостол о нем, и пришел в Рим. Когда он шел в Рим через Антиохию Великую, прилучилось умереть Евводу, епископу и патриарху Антиохийского града.

И принял чин епископский Игнатий, и святой Петр повиновался. Случилось умереть в те годы Марку апостолу в Великой Александрии, епископу бывшему там и патриархом. И принял от него епископство Аниан, ученик его, как Феофил написал. Поспешил же апостол Петр в Рим.

И узнал, где пребывает Симон волхв, и пошел к нему; и обрел пса великого у врат его, цепями привязанного. Симон его из-за прихода Петра привязал, и приказал, чтобы не входили к нему, если только не повелит Симон. И сей обнюхивал хотящих войти к Симону.

Петр же увидел пса, такого великого и страшного, и узнал от стоящих пред вратами, что, если не повелит Симон псу, то не даст войти сей пес никому; но, наскочив, пес умерщвляет всякого входящего. Петр же взял пса за цепь, отвязал его и сказал ему: «Иди к Симону и скажи ему человеческим голосом: Петр, раб Бога Вышнего, войти хочет».

Пес же пошел; и прибежал, когда тот учил некоего волшебным прелестям, и, став посредине, человеческим голосом глаголал к Симону: «Петр, раб Бога Вышнего, прийти хочет к тебе».

Они же, слыша пса, глаголющего человеческим голосом, удивились, глаголя: «Что есть этот Петр, или какова сила его, о котором глаголет пес? Как (он) сделал пса человеческим голосом (говорящим), сотворив его послом?» И сказал Симон к стоящим и дивящимся Петру: «Человек сей пусть вас не устрашает.

Ибо, вот и я велю ему тем же человеческим голосом ответ творить». И сказал Симон псу: «Велю тебе, иди и скажи Петру человеческим голосом: Симон тебе говорит, приди и войди». И пришел к Симону Петр. И боролся с Симоном Египетским Петр, когда творил он чудеса. И одолел Петр Симона волхва, и творил исцеления, и веровали Петру многие и крестились. И поэтому в Риме мятеж великий восстал и буря из-за Симона; и творили чудеса (оба).

О Петровском посте - БогословО Симоне волхве. Миниатюра из Лицевого летописного свода

И услышав о мятеже, Агриппа-епарх поведал царю Нерону, говоря: «Есть некие в сем городе, чудеса творящие друг против друга. Один нарицает себя самим Христом, а другой глаголет, что (тот) не Христос, но волхв, ибо я — Христов ученик». И тогда царь Нерон повелел привести пред собой Симона волхва и Петра, и Пилата привести из темницы.

И введены были к царю, и вопросил Симона Нерон: «Ты ли Христос?» Он же сказал: «Я». И сказал Петр: «Это не Христос. Ибо я — Его ученик и при мне на небеса взошел». И после этого призвал Пилата и спросил его о Симоне: «Сей ли Тот, Кого предал ты на распятие?» И, приступив, Пилат сказал: «Это не Христос».

Также и о Петре вопросил его: «А сего знаешь ли, ученик ли Его есть»? Он же сказал: «Истинно. И ввели его ко мне иудеи как ученика Его, и отвергся (он), говоря – я не ученик Его. И отпустил (я) его». И тогда Нерон и Симона, как солгавшего, нарекшись Христом, которым он не был, а также и Петра, обличенного Пилатом, как отвергшегося от Христа, повелел изгнать.

И изгнаны были из дворца. И пребывали в Риме, творя чудеса друг против друга.

Симон же повелел привести быка великого и сказал (нечто) в ухо быку, и тотчас умер бык. И чудно было (это). Петр же, молитву сотворив, пред всеми сделал ожившим быка, что было большим чудом. Симон же, понимая, что Петр препирает его Писанием и Божьим словом, испытанию быть (другому) захотел.

Ушел со многим срамом, побежденный, ибо был скверный многоумелец диявольским деяниям, неумелец же духовному учению. Ибо был научен волхованию и козням сатанинским, как никто иной до него.

Не сомневался, так как (был) диавольским зломышлением и злодеяниями славен, ибо кумиров творил, и в огне валяясь, не обжигался, по воздуху летал из каменья хлебы творил, змеем бывал и в золото превращался, двери затворенные и запертые отворял, и железные узы сокрушал; на вечерях идолов, всякие страсти представляющих, творил, и сосудам, сущим в доме, самим носиться на службу творил, как бы кому-то носящему их, невидимому; тени многие пред собою устраивал, глаголя, что это души умерших. Многие же как отравителя и прелестника его обличить пытались, но изменяли (это мнение) после празднеств, когда, волов заклав и напитав их различно, так, что невозможно (было) исцелиться, в (то же) беснование прелагались. И иное множайшее творил при помощи служащих ему бесов, и с их помощью не только себя в иные образы человеческие и скотские преображал, (но) что хотел, то и творил.

И некогда искал его кесарь, (чтобы схватить) как волшебника; и чтобы избежать этого, облик свой переложил на Фафста (Фавста) ученика Петрова. И в таком образе (тот) пришел к Петру, гоним будучи всеми, из-за такого непреподобного вида, в который был обличен.

Воззрел же Петр на него и увидел его в печали и слезами одержимого, и сказал: «Симоном волхвом, Фавст, изменение твое было (сделано), ибо кесарь его ищет; (он же) убоялся и убежал, свой образ на тебя возложив, чтобы тебе быть пойманному и убитому, и скорбь великую нам, и печаль сотворить.

Читайте также:  О расслабленном - богослов

Но Бог (этого) людей соблазнителя и врага истине изменит; и изменит тебя от Симонова образа, и первый (образ) тебе подаст вскоре». И вдруг со словами (этими) так и стало, всем нам видящим (это). Такое и тому подобное насылать, (как) говорит Климент, (был) обучен и творил в Сирии.

И в Риме же, по изгнании от лица Неронова, как и прежде речено было и написано в Деяниях святых апостолов.

Петр апостол молитвою своею уморил Симона волхва, хотящего вознестись. Ибо сказал Симон Петру: «Ты глаголешь, что Христос, Бог твой, вознесся на небеса. И вот, я возношусь». И увидел Петр его, возвышающегося в воздух (действием) волхования своего, посреди града Рима. И помолился Петр, и тотчас упал Симон волхв на землю посреди дороги, и разбился, и умер.

И кости его лежат и до ныне там, где он пал. Место же, принявшее мерзкое и скверное тело, существует с тех пор, и окрест его ограждение каменное, и слывет как «место Симона». Об этом в Апостольский постановлениях великий Петр так глаголет: «Начало же новых еретиков было от Симона волхва.

Тот в Сирии многое сотворил недостойное, и, в Рим придя, во многом церковь извратил волшебством и дьявольскою хитростью, и деяниями.

Ибо в Кесарии Стратонской со мной, Петром, беседовал, желая развратить Слово Божие, и с бывшими со мною святыми чадами, Закхеем, когда-то бывшим мытарем, и Варнавой, и Акилой, братом Климента, римлянина, учившегося у Павла, соапостольника нашего и содетельника, о Евангелии, то есть о Благовестии.

Трижды с ним о пророческих словесах о нем с ним прелся, и о Божием единоначалии; и победил его силою Господа нашего Исуса Христа, и в безгласие ввел, и бежать его в Италию заставил. Бывшему же ему, как сказано, в Риме, во многом церковь возмутил и многих обратил, к себе привлекая. Язычники же дивились волхованию, и козням, и бесовским деяниям.

Тогда некогда в полдень, войдя в театр, Симон сказал: «На воздух поднимусь», перед всеми, дивящимися о сем.

Я, Петр, про себя молился; когда он поднимался, бесами летящими несомый по воздуху, и говорил: «На небеса должен я взойти, оттуда же людям благо подать», народ же восхвалял его как бога, простер и я руки на высоту, и помолился Богу: «Да низринется губитель, и сила его да разрушится».

И тогда (я) сказал Симону: «Если я — апостол Исуса Христа, а не льстец, как ты, Симон, повелеваю неприязненным силам, да перестанут тебя держать!» И когда я сказал это, и тотчас низпал (он) с шумом великим и разбился. И возопил народ: «Един Бог, коего Петр проповедует»! Так разрушилась впервые Симонова ересь в Риме и большую угасила. Того ради тот день субботний особым именуют римляне, ибо это была та суббота, в которую и молитва, и пост верным. Обычай есть, что молится церковь о своем дидаскале (учителе), трудящимся и печалующемся; так в Деяниях святых апостолов написано, что молитва бывает прилежная в церкви Петра ради, так как в тот день субботний свершилась Христова победа и низпал антихрист Симон».

Услышал же Нерон-царь, что умер Симон из-за Петра; и взят был Петр тогда. И передал, и поставил в епископство Римское Аина (Лина) по имени, из учеников его. И последовал ему, когда его взяли.

Петр же сам был телом среднего роста, с короткими волосами, весь седой, и с главою, и с бородою белою, бледный, с припухшими очами, с красивой бородой, долгоносый, бровистый, невысокий, мудрый, вспыльчив, но скоро отходчив, ясен, беседу вел (как бы) Святым Духом и чудеса творил.

И повелел Нерон распять Петра. Петр же умолил епарха, чтобы не прямо во весь рост распятому ему быть, как и Господу, но стремглав (вниз головой). Сего ради распялся Петр так, как изволил, и это было от многого (его) смирения.

И был после Петра епископом в Риме Лин, как Евсевий Памфил пишет. Петр же апостол муки принял, будучи распят стремглав, ибо сам апостол заклинал епарха: «Да не как Господь мой распят буду».

И скончался святой Петр в консульство Прониана».

О Петровском посте - БогословСвятые апостолы Петр и Павел

Святии славнии верховнии апостоли Петре и Павле, молите Бога о нас.

Апостольский (Петров) пост

В начало

О Петровском посте - Богослов

История установления Апостольского поста.

Апостольский пост был установлен в самые первые века христианства. Об этом свидетельствуют Апостольские постановления:
«Отпраздновав пятидесятницу, празднуйте одну седмицу; а после нее одну седмицу поститесь; ибо справедливо, чтобы вы и веселились о даре Божием и постились после послабления» (книга 5-я, ст. 20)

Почему Апостольский пост следует за днем Пятидесятницы?

Мы не постимся в Пятидесятницу, потому что в эти дни Господь пребывал с нами. Не постимся, потому что Он Сам сказал: «можете ли заставить сынов чертога брачного поститься, когда с ними жених?» (Лк. 5, 34). Общение с Господом есть как бы пища для христианина. Итак, во время Пятидесятницы мы питаемся Господом, с нами обращающимся.


«После продолжительного праздника Пятидесятницы пост особенно необходим, чтобы подвигом его очистить нам мысли и соделаться достойными даров Святого Духа, — пишет святитель Лев Великий.

За настоящим празднеством, которое Дух Святой освятил Своим сошествием, обыкновенно следует всенародный пост, благодетельно установленный для врачевания души и тела, и потому требующий, чтобы мы провождали его с должным благоволением.

Ибо мы не сомневаемся, что после того, как апостолы исполнились обетованною свыше силой, и Дух истины вселился в сердца их, между прочими тайнами небесного учения, по внушению Утешителя, преподано также учение и о духовном воздержании, чтобы сердца, очищаясь постом, делались способнейшими к принятию благодатных дарований, …нельзя сражаться с предстоящими усилиями гонителей и яростными угрозами нечестивых в изнеженном теле и утучненной плоти, поскольку то, что услаждает нашего внешнего человека, разрушает внутреннего, и напротив, разумная душа тем больше очищается, чем больше умертвляется плоть.»

Сколько длится Апостольский пост.

Апостольский пост зависит от того, рано или поздно бывает Пасха, и потому продолжительность его различна. Он всегда начинается с окончанием Триоди, или после недели Пятидесятницы, и прекращается 12 июля (29 июня по ст. стилю), если праздник святых апостолов Петра и Павла будет не в среду и не в пятницу.

В 2020 году Апостольский пост длится с 15 июня по 11 июля. Самый продолжительный пост заключает в себе шесть недель, а самый короткий – неделю и один день.

Антиохийский патриарх Феодор Вальсамон (XII век) говорит: «За семь дней и больше до праздника Петра и Павла все верные, то есть мирские и монахи, обязаны поститься, а непостящиеся да будут отлучены от сообщения православных христиан».

Почему Апостольский пост также называется Петров пост?

Петров пост установлен в память о святых апостолах Петре и Павле, которые постились, готовя себя для проповеди Евангелия (Деян. 13:3). А именовать пост «петропавловским» просто неудобно — слишком громоздко; так уж получилось, что называя имена апостолов, мы произносим имя Петра первым.

Какие особенности питания в Апостольский пост?

По Типикону в Апостольский пост во вторник и четверг рыбу мы не едим, но только вкушаем варёную пищу с маслом и выпиваем вина (естественно, «сухого» и в самом умеренном количестве). В понедельник, среду и пятницу до трёх часов дня не едим вовсе, а затем вкушаем сырые овощи, фрукты и хлеб (сухоядение), да и то не досыта. В субботу и воскресение разрешается рыба.

Если в понедельник, вторник и четверг служится славословная служба, то разрешается варёная пища с елеем, рыба и вино. Если славословная служба приходится на среду или пятницу – рыба не разрешается, но только варёная пища с елеем. Если же на среду или пятницу приходится служба бденная, то разрешается и рыба.

Кроме того, рыба разрешается и в дни храмовых праздников, на какой бы они не пришлись день.

Есть ли отличия по характеру питания во время поста для священнослужителей, монахов, мирян?

Православный устав (Типикон) не разделяется на монашеский и мирской и обязателен для выполнения всем верным чадам Православной Церкви. Освобождаются от телесного поста только чревоносящие и кормящие женщины, дети, и серьезно больные.

Богослужение в Апостольский пост.

Устав о богослужении (аллилуйные службы с земными поклонами) соответствует чину Великого Поста. Повседневные службы совершаются по Октаю и Минее, нарочитых песнопений, соответствующих теме поста, не указано.

Королевская трапеза на Петров пост

протоиерей Андрей Ткачев

источник: andreytkachev.com О Петровском посте - Богослов

     Богато постами Православие. Слава Богу! Исполнять бы. Но и с исполнением есть вопросы. Что главное в этом – апостольском — посту? Вот Великий пост есть десятина дней года, то есть попытка саму жизнь принести на алтарь. И еще это – приготовление к Пасхе, подобие добровольного распятия ради последующей Пасхальной благодати. А что такое Петров пост?

     Исторически он – «компенсаторный», то есть такой, который необходим для людей, не понесших благую тяготу Четыредесятницы. Болел человек или был в далеком путешествии, к примеру. Тогда, насладившись праздниками и дожив до окончания Пятидесятницы, он должен свою десятину Богу принести. Такова внутренняя история возникновения Петрова поста.

     Потом со временем, по законам цветения и разрастания жизни, это первичное семя обрастает дополнительными смыслами. И вот мы уже можем слышать о том, что Петров пост установлен в подражание Христовым ученикам. Те, отправляясь на всемирную проповедь, укреплялись молитвой и постом, и мы должны брать в руки оба вида духовного оружия и воевать по мере сил.

     Это распространенное толкование мне нравится. Только не очень нравятся вопросы «что можно есть?» И рецепты постных блюд мне нравятся, только если их не чересчур много, и если они не залазят на главное место в сознании, как некое тонкое воцарение чревоугодия над якобы постящимся человеком.

Читайте также:  Вознесение господне - богослов

     Лето на дворе. Овощей надо есть побольше, зелени. Сама природа к легкости зовет. Но важно не забывать, что человек одним хлебом, то есть земной пищей, жив быть не может. Он живет полноценно, если кроме хлеба вкушает «всякий глагол, исходящий из уст Божиих». Что же вкушать в дни апостольского поста?

     А не подсказывает ли нам само имя поста и праздника, которым он заканчивается, в каких книгах нам лучше всего упражняться в это время?

     Четырнадцать Павловых посланий, два соборных послания Петра, и книга Деяний апостолов, в которой Петр и Павел – главные действующие лица – вот ответ на вопрос «что будем есть в петровском посту?» Семнадцать кушаний. Это не просто накрытый стол.

Это – королевская трапеза с четырьмя или пятью переменами блюд

     Мистический страх перед наличием в печенье сухого молока у нас в крови есть. А любви к уединению с открытой Библией перед глазами у нас в крови нет. Эту любовь нужно поселить в нашей крови, ее нужно воспитать и укоренить в самых глубинах нашего духовного организма. Это – всецерковная задача. И мы даже представить не можем, сколько благ отсюда в будущем может родиться.

     Можно читать по чуть-чуть. Например, встать утром, прочесть два абзаца и потом размышлять о прочитанном по дороге на метро или автобус. Можно носить маленькие издания Нового Завета с собой, и в удобное время давать пищу уму и сердцу радость.

     Молодые люди, те, что родились в наушниках и прекрасно разбираются в современной технике (старшим это тяжко дается) могут скачать на портативные устройства Псалтирь или апостольские послания и слушать их, когда хочешь.

     Вот так увидишь на улице молодого человека в наушниках, подумаешь, что он, вероятно, какую-то «кислоту» слушает, и забурчишь под нос по привычке. А он в это время назидается толкованием на послание апостола Павла к Колоссянам. Чудеса!

     Так или иначе, по чуть-чуть или большими кусками, регулярно или от случая к случаю, вслух или про себя, мы все обязаны читать Священное Писание. Цель занятия им – «да совершен будет Божий человек, на всякое дело благое приготовлен».

     Мы знаем Петра и Павла по именам. Но очень малое число людей чувствует их близость к себе. Когда же читает вдумчиво человек писания апостольские, то сам пламенеющий дух учеников Господних, приближаясь, согревает дух человеческий. Они, апостолы, должны быть родными нам. Родство это обретается на пути трудолюбивого и постоянного изучения их писаний.

  •      Ну а подлинным плодом хорошо проведенного петровского поста должно быть чувство сыновней близости к тем, которых зовут Камень (Петр) и Маленький (Павел). Вот как запоют на службе:
  • «Петре и Павле, от Рима сошедшеся, утвердите нас»,
  • «От Рима сошедшеся, утвердите нас».

то стоящий в храме человек вдруг и почувствует, что сердце его знает этих людей. И он тогда повторит за хором:

Петров пост

Если у человека спросить: «Как ты думаешь, какой самый страшный грех?» – один назовет убийство, другой воровство, третий подлость, четвертый предательство. На самом деле самый страшный грех – это неверие, а уж оно рождает и подлость, и предательство, и прелюбодеяние, и воровство, и убийство, и что угодно.

Грех не есть проступок; проступок является следствием греха, как кашель – это не болезнь, а ее следствие. Очень часто бывает, что человек никого не убил, не ограбил, не сотворил какой-то подлости и поэтому думает о себе хорошо, но он не знает, что его грех хуже, чем убийство, и хуже, чем воровство, потому что он в своей жизни проходит мимо самого главного.

Неверие – это состояние души, когда человек не чувствует Бога. Оно связано с неблагодарностью Богу, и им заражены не только люди, полностью отрицающие бытие Божие, но и каждый из нас. Как всякий смертный грех, неверие ослепляет человека. Если кого-то спросить, допустим, о высшей математике, он скажет: «Это не моя тема, я в этом ничего не понимаю».

Если спросить о кулинарии, он скажет: «Я даже суп не умею варить, это не в моей компетенции». Но когда речь заходит о вере, тут все имеют собственное мнение. Один заявляет: я считаю так; другой: я считаю так. Один говорит: посты соблюдать не надо. А другой: моя бабушка была верующей и она вот так делала, поэтому надо делать так.

И все берутся судить и рядить, хотя в большинстве случаев ничего в этом не понимают.

Почему, когда вопросы касаются веры, каждый стремится обязательно высказать свое дурацкое мнение? Почему в этих вопросах люди вдруг становятся специалистами? Почему они уверены, что все здесь понимают, все знают? Потому что каждый считает, что он верует в той самой степени, в которой необходимо. На самом деле это совершенно не так, и это очень легко проверить.

В Евангелии сказано: «Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет». Если этого не наблюдается, значит, нет веры даже с горчичное зерно. Так как человек ослеплен, то он считает, что верует достаточно, а на самом деле он не может совершить даже такой пустяк, как сдвинуть гору, которую и без веры сдвинуть можно.

И из-за маловерия происходят все наши беды.

Когда Господь шел по водам, Петр, который никого на свете не любил так, как Христа, захотел прийти к Нему и сказал: «Повели мне, и я пойду к Тебе». Господь говорит: «Иди».

И Петр также пошел по водам, но на секунду испугался, усомнился и стал тонуть и воскликнул: «Господи, спаси меня, я погибаю!» Сначала он собрал всю свою веру и, на сколько ее хватило, на столько он и прошел, а потом, когда «запас» иссяк, стал тонуть.

Вот так же и мы. Кто из нас не знает, что Бог есть? Все знают. Кто не знает, что Бог слышит наши молитвы? Все знают. Бог всеведущ, и, где бы мы ни были, Он слышит все слова, которые мы произносим. Мы знаем, что Господь благ.

Даже в сегодняшнем Евангелии есть подтверждение этому, и вся наша жизнь показывает, как Он к нам милостив. Господь Иисус Христос говорит, что, если наше дитя просит хлеба, неужели мы дадим ему камень или, если просит рыбу, дадим ему змею. Кто из нас может так поступить? Никто.

А ведь мы люди злые. Неужели это может совершить Господь, Который благ?

Тем не менее мы все время ропщем, все время стонем, все время то с одним не согласны, то с другим. Господь нам говорит, что путь в Царствие Небесное лежит через многие страдания, а мы не верим.

Нам все хочется быть здоровыми, счастливыми, мы все хотим на земле хорошо устроиться.

Господь говорит, что только тот, кто пойдет за Ним и возьмет свой крест, достигнет Царствия Небесного, а нам это опять не подходит, мы снова настаиваем на своем, хотя считаем себя верующими.

Чисто теоретически мы знаем, что в Евангелии содержится истина, однако вся наша жизнь идет против нее. И часто нет у нас страха Божия, потому что мы забываем, что Господь всегда рядом, всегда на нас смотрит. Поэтому мы так легко грешим, легко осуждаем, легко человеку можем пожелать зла, легко им пренебречь, оскорбить его, обидеть.

Теоретически нам известно, что есть вездесущий Бог, но наше сердце далеко отстоит от Него, мы Его не чувствуем, нам кажется, что Бог где-то там, в бесконечном космосе, и Он нас не видит и не знает.

Поэтому мы грешим, поэтому не соглашаемся с Его заповедями, претендуем на свободу других, хотим переделать все по-своему, хотим всю жизнь изменить и сделать ее такой, как мы считаем нужным. Но это совершенно неправильно, мы никак не можем в такой степени управлять своей жизнью.

Мы можем только смиряться перед тем, что Господь нам дает, и радоваться тому благу и тем наказаниям, которые Он посылает, потому что через это Он нас учит Царствию Небесному.

Но мы Ему не верим – мы не верим, что нельзя грубить, и поэтому грубим; не верим, что нельзя раздражаться, и раздражаемся; мы не верим, что нельзя завидовать, и часто кладем глаз на чужое и завидуем благополучию других людей. А некоторые дерзают завидовать и духовным дарованиям от Бога – это вообще грех страшный, потому что каждый от Бога получает то, что он может понести.

Неверие – это удел не только людей, которые отрицают Бога; оно глубоко проникает и в нашу жизнь. Поэтому мы часто пребываем в унынии, в панике, не знаем, что нам делать; нас душат слезы, но это не слезы покаяния, они не очищают нас от греха – это слезы отчаяния, потому что мы забываем, что Господь все видит; мы злимся, ропщем, негодуем.

Отчего мы всех близких хотим заставить ходить в церковь, молиться, причащаться? От неверия, потому что мы забываем, что Бог хочет того же. Мы забываем, что Бог каждому человеку желает спастись и о каждом заботится.

Нам кажется, что никакого Бога нет, что от нас, от каких-то наших усилий что-то зависит, — и начинаем убеждать, рассказывать, объяснять, а делаем только хуже, потому что привлечь к Царствию Небесному можно лишь Духом Святым, а у нас Его нет.

Поэтому мы только раздражаем людей, цепляемся к ним, надоедаем, мучаем, под благим предлогом превращаем их жизнь в ад.

Мы нарушаем драгоценный дар, который дан человеку, — дар свободы. Своими претензиями, тем, что хотим всех переделать по своему образу и подобию, а не по образу Божию, мы претендуем на свободу других и стараемся всех заставить мыслить так, как мыслим сами, а это невозможно.

Человеку можно открыть истину, если он о ней спрашивает, если он хочет ее узнать, мы же постоянно навязываем. В этом акте нет никакого смирения, а раз нет смирения, значит, нет благодати Святого Духа.

А без благодати Святого Духа результата не будет никакого, вернее, будет, но противоположный.

И вот так во всем. А причина в неверии – неверии Богу, неверии в Бога, в Его благой промысел, в то, что Бог есть любовь, что Он хочет всех спасти. Потому что, если бы мы верили Ему, мы бы так не поступали, мы бы только просили.

Почему человек идет к какой-то бабке, к знахарке? Потому что он не верит ни в Бога, ни в Церковь, не верит в силу благодатную. Сначала он обойдет всех чародеев, колдунов, экстрасенсов, а если ничего не помогло, ну тогда уж обращается к Богу: авось поможет.

И самое удивительное, что ведь помогает.

Читайте также:  12 июля отмечается православный праздник апостолов петра и павла - богослов

Если бы какой-то человек все время нами пренебрегал, а потом у нас стал что-то просить, мы бы сказали: знаешь, так не годится, ты так ко мне препогано относился всю жизнь, а теперь приходишь у меня просить? Но Господь милостивый, Господь кроткий, Господь смиренный. Поэтому по каким бы путям-дорогам человек ни ходил, какие бы безобразия он ни делал, но если он обращается к Богу от сердца, на последний, как говорится, худой конец – Господь и тут помогает, потому что Он только и ждет нашей молитвы.

Господь сказал: «О чем ни попросите Отца во имя Мое, даст вам», а мы не верим. Мы не верим ни в свою молитву, ни в то, что Бог нас слышит, — не верим ничему. Вот поэтому у нас все и пусто, поэтому наша молитва как бы и не исполняется, она не может не только гору сдвинуть, а не может вообще ничего управить.

Если бы мы действительно верили в Бога, тогда любого человека смогли бы на истинный путь направить. А направить на истинный путь возможно именно молитвой, потому что она оказывает человеку любовь.

Молитва перед Богом – тайна, и в ней нет никакого насилия, есть только просьба: Господи, управь, помоги, исцели, спаси.

Если бы мы так действовали, то достигли бы большего успеха. А мы все надеемся на разговоры, на то, что как-то сами управимся, что-то такое сохраним на какой-то черный день. Кто ждет черного дня, у того он обязательно настанет.

Без Бога все равно ничего не достигнешь, поэтому Господь говорит: «Ищите прежде всего Царствия Божия, и остальное все приложится вам». Но мы и этому не верим. Наша жизнь не устремлена в Царствие Божие, она больше направлена на людей, на человеческие отношения, на то, как бы здесь все наладить.

Мы хотим удовлетворить собственную гордость, собственное тщеславие, собственное честолюбие. Если бы мы стремились к Царствию Небесному, то радовались бы, когда нас притесняют, когда нас обижают, потому что это способствует нашему вхождению в Царствие Небесное. Мы бы радовались болезни, а мы ропщем и ужасаемся.

Мы боимся смерти, все стараемся продлить свое существование, но опять не ради Господа, не ради покаяния, а по своему маловерию, из страха.

Грех маловерия в нас проник очень глубоко, и с ним надо очень сильно бороться. Есть такое выражение: подвиг веры – потому что только вера может подвигнуть человека на что-то настоящее.

И если каждый раз, когда в нашей жизни складывается такая ситуация, что мы можем поступить по-Божески и можем поступить по-человечески, — если каждый раз мы будем мужественно поступать по своей вере, то вера наша будет расти, она будет укрепляться.

Если взять гирю и каждый день поднимать ее по десять раз, а через месяц мышцу измерить, мы увидим, что она увеличится в объеме; а через год она будет еще больше. Так и вера: если мы ежедневно будем совершать некий поступок не по чувствам, не по разуму, а по нашей вере, то она в нас умножится.

Вот раздражает меня какой-то человек тем, что лезет ко мне со всякими глупостями; надоел до предела. Что делать? Хочется убежать или сказать ему в ответ какую-то колкость, нечто такое, чтобы он больше никогда в жизни не приставал.

Это мне хочется как человеку грешному, а как я должен поступить по вере? По вере я должен рассуждать так: зачем Господь ежедневно посылает ко мне этого человека, зачем Он дал мне этот крест? Для чего меня жизнь все время с ним сталкивает? Чтобы я терпел, чтобы я приобрел смирение терпя.

Значит, буду терпеть год, два, три, четыре, десять лет, пока не смирюсь полностью, пока меня не перестанет это раздражать.

И если каждый раз мы будем поступать по вере, не выплескивать свое раздражение, а, наоборот, держать его внутри и просить у Бога: Господи, помоги мне, дай мне терпение удержаться, не сказать грубость, резкость, дай мне как-то выдержать это маленькое испытание, — если мы будем так делать день, два, неделю, месяц, год, десять лет, то как мышца укрепляется и становится сильней, так будет укрепляться и наша вера. И когда случится в нашей жизни какое-то действительно серьезное испытание, тогда мы сможем в вере устоять; мы не откажемся ни от Господа, ни от веры, ни от Царствия Небесного.

Если на спортсмена, который всю жизнь тренирует свое тело, нападут разбойники, и он от них побежит, а они все прокуренные да пропитые, 60 метров пробегут и отстанут. Спасется человек – ему пригодится то, что он занимался спортом.

Поэтому когда мы терпим, допустим, свое раздражение, или все время преодолеваем свою жадность, или совершаем еще какой-то волевой акт, поступаем не по чувствам нашим, а по нашей вере, как должен поступать христианин, то мы это делаем не напрасно. Мы готовим себя к более серьезному экзамену, который обязательно будет.

И самый серьезный экзамен, самое главное испытание – это смерть. Но и до смерти у нас будет очень много испытаний, и по мере возрастания нашей веры они будут расти.

Когда человек переходит в институте из курса в курс, экзамены все усложняются, а потом бывает самый главный, государственный, и диплом. Защита диплома – это наша смерть, а перед этим нужно сдать множество экзаменов. И чем больше растет наша вера, тем больше она будет Богом испытываться, потому что как иначе можно познать человека?

Был такой случай со Спиридоном Тримифунтским: он пришел на собор, а стражник его не пускает. Он говорит: «Почему ты меня не пускаешь? Я епископ». А был он в простой пастушеской одежде, потому что пас скотину, добывая себе пропитание. Стражник его ударил, и Спиридон подставил ему другую щеку.

Тот говорит: «А, теперь вижу, что ты епископ, проходи». Вот он, пропуск. Сразу видно, что этот человек христианин. Не надо никаких документов, что ты, дескать, верующий. Вот написано: христианин; фотография – борода, усы; и печать. Этого не надо, потому что христианин проверяется не документом.

Единственный документ – исполняет человек заповеди Божии или не исполняет. А как это трудно! Какой-то простой мирянин бьет по лицу епископа. По церковным канонам тот, кто ударил епископа, отлучается от Церкви.

То есть святитель Спиридон мог его за оскорбление священного сана отлучить от Церкви, и никто бы никогда ничего не сказал против этого. Но он его простил кротко сразу, и подставил левую, и на собор прошел, и все благополучно разрешилось, и того человека исцелил – он раскаялся. Вот поступок христианский.

И наша христианская жизнь, и наша вера будут укрепляться, только если мы будем совершать христианские поступки.

Мы все пока не христиане, а ученики и только пытаемся жить по-христиански. Но если мы хотим христианами стать, нужно постоянно совершать христианские поступки и словом, и делом, и мыслью. Вот мысль какая-то пришла – если человек не христианин, он начинает этой мысли следовать, пока не придет другая.

Обычно у того, кто не ведет духовную жизнь, в голове все время прокручивается какое-то «кино»: то одно подумал, то другое, то на то посмотрел, то на это. Увидел человека красиво одетого – у него зависть появилась. Увидел кого-то на машине едущего – думает о том, что он загазовывает воздух.

Увидел красивое лицо – значит, другие какие-то мысли пошли. И так ум все время плавает. Но христианин должен постоянно бороться с помыслами. Каждый раз, когда мы отсекаем помысел греховный, мы совершаем нравственный поступок. Этот поступок не видит никто, кроме Отца Небесного.

И Господь, видя тайное, воздаст нам всегда явное – он укрепит нашу веру.

Отсечь помысел не так уж трудно, это подвиг малый, но тем не менее еще раз руку согнул, еще раз поупражнял мышцу своей души, мышцу своей веры. Только таким образом можно веру укреплять. И любой спортсмен знает: сколько бы ты мышцу ни качал, но если ты год не тренируешься, то все исчезает.

Тот, кто начинает заниматься спортом, обречен заниматься им до конца своих дней, иначе он превращается в огромную, неповоротливую тушу и у него портятся печень, легкие, сосуды, сердце. Так же и в христианской жизни. Не дай Бог кому-нибудь сделать эксперимент – взять и перестать молиться утром и вечером хотя бы дня три-четыре.

На пятый день прочитать правило будет в сорок раз тяжелей, чем тогда, когда ты устал и пропустил, потому что душа уже ослабла.

Поэтому, чтобы нам веру укреплять, необходимо постоянное упражнение в молитве, в чтении слова Божия. Надо постоянно себя понуждать. Неустанно, хочу – не хочу, могу – не могу, надо заставлять себя идти в храм.

Устал – не устал, дела у меня – не дела, прошел срок порядочный – надо заставить себя подготовиться к причастию и причаститься Святых Христовых Тайн.

Какая-то сложилась ситуация – как тебе ни хочется поступить греховно, надо заставить себя поступить по-христиански, независимо от того, что ты чувствуешь и что ты думаешь. Есть заповедь Божия – и исполняй.

И постепенно мы увидим, что заповеди нам становится исполнять все легче и легче, а потом почувствуем, что нам невозможно совершить грех: мы настолько привыкнем исполнять заповеди Божии, что согрешать нам уже будет тяжело, мы не сможем даже себя к этому понудить – у нас возникнет навык христианской жизни. Вот это и есть возрастание нашей веры.

Каждый из нас должен быть кремнем. Господь назвал камнем Петра: «петрос» по-гречески значит «скала». «Ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою». Так же и мы.

Если мы хотим быть храмом Святого Духа, домом Божиим, то должны обязательно веру свою укреплять и с неверием в своей душе постоянно бороться, не надеясь ни на каких людей, а только на Самого Единого Бога. И нужно постоянно к Нему обращаться.

Только таким образом можно избавиться от этого пагубного греха неверия, который в каждом из нас есть, но присутствует так незаметно, что мы его не видим. В этом его и крайняя опасность. Аминь.

Димитрий Смирнов

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *