О святых отцах вселенского собора — богослов

Жители Римской Империи были искушены в философии, и христианство было посеяно на не совсем доброй почве. Не так сложно было вчерашним язычникам отвергнуть ложных богов, вера в которых уже изжила себя.

Им было трудно признать Три Лица в Едином Боге. Не в том был соблазн для них, что Бог Един, а в том, что Он Един в Трех, и Три в Одном.

Арианство было логичнее: Бог Отец – Единый Бог, а Сын и Дух – сотворены Им и Сын назван Сыном по благодати, но не по природе.

О святых отцах Вселенского Собора - Богослов

Память Первого Вселенского Собора празднуется Церковью Христовой с древнейших времен. Господь Иисус Христос оставил Церкви великое обетование: «Создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют Ее» (Мф. 16, 18).

В этом радостном обетовании находится пророческое указание, что, хотя жизнь Церкви Христовой на земле будет проходить в трудной борьбе с врагом спасения, победа на Ее стороне.

Святые мученики засвидетельствовали истинность слов Спасителя, претерпев страдания за исповедание Имени Христова, и меч гонителей склонился перед победоносным знамением Креста Христова.

С IV века прекратились преследования христиан, но внутри самой Церкви возникли ереси, на борьбу с которыми Церковь созывала Вселенские Соборы. Одной из опаснейших ересей было арианство. Арий, александрийский пресвитер, был человеком безмерной гордыни и честолюбия.

Он, отвергая Божественное достоинство Иисуса Христа и Его равенство с Богом Отцом, ложно учил, что Сын Божий не Единосущен Отцу, а сотворен Отцом во времени.

Поместный Собор, созванный по настоянию Александрийского Патриарха Александра, осудил лжеучение Ария, но тот не покорился и, написав многим епископам письма с жалобой на определение Поместного Собора, распространил свое лжеучение по всему Востоку, ибо получил поддержку в своем заблуждении от некоторых восточных епископов.

Для расследования возникшей смуты святой равноапостольный император Константин (память 21 мая) направил епископа Осию Кордубского и, получив от него Удостоверение, что ересь Ария направлена против самого основного догмата Христовой Церкви, решился созвать Вселенский Собор. По приглашению святого Константина в город Никею в 325 году собрались 318 епископов — представителей христианских Церквей из разных стран.

Среди прибывших епископов было много исповедников, пострадавших во время гонений и носивших на телах следы истязаний. Участниками Собора были также великие светильники Церкви — святитель Николай, архиепископ Мир Ликийских (память 6 декабря и 9 мая), святитель Спиридон, епископ Тримифунтский (память 12 декабря), и другие, почитаемые Церковью святые отцы.

Александрийский Патриарх Александр прибыл со своим диаконом Афанасием, впоследствии Патриархом Александрийским (память 2 мая), названным Великим, как ревностный борец за чистоту Православия. Равноапостольный император Константин присутствовал на заседаниях Собора.

В своей речи, произнесенной в ответ на приветствие епископа Евсевия Кесарийского, он сказал: «Бог помог мне низвергнуть нечестивую власть гонителей, но несравненно прискорбнее для меня всякой войны, всякой кровопролитной битвы и несравненно пагубнее внутренняя междоусобная брань в Церкви Божией».

Ариане признавали Христа первым творением, высшим всех ангельских сил, они признавали Его воплощение, но только они отрицали Божество Того, Кто воплотился. И отцы Собора сумели распознать всю глубину зла в этой ереси. Если не Бог стал Человеком, если Сын Божий – не Бог по естеству, то человек не вернулся к Богу, он не оправдан и не спасен. И отстаивая свою веру, те, кого мы сейчас вспоминаем, преодолели препятствия, которые по человеческим рассуждениям казались непреодолимыми.
Прежде всего, они бросили вызов духу времени. Жители Римской Империи были искушены в философии, и христианство было посеяно на не совсем доброй почве. Не так сложно было вчерашним язычникам отвергнуть ложных богов, вера в которых уже изжила себя. Им было трудно признать Три Лица в Едином Боге. Не в том был соблазн для них, что Бог Един, а в том, что Он Един в Трех, и Три в Одном. Арианство было логичнее: Бог Отец – Единый Бог, а Сын и Дух – сотворены Им и Сын назван Сыном по благодати, но не по природе. Среднему человеку было легче принять такую трактовку веры, и в этом была вся сила ереси. Выступая против Ария, защитники Православия выступали против сознания значительной части людей той эпохи. Но они не убоялись этого, и потому-то Истина через них и восторжествовала.
На почве ереси в Церкви возник серьезный раскол. Благочестивый император Константин Великий сперва счел вопрос несущественным и малозначительным, и призвал обе стороны к миру. Защитники веры сумели объяснить Императору, что все не так просто, и он переменил точку зрения. Были собраны лучшие богословы, были выкованы слова, в которых мы и по сей день исповедуем свою веру. Наш Символ Веры вплоть до слов И в Духа Святого был составлен на Первом Вселенском Соборе, а уже в Господа Животворящего, Иже от Отца Исходящего и далее – это деяние Второго Собора. Символы Веры были и раньше, похожие по содержанию, но перед лицом новой ереси они оказались недостаточными, не настолько конкретными, как было нужно. И тогда было найдено слово «единосущие» – единосущна Отцу, Имже вся быша, и в этом была кульминация деяний Собора.
Священник Михаил Немнонов

Арий, имея своими сторонниками 17 епископов, держался гордо, но его учение было опровергнуто и он отлучен Собором от Церкви, а святой диакон Александрийской Церкви Афанасий в своей речи окончательно опроверг богохульные измышления Ария. Отцы Собора отклонили символ веры, предложенный арианами. Был утвержден православный Символ веры.

Равноапостольный Константин предложил Собору внести в текст Символа веры слово «Единосущный», которое он часто слышал в речах епископов. Отцы Собора единодушно приняли это предложение. В Никейском Символе святые отцы сформулировали апостольское учение о Божественном достоинстве Второго Лица Пресвятой Троицы — Господа Иисуса Христа.

Ересь Ария, как заблуждение гордого разума, была обличена и отвергнута. После решения главного догматического вопроса Собор установил также двадцать канонов (правил) по вопросам церковного управления и дисциплины. Был решен вопрос о дне празднования Святой Пасхи.

Постановлением Собора Святая Пасха должна праздноваться христианами не в один день с иудейской и непременно в первое воскресенье после дня весеннего равноденствия (который в 325 году приходился на 22 марта).

Что же было потом? Сторонники ереси с лукавством, присущим всякой лжи, сумели поправить свое положение, а затем снова перешли в наступление. Константин Великий умер – его сын и приемник был арианином. Епископы, сочувствовавшие ереси, имели влияние на Императора, и они смещали одного за другим борцов за православие с их епископских кафедр, заменяя своими сторонниками. Почти все отцы Собора в конце жизни претерпели гонения, и лишь немногие дожили до торжества своего дела, когда спустя сорок лет, в шестидесятые годы четвертого века, сознание общества стало меняться и Истина восторжествовала.
Потому она победила ложь, что нашлись люди, которые выстрадали эту Истину, вынесли ее на своих плечах. Нелегкой была их жизнь, но было в ней самое главное — они прославляли Святую Троицу и то, как Един от Троицы стал Человеком. И исповедав эту веру словами, они затем подтвердили ее и самой своей жизнью, а многие также и тем, что умерли за свою веру.
Священник Михаил Немнонов

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Статьи и материалы часто меняют жизни людей – обеспечивается доступ к лекарствам, дети-сироты обретают семьи, пересматриваются судебные дела, находятся ответы на сложные вопросы.

Правмир работает уже 16 лет – благодаря пожертвованиям читателей. Чтобы делать качественные материалы нужно оплачивать работу журналистов, фотографов, редакторов. Нам не обойтись без вашей помощи и поддержки.

Пожалуйста, поддержите Правмир, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей — чтобы Правмир продолжался. А мы обещаем не сбавлять оборотов!

Подписывайтесь на канал Правмира в Yandex.Zen

Собор Вселенских учителей и святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого

Седмица сплошная. Глас 1. Сегодня святая Церковь празднует собор Вселенских учителей и святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого.

О святых отцах Вселенского Собора - Богослов Просмотров публикации 541

При императоре Алексее Комнине, который правил с 1081 по 1118 г. в Константинополе разгорелся спор, разделивший на три лагеря мужей, просвещенных в вопросах веры и усердных в стяжании добродетелей.

Речь шла о трех святителях и выдающихся отцах Церкви: Василии Великом, Григории Богослове и Иоанне Златоусте. Одни выступали за то, чтобы предпочесть св.

Василия двум другим, поскольку он сумел объяснить тайны природы как никто другой и был вознесен добродетелями на ангельскую высоту.

В нем, говорили его сторонники, не было ничего низменного или земного, он был организатором монашества, главой всей Церкви в борьбе с ересями, строгим и требовательным пастырем относительно чистоты нравов. Поэтому, делали вывод они, св. Василий стоит выше св. Иоанна Златоуста, который по характеру был более склонен прощать грешников.

Другая партия, напротив, защищала Златоуста, возражая противникам, что прославленный епископ Константинополя ничуть не в меньшей степени, чем свт.

Василий, был устремлен бороться с пороками, призывать грешников к покаянию и побуждать народ к совершенствованию по евангельским заповедям. Непревзойденный в красноречии, златоустый пастырь оросил Церковь настоящей полноводной рекой проповедей.

В них он толковал слово Божие и показывал, как его применять в повседневной жизни, причем ему удалось это сделать лучше, чем двум другим христианским учителям.

Третья группа ратовала за то, чтобы признать главным свт. Григория Богослова за величие, чистоту и глубину его языка. Они говорили, что свт. Григорий, лучше всех освоивший мудрость и красноречие греческого мира, достиг высочайшей степени в созерцании Бога, поэтому никто из людей не смог столь великолепно изложить учение о Святой Троице.

Читайте также:  Частный суд божий в православии после смерти - богослов

Таким образом, каждая партия защищала одного отца перед двумя другими, и это противостояние захватило вскоре всех жителей столицы. Вовсе уже не помышляя о почтительном отношении к святителям, люди пускались в бесконечные споры и перебранки. Разногласиям между партиями не было видно ни конца ни края.

Тогда однажды ночью три святителя явились во сне св. Иоанну Мавроподу, митрополиту Евхаитскому (память – 5 октября), сначала по одному, а затем втроем. В один голос они ему сказали: «Как ты видишь, мы все вместе находимся рядом с Богом и никакие размолвки или соперничество нас не разделяют.

Каждый из нас в ту меру обстоятельств и вдохновения, какая была ему дарована Святым Духом, писал и учил тому, что необходимо для спасения людей. Среди нас нет ни первого, ни второго, ни третьего. Если ты призываешь имя одного из нас, двое других также присутствуют рядом с ним.

Посему повели тем, кто ссорится, не создавать из-за нас расколов в Церкви, поскольку при жизни все свои усилия мы посвящали установлению единства и согласия в мире.

Затем объедини наши памяти в один праздник и составь для него службу, включив туда песнопения, посвященные каждому из нас, сообразно искусству и науке,
которые Господь тебе дал. Передай эту службу христианам, чтобы они праздновали ее каждый год.

Если они будут почитать нас таким образом — едиными перед Богом и в Боге, то мы обещаем, что будем ходатайствовать в нашей общей молитве об их спасении». После этих слов святители поднялись на небо, объятые несказанным светом, обращаясь друг к другу по имени.

Тогда свт. Иоанн Мавропод собрал без промедления народ и сообщил об откровении. Так как все уважали митрополита за добродетель и восхищались силой его красноречия, спорившие партии примирились.

Все стали просить Иоанна немедленно приняться за составление службы общего праздника трех святителей.

Тонко продумав вопрос, Иоанн решил отвести этому празднованию тридцатый день января, чтобы словно скрепить печатью этот месяц, в течение которого вспоминаются все три святителя по отдельности.

Как поется в многочисленных тропарях из этой великолепной службы, три святителя, «земная троица», разные как личности, но единые по благодати Божией, заповедали нам в своих писаниях и примером своей жизни почитать и прославлять Пресвятую Троицу — Бога Единого в трех Лицах.

Эти светильники Церкви распространили по всей земле свет истинной веры вопреки опасностям и преследованиям и оставили нам, их потомкам, святое наследие. Через их творения мы можем также достичь высшего блаженства и вечной жизни в присутствии Бога вместе со всеми святыми.

На протяжении января мы празднуем память многих славных иерархов, исповедников и подвижников и завершаем его соборным праздником в честь трех великих святителей. Таким образом Церковь вспоминает всех святых, которые проповедовали православную веру своей жизнью или в своих сочинениях.

Этим праздником мы отдаем дань почтения всей совокупности знаний, просвещенности, ума и сердца верующих, которые они получают через слово.

В итоге праздник трех святителей оказывается воспоминанием всех отцов Церкви и всех примеров евангельского совершенства, которые Святой Дух порождает во все времена и во всех местах, чтобы появлялись новые пророки и новые апостолы, проводники наших душ на Небеса, утешители народа и пламенные столпы молитвы, на которых и покоится Церковь, укрепляясь в истине.

Из книги «Синаксарь: Жития святых Православной Церкви», вышедшей в издательстве Сретенского монастыря. Составитель — иеромонах Макарий Симонопетрский,
адаптированный русский перевод — издательство Сретенского монастыря

Вы можете поаплодировать автору (хоть 10 раз)1

Память святых отцев VII Вселенского Собора (787)

В VIII столетии император Лев Исавриец воздвиг жестокое гонение на св. иконы, которое продолжалось при сыне его и внуке. В 787 году против этой иконоборной ереси царицею Ириною созван был Седьмой Вселенский Собор в г. Никее, на который явились 367 отцов.

Вселенские Соборы (которых было всего семь) собирались для уяснения вопросов веры, непонимание или неточное истолкование которых вызывало смуты и ереси в Церкви. Также на Соборах вырабатывались правила церковной жизни. В конце VIII века в Церкви обозначилась новая ересь — иконоборчество.

Иконоборцы отрицали почитание земной святости Матери Божией и святых Божиих угодников и обвиняли православных в поклонении тварному созданию — иконе. Вокруг вопроса о почитании икон возникла ожесточенная борьба. На защиту святыни поднялись многие верующие, на которых обрушились тяжкие гонения.

Все это потребовало дать полное учение Церкви об иконе, ясно и четко определить его, восстанавливая иконопочитание наравне с почитанием Святого Креста и Святого Евангелия.

Святые отцы VII Вселенского Собора собрали церковный опыт почитания святых икон с первых времен, обосновали его и сформулировали догмат об иконопочитании на все времена и для всех народов, которые исповедуют Православную веру.

Святые отцы провозгласили, что иконопочитание — это законоположение и Предание Церкви, оно направляется и вдохновляется Святым Духом, живущим в Церкви. Изобразительность икон неразлучна с евангельским повествованием.

И то, что слово евангельское сообщает нам через слух, то же самое икона показывает через изображение.

Седьмой Собор утвердил, что иконопись есть особая форма откровения Божественной реальности и через Богослужение и икону Божественное откровение становится достоянием верующих.

Через икону, как и через Священное Писание, мы не только узнаем о Боге, мы познаем Бога; через иконы святых угодников Божиих мы прикасаемся к преображенному человеку, причастнику Божественной жизни; через икону мы получаем всеосвящающую благодать Святого Духа.

Каждый день Святая Церковь прославляет иконы Матери Божией, празднует память святых Божиих угодников. Их иконы кладут перед нами на аналой для поклонения и живой религиозный опыт каждого из нас, опыт нашего постепенного преображения через них, делает нас верными чадами Святой Православной Церкви.

И это истинное воплощение в мире трудов святых отцов VII Вселенского Собора. Именно поэтому из всех побед над множеством разнообразных ересей одна только победа над иконоборчеством и восстановление иконопочитания была провозглашена Торжеством Православия. А вера отцов Семи Вселенских Соборов есть вечная и непреложная основа Православия.

И прославляя память святых отцов VII Вселенского Собора, мы должны помнить, что именно им мы обязаны воздавать благодарность за то, что освящены наши храмы и дома святыми иконами, за то, что теплятся перед ними живые огоньки лампадок, что повергаемся мы с поклонами перед святыми мощами, и фимиам ладана возносит сердца наши к небесам. И благодарность откровения от этих святынь многие и многие сердца наполнила любовью к Богу и одухотворила к жизни уже совсем умерший дух.

«Верую в Соборную Церковь». Память отцов I Вселенского Собора

  • – Ты всё еще веришь?
  • – Да, я верю, что верю.
  • Джанни Ваттимо

Правильнее было бы оставить в словах Символа веры о Церкви греческое слово «кафолический» и не переводить этот уникальный теологический термин. Тем не менее эта ошибка перевода стала для православия генератором смыслов.

Ведь если слово «кафолическая» не имеет никакого отношения к соборам и синодам Церкви, то прилагательное «соборный» вполне коррелируется с этими организационными феноменами церковной жизни.

Более того, в XX веке православное богословие сформулировало для себя новое определение православия как «Церкви Семи Соборов».

Речь, конечно же, идет о Семи Вселенских Соборах, память каждого из которых (уникальное явление в христианском мире!) до сих пор литургически празднуется в богослужебном календаре.

Так, воскресенье между Вознесением и Пятидесятницей посвящено воспоминанию отцов I Вселенского Собора. История Церкви распорядилась так, что многие наиболее авторитетные отцы Церкви жили в эпоху между Вселенскими Соборами, а потому ни разу в них не участвовали.

Это и Василий Великий (330-379), и Августин Карфагенский (354-430) и Иоанн Златоуст (347-407).

Тем не менее это не помешало именно этим отцам внести решающий вклад в развитие христианской догматики, веро- и нравоучения, то есть того, что церковно-славянские тексты если и не ошибочно, то во всяком случае неточно называют «правилом веры и образом кротости».

С другой стороны, были и выдающиеся отцы Церкви, которым не только удалось поучаствовать во Вселенских Соборах, но и внести решающий вклад в их повестку, проведение и итоги. Такое сочетание колоссального личного авторитета и причастности коллективному авторитету того или иного Вселенского Собора могло оказаться и фатальным для Церкви.

Наиболее ярким примером такой гипертрофированной послесоборной авторитетности, пожалуй, является Кирилл Александрийский.

После догматического торжества кирилловской христологии на Вселенском Соборе в Эфесе в 431 году (4=3+1 для запоминания) и после смерти Кирилла в 444 году (как легко запомнить эту дату!) александрийцам так и не удалось остановить «доктринальный бронепоезд» этой христологии «единой природы Бога Слова Воплощенного».

После Четвертого Вселенского Собора в 451 году в Халкидоне Александрийская Церковь продолжала двигаться в заданном Кириллом и Третьим Вселенским Собором направлении. Александрия и Константнополь в итоге пришли к полному разрыву общения и кровавому противостоянию.

Последнее обернулось распадом восточного православия на две равнозначные части – Халкидонскую и Антихалкидонскую – и молниеносным распространением новой мировой религии, которая тогда смогла гарантировать свободу вероисповедания и разрешить открытие храмов преследуемым империей египтянам и александрийцам.

Первому Вселенскому Собору повезло гораздо больше. Он был созван в мае 325 года, вскоре после окончательного воцарения Константина Великого над всей империей в 324 году, когда Константинополя еще просто не существовало.

В отличие от Эфесского Собора, Никейский Собор не был «театром одного актера». В нем участвовало, по разным данным, от двухсот до трехсот восемнадцати епископов. При этом ортодоксальный христианский епископат насчитывал тогда 1800 епископов.

Читайте также:  Апостол и евангелист марк - богослов

Важно, что все участники Собора, несомненно, застали прежнюю Церковь эпохи преследования христиан и были если не исповедниками, то, во всяком случае, свидетелями великого гонения при Диоклетиане (303-313).

В соборе участвовали такие звезды Кафолической Церкви того времени, как Александр Александрийский (250-326), Евсевий Кесарийский (265-339), Евсевий Никомидийский (+341), Осия Кордовский (256-359) и многие-многие другие. Участвовал в Соборе и… диакон Афанасий из Александрии (295-373).

Афанасий был секретарем Александра, и именно ему, согласно практике Древней Церкви, было суждено вскоре стать патриархом великой египетской столицы.

Афанасий вошел в историю под именем «Великий». Будучи вовлеченным в политические и дипломатические процессы своего времени, Афанасий предельно историчен в своей биографии. Афанасий был поборником Никейского православия.

Никейское определение говорит о том, что Господь Иисус – воплотившееся Слово. Слово – Единосущное Отцу.

Слово – не сотворенное по отношению к пространству, времени и истории и, строго в этом смысле и в этом отношении, не имеющее начала.

Никейское православие – это вера, сформулированная отцами I Вселенского Собора в Никее в 325 году. Для нас с вами это первый из Семи последующих Соборов. Для Афанасия – первый и последний, окончательный. Такое собрание епископата Церкви, на котором было сказано все, что должно было быть и вообще могло быть сказано.

Афанасий был епископом великого города Александрии. Епископская кафедра египетской столицы тогда первенствовала во всем восточном христианском мире.

Будучи второй после Рима на вселенском уровне, Александрия, как, впрочем, и весь Египет, тогда считалась частью того, что мы сегодня считаем Европой.

Ведь доступной и известной тогда Африкой была Римская Африка со столицей в Карфагене. Египет не был ее частью.

Во время своего епископства, начиная с 326 года, Афанасий пережил три больших изгнания со своей кафедры. Его изгнания проходили, среди прочего, в современном Трире, где тогда находилась одна из западных имперских столиц.

Во время своего третьего изгнания (356-362), Афанасий пребывал в египетской пустыне, где был вынужден постоянно менять места пребывания, скрываясь в монастырях. В это время Афанасий написал житие Антония Великого (251-356). Это подробное жизнеописание обессмертило Антония.

Его читали по всей тогдашней христианской Вселенной, а его содержание стало причиной обращения в христианство таких великих людей того времени, как учитель Карфагенской Церкви Августин (354-430).

Последующее монашество всегда обращалось к образу Антония именно потому, что написанный Афанасием текст был подробен, полон и, в отличие от других жизнеописаний монашеских первоначальников того времени, не легендарен.

Афанасию удалось показать Антония не только как ушедшего из мира аскета, но и того, для кого в высшей степени важна судьба церковной вероучительной ортодоксии. Небезразлична правая, верная, догматическая вера. Антоний был приверженцем Никейской ортодоксии – убеждения в Единосущии Отца и Сына.

Афанасий был младшим современником Николая Мирликийского (286-365). Николай был епископом пастырского типа, поэтому научная история сохранила о нем чрезвычайно мало. Его посмертная чудотворящая биография несопоставимо обширнее, чем дошедшие до нас исторические сведения, богата подробностями и в основных своих чертах известна, пожалуй, каждому.

Предание говорит о том, что епископ Мир Ликийских Николай был среди участников Первого Вселенского Собора, где противостоял Арию. Другим знаменитым современником и собратом Афанасия по епископской святости был кипрский епископ Спиридон Тримифунский (270-348).

Согласно преданию, Спиридон, подобно Николаю, также выступил в поддержку Никейской ортодоксии на Вселенском Соборе, где произнес ключевую по силе аргументации и по сиянию личной святости речь. К сожалению, научная история не сохранила доказательств того, что оба епископа были там.

Скорее всего, просто потому что, в отличие от Бессмертного Египтянина – а Афанасий переводится как «бессмертный», – в случае с Антонием их историю просто оказалось некому записать.

В нашем церковном сознании Никейский Собор был Первым Вселенским, то есть началом долгой, многовековой серии Вселенских Соборов.

Но если Православная Церковь признает Семь Вселенских Соборов: от Первого Никейского до Седьмого, состоявшегося также в Никее в 787 году, то Римско-Католическая признает в общей сложности 21 вселенский собор, последним из которых считается Второй Ватиканский (1962-1965); а протестантские церкви вообще возвели принцип синодальности-соборности в ключевой механизм принятия решений на общинном и общецерковном уровне.

«Верую в Соборную Церковь». Парадоксально, но Церковь, сделавшая понятие «соборность» настоящей «поправкой к конституции» Вселенского Православия, за всю историю своего самостоятельного плавания так и не смогла собрать полноценный и общепризнанный Вселенский Собор.

Неделя святых отцов Первого Вселенского Собора

Стихи:

Старцев избранных собор! Божественной славы лучами
Мысли мои просветив, сделайте светлым меня.

Стихи:

Арий, что Сына нарек чуждым сущности Отчей,
Сам стал отвержен и чужд славы божественной Их

В этот день, в неделю седьмую по Пасхе, празднуем память первого собора, бывшего в Никее и триста восемнадцати Богоносных отцов, по следующей причине.

Поскольку Господь Иисус Христос, понеся нашу плоть, неизреченным образом исполнил весь замысел о нас и возвратился к Престолу Отца, то святые мужи, желая показать, что Сын Божий воистину стал Человеком, что совершенный Человек и одновременно Бог вознесся и воссел одесную величия Отца в вышних и что сей собор святых отцов таковым Его провозгласил и исповедовал имеющим одну сущность с Отцом и чтимым с Ним наравне, – установили после славного Вознесения нынешний праздник, как бы расширяя тем самым собрание стольких отцов, сие проповедующих: во плоти вознесшегося Бога истинного и во плоти же совершенного Человека.

Собор этот состоялся при императоре Константине Великом, в двадцатый год его царствования. По прекращении гонений[95]. он правит сперва в Риме, а затем, в 5838 году от сотворения мира созидает счастливейший град, названный его именем.

Тогда-то и начались события, связанные с Арием. Сей Арий происходил из Ливии.

Прибыв в Александрию, он был рукоположен в диаконы священномучеником Петром Александрийским и начал с тех, пор, якобы противопоставляя себя нечестивому Савеллию[96] (который утверждал, что в Божестве одно Лицо и одна Ипостась, и Оно иногда Отцом оказывается, иногда Сыном, иногда Духом Святым), хулить Сына Божия, объявляя Его творением, созданным из несущего и далеким от Божеского достоинства, а Премудростью и Словом Бога именуемым в переносном смысле.

В то время, как Арий подобным образом богохульствовал, великий Петр, увидев на святом престоле Христа в образе Младенца, облеченного в разодранную ризу и молвящего, что это Арий ее разодрал, отстраняет последнего от священнослужения.

Когда же после Петра во граде Александра Великого стал священноначальствовать Ахилла, он, вопреки обещаниям, разрешает Ария, а сверх того посвящает – в пресвитеры и делает главой Александрийского училища.

По смерти Ахиллы [первоиерархом Александрийской Церкви] становится Александр. Обнаружив, что Арий по-прежнему и пуще прежнего богохульствует, он | низложил его чрез собор и отлучил от Церкви.

По словам же Феодорита[97], Арий учил, что у Христа изменяемое естество, и первым изрыгнул хулу, будто Господь воспринял плоть без души и ума.

При этом Арий, пишет Феодорит, совратив многих в свое нечестие, расположил к себе епископов Евсевия Никомидийского, Павлина Тирского, Евсевия Кесарийского с прочими и выступил против Александра. Александр же, письменно известив всю Вселенную об Ариевых хулах и его низложении, многих побудил к отпору.

Итак, поскольку Церковь была охвачена смутой и не находилось средства уврачевать спор о вероучении, то Константин Великий на казенных колесницах свозит в Никею отцов со всей вселенной и сам туда прибывает.

И когда воссели все отцы, сел, понуждаемый ими, сам Константин, но не на царском троне, а на сидении низшего достоинства. И когда произнесены были обвинения против Ария, последний и все единомышленники его предаются анафеме, Слово же Божие провозглашается святыми отцами единосущным, равночестным и собезначальным Отцу.

Излагают отцы и святой Символ веры, доведя до слов: «И в Духа Святого…» (ибо дальнейшее восполнил Второй Собор). Сверх того, Первый Собор закрепил празднование Пасхи, когда и как следует нам его совершать, и не с иудеями вместе, как было в обычае прежде. Излагают отцы и двадцать правил, относящихся к церковному устроению.

А святой Символ Веры великий и равноапостольный Константин позже утвердил подписью, начертанной красными буквами.

Из святых тех отцов епископов было двести тридцать два, священников, диаконов и монашествующих – восемьдесят шесть, всего же присутствовало триста восемнадцать мужей.

Наиболее же знамениты из них следующие: архиепископ Римский Сильвестр и Митрофан Константинопольский, который был болен (эти двое присутствовали там в лице своих заместителей), Александр Александрийский с Афанасием Великим, тогда архидиаконом, Евстафий Антиохийский, Макарий Иерусалимский, Осий, епископ Кордубский, Пафнутий-исповедник, Николай Мироточивый, Спиридон Тримифунтский, который крестил там некоего философа, одолев его в споре указанием на три свойства солнца[98]. А когда во время Собора двое отцов-архиереев отошли ко Господу, Константин Великий, вложив определение святого Собора в их гробницы и тщательно заперев, обнаружил, что оно, по неизреченным судьбам Божиим, ими утверждено и подписано.

По окончании Собора, когда вполне завершен был уже отстроенный град, Константин Великий призывает всех тех святых мужей, и они, обойдя вокруг и изрядно помолившись, подтвердили этим, что он – царствующий над остальными городами, и по царскому велению посвятили его Матери Бога Слова. И возвратились святые каждый восвояси.

Но еще до преселения Константина Великого к Богу, когда он правил с сыном своим Констанцием, Арий приходит к царю, заявляя, что оставил все заблуждения и соединился с Церковью Божией. Итак, записав свои хулы на табличке, повесил себе на шею и, как бы повинуясь собору, ударял то рукою и говорил, что покоряется сему.

И царь, разумеется, повелел патриарху Константинопольскому принять Ария в общение. Патриархом после Митрофана был тогда Александр, который, зная злой нрав сего человека, находился в сомнении и молил Бога открыть, есть ли воля Его на то, чтобы вступил он в общение с Арием.

Когда же подошло время совместного их служения, молитва его становится особенно усердной. Между тем Арий, направляясь в церковь, неподалеку от торгового столба ощущает колики в животе, заходит в городское отхожее место и там, лопнув [от натуги], всю утробу свою вниз извергает, имея образцом Иудино расторжение за равное предательство Бога Слова.

Читайте также:  Третье обретение главы иоанна предтечи празднование 7 июня 2021 - богослов

И вот, отторгнувший Сына Божия от сущности Отчей расторгся сам и был найден мертвым. Так освободилась Церковь Божия от его пагубы.

По молитвам святых трехсот восемнадцати отцов Первого собора, Христе Боже наш, помилуй нас. Аминь.

[95] По общему мнению Первый Вселенский Собор был в 325г. по Р.Х.

[96] Савеллий, в III веке по Р.Х., учил, что Бог есть единая сущность, единое лицо, а троица – только три имени. Ученики его называли Бога на небе – Отцом, на земле – Сыном, в тварях – Духом Святым. Таким образом, по их учению, Бог Отец и родился от Девы под именем Сына, и пострадал и умер. Такое слияние и смешение лиц в Божестве известно в церковной истории под именем савеллианства.

[97] Феодорит (386-457) – епископ Кирский, известный церковный историк.

[98] Вот как об этом повествует житие св.Спиридона Тримифунтского в изложении св.Дмитрия Ростовского: «С соизволения царя, на соборе присутствовали и греческие мудрецы, называвшиеся перипатетиками; мудрейший из них выступил на помощь Арию и гордился своею особенно искусною речью, стараясь высмеять учение православных.

Блаженный Спиридон, человек неученый, знавший только Иисуса Христа, «притом распятого» (1 Кор.2,2), просил отцов позволить ему вступить в состязание с этим мудрецом, но святые отцы, зная, что он человек простой, совсем незнакомый с греческою мудростью, запрещали ему это.

Однако, святой Спиридон, зная какую силу имеет премудрость свыше и как немощна пред нею мудрость человеческая, обратился к мудрецу и сказал: – Философ! Во имя Иисуса Христа, выслушай, что я тебе скажу. Когда же философ согласился выслушать его, святой начал беседовать.

– Един есть Бог, – сказал он, – сотворивший небо и землю и создавший из земли человека и устроивший все прочее, видимое и невидимое, Словом Своим и Духом; и мы веруем, что Слово это есть Сын Божий и Бог, Который умилосердившись над нами заблудшими, родился от Девы, жил с людьми, пострадал и умер ради нашего спасения и воскрес и с Собою совоскресил весь род человеческий; мы ожидаем, что Он же придет судить всех нас праведным судом и каждому воздаст по делам его; веруем, что Он одного существа с Отцом, равной с Ним власти и чести… Так исповедуем мы и не стараемся исследовать эти тайны любопытствующим умом, и ты – не осмеливайся исследовать, как всё это может быть, ибо тайны эти выше твоего ума и далеко превышают всякое человеческое знание. Затем, немного помолчав, святой спросил: – Не так ли и тебе всё это представляется, философ? Но философ молчал, как будто ему никогда не приходилось состязаться. Он не мог ничего сказать против слов святого, в которых видна была какая-то Божественная сила, во исполнение сказанного в Св. Писании: «ибо Царство Божие не в слове, а в силе» (1 Кор.4,20). Наконец, он сказал: – И я думаю, что всё действительно так, как говоришь ты. Тогда старец сказал: – Итак, иди и прими сторону святой веры. Философ, обратившись к своим друзьям и ученикам, заявил: – Слушайте! Пока состязание со мною велось посредством доказательств, я выставлял против одних доказательств другие и своим искусством спорить отражал всё, что мне представляли. Но когда, вместо доказательств от разума, из уст этого старца начала исходить какая-то особая сила, – доказательства бессильны против нее, так как человек не может противиться Богу. Если кто-нибудь из вас может мыслить так же, как я, то да уверует во Христа и вместе со мною да последует за сим старцем, устами которого говорил Сам Бог. И философ, приняв православную христианскую веру, радовался, что был побежден в состязании святым на свою же собственную пользу. Радовались и все православные, а еретики потерпели великое посрамление».

Просмотры (120)

31 мая – Святые Отцы семи Вселенских Соборов

     Сегодня, 18 / 31 мая, Православная Церковь чествует память святых Отцов семи Вселенских Соборов. Память святых Отцов семи Вселенских Соборов празднуется Православной Церковью единожды в церковном году.

     О семи Вселенских Соборах можно сказать, что это – ключевые этапы становления Церкви Христовой, формирования и утверждения Её догматики, определения главнейших истин Её вероучения.

Надо особо отметить, что в вопросах догматики Церковью никогда не брались за основу мнения какого-либо одного Её представителя – пусть даже авторитетнейшего и высокодуховного, стяжавшего Благодать Духа Святого, архипастыря.

Изначальное определение, что единственно авторитетным для Неё является «соборный разум», действует в церковной практике до наших дней. Вселенские Соборы IV – VIII вв. сформировали христианскую догматику и правила церковной жизни на все последующие времена.

     2 первых Вселенских Собора созывались в IV-м в., 2 последующих – в V-м, ещё 2 – в VI-м вв. н.э. Эпоху Вселенских Соборов завершил 7-й Вселенский Собор, созванный в 787г. (конец VIII в.).

     В IV в., во время периода мученичества чад Церкви Христовой за Веру, была определённая ясность – кто находится по какую сторону духовных «баррикад», кто служит Истинному Богу, а кто – нет.

Однако в духовной брани всегда было и есть множество «подводных камней», и с течением времени брань врага рода человеческого, изобретавшего всё новые и новые способы борьбы против истинно верующих во Христа начала принимать всё более изощрённый характер, и это противостояние стало уже не очевидным противостоянием христианства язычеству, а противостоянием человеческой души всё более и более изощрённым дьявольским искушениям. В этом противостоянии не было более «чёрного и белого», «да и нет», «внешних» для Церкви людей и людей воцерковлённых, но уже внутри самой церковной среды стали появляться христиане – носители чуждого Церкви духа (нередко это были даже священнослужители, а иногда и архиереи), за которыми шли многие и многие из церковной паствы. Церковь Христова начала быть «раздираема» изнутри появлением в Её среде сторонников разного рода еретических воззрений и учений (ересей) и следовавших за всем этим церковными нестроениями и расколами.

     IV столетие было временем 2-х самых 1-ых Вселенских Соборов – эпохой образовательной, эпохой великих Отцов и Учителей Церкви, таких как свтт. Василий Великий, Иоанн Златоуст, Григорий Богослов, Афанасий Великий, Николай Мирликийский, чудотворец, и др.

Эти великие Отцы Церкви сформировали основы богословской мысли, противостав многочисленным ересям и их адептам, пытавшимся привнести в христианское богословие подмены истин церковного вероучения о взаимоотношении трёх Лиц Пресвятой Троицы, о Богочеловеке Иисусе Христе, о Духе Святом.

Поэтому стало очень важно соборно сформировать, сформулировать и утвердить истинную церковную догматику и правила церковной жизни, долженствовавшие оставаться незыблемыми в жизни Церкви Христовой до конца времён.

     Вселенские Соборы созывались, по обыкновению, в наисложнейшие времена в церковной истории и в церковной жизни, когда христианский мир претерпевал нестроения и возмущения (вплоть до расколов), угрожавшие единству Церкви Христовой, но благодаря Вселенским Соборам Она устояла среди всех этих испытаний, что в 1014г. успешно завершилось великим Торжеством Православия над всеми ересями и церковными расколами.

     Празднование дня почитания памяти свв. отцов 7-и Вселенских Соборов, не утратит своей актуальности до конца времён, ибо и ныне врагами Церкви Христовой изобретаются всё новые и новые методы брани с христианами и с Церковью.

Это и многочисленные лжемессии, посылаемые врагом Бога и людей в этот мир, дабы сбить с истинного пути и прельстить «аще возможно, и избранныя», это и еретики-христиане (католики и протестанты, а также разного рода многочисленные сектанты), распространяющие свои еретические вероучения и строящие свои церкви и молельные дома по всему миру, это и лжеучители, приходящие с Востока (индуисты, буддисты, кришнаиты, и др.) – и все они говорят и поучают, каждый – о своём боге, – как о едином и истинном. И поэтому нынешнее время – это время как никогда суровой и всё более усиливающейся борьбы за истинное Православие, а полем этой битвы, как и в древние времена, остаются умы и сердца человеческие, души людей.

     Раздираема ныне Единая Церковь Христова и множеством разного рода внутренних разногласий и нестроений, и выбрать правильное направление на пути спасения нам помогает памятование о великих святых Отцах, давших нам основы истинного христианского вероучения, благоговейно хранимые Православной Церковью неизменными, которые не позволят ищущим спасения душам сбиться с истинного пути и заблудиться среди множества путей и дорог, предлагаемых им современным «учёным» и «цивилизованным», постепенно и неуклонно отдаляющимся от своего Создателя миром. И потому и чада Церкви Христовой именуются «православными», что призваны Самим Господом к тому, чтобы правым, «узким» путём, не сворачивая на многочисленные «широкие» и «пространные» пути этого погибающего мира, шествовать ко Спасению во Христе Иисусе и к жизни будущего века. Аминь.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *