Житие феопемта, феоны, синклитикии — богослов

Житие Феопемта, Феоны, Синклитикии - БогословСвятой Феоктист Палестинский жил в V веке и подвизался в Иудейской пустыни в Вади Мукеллике. Он был игуменом первого монастыря в этой пустыни – Фаранской лавры, находившейся в нескольких километрах от Иерусалима. В 405 году сюда пришел преподобный Евфимий Великий, с которым святые вскоре подружились и стали сомолитвенниками и сопостниками. У двоих святых была такая взаимная духовная связь, что, казалось, будто в них двоих жила одна душа. Жизнь эти двух подвижников была похожей добродетельности и святости. Ежегодно после праздника Богоявления они уходили в пустыню на молитву, и пребывали там до Вербного воскресенья.

Через пять лет святые Евфимий и Феоктист как прежде отправились молиться на период Великого поста и обнаружили большую пещеру, ставшую позже храмом. Преподобные решили, что в это место их привел сам Бог, поэтому решили там остаться. Подвизаясь в пещере, они питались лишь растущими рядом дикими растениями и долгое время ни с кем не виделись.

Но Господь не желал, чтобы такие великие подвижники скрывались от мира долгое время, а своей мудростью и духовным опытом служили и приносили пользу людям. И вот однажды келью, в которой жили преподобные, обнаружили вифанские пастухи. По возвращении домой они рассказали односельчанам о святых пустынниках.

Так о них узнали многие и к подвижникам потянулись монахи из других монастырей, чтобы увидеть их, а некоторые остались получить назидания от духовников. Со временем вокруг святых собралось много иноков. Они построили монастырь вокруг пещерного храма, игуменом которого был поставлен преподобный Феоктист, а преподобный Евфимий остался подвизаться в пещере.

Феоктист принимал всех к нему приходивших, исповедуя и врачуя человеческие души духовными средствами.

Достигнув преклонного возраста, Феоктист сильно заболел. Его сомолитвенник Евфимий, которому уже было девяносто лет, пришел к другу и ухаживал за ним. Преподобный упокоился в 467 году, а его похороны возглавил сам Иерусалимский Патриарх Анастасий.

Память преподобного Феоктиста Палестинского отмечается 16 сентября.

Преподобный Феоктист Палестинский (+467) обновлено: Сентябрь 5, 2018 автором: Alexander

Читать

Новый эклогион

Избранные жития святых, пересказанные преподобным Никодимом Святогорцем

ЧАСТЬ 1

Подвиги святой славной мученицы Фотины (Светланы) и иже с ней пострадавших в 66 году

Сия святая мученица Фотина (Светлана) есть та самарянка, о которой рассказывает апостол Иоанн Богослов в своем Евангелии. Она беседовала с Господом нашим Иисусом Христом у колодца патриарха Иакова и уверовала в Спасителя.

По Его Вознесении и по схождении в День Пятидесятницы на божественных апостолов Святаго Духа, вместе с двумя своими сыновьями и пятью сестрами Фотина была крещена Иисусовыми учениками.

Затем она стала переходить с проповедью о Воскресшем Сыне Божием из страны в страну, тем самым обращая многих идолопоклонников в истинную веру и приводя к благочестию.

Во дни нечестивого Римского царя Нерона против христиан было воздвигнуто сильное гонение.

После мученической кончины первоверховных апостолов Петра и Павла, в суетной попытке уничтожить во всем мире имя Христово, гонители стали искать его учеников и всех тех, кто уверовал в Единого Господа.

И не знали, безумные, что чем больше они гнали веру Христову, тем более она укреплялась и расширялась, ведь «врата ада не одолеют ее» во век (Мф. 16:18).

В то время святая Фотина вместе с младшим своим сыном Иосией находилась в Карфагене, одном из африканских городов, где дерзновенно проповедовала Евангелие. Ее старший сын Виктор служил в римском войске солдатом.

За проявленную доблесть и отвагу во время войны с аварами, совершавшими набеги на Римские земли, царь Нерон сделал его полководцем и, не зная, что тот был христианином, послал в Италию наказать всех находившихся там христиан.

Правитель Италии Севастиан попытался уговорить Виктора, несмотря на его убеждения, исполнить приказ императора:

— Я знаю, прекраснейший полководец, что ты, как твоя мать и твой брат Иосия, христианин. Все вы последователи апостола Петра. Однако советую тебе исполнить приказ царя и наказать христиан, чтобы не подвергать опасности свою собственную жизнь.

— Я исполню волю Небесного и Бессмертного Царя Христа, Истинного Бога, а приказ царя Нерона наказать христиан я не только не исполню, но даже и слышать о нем не хочу, — ответил ему Виктор.

— Как истинному своему другу советую тебе сделать то, что послужит к твоей же пользе, — вновь обратился к полководцу Севастиан.

 — Если сядешь на судилище и будешь искать христиан, а найдя накажешь, то этим ты угодишь царю и наследуешь их имущество.

Еще советую тебе предупредить свою мать и брата, чтобы они не проповедовали с дерзновением Христа, уча еллинов отрекаться от отеческой веры, чтобы из–за них тебе самому не подвергнуться опасности.

— Да не будет, чтобы я сделал все то, что ты мне говоришь: наказал христиан, или взял что–либо от них, или стал советовать своей матери или брату не проповедовать, что Христос есть Бог. Да я сам есть и буду проповедником Христа, как и они, посмотрим, что тогда будет, — возразил христолюбивый воин.

— Брат, я советую тебе то, что служит к твоей пользе, а ты подумай, что тебе делать, — вновь стал увещевать Виктора правитель.

Однако, не успев закончить свою речь, Севастиан тотчас ослеп и, упав на землю от сильной и страшной боли в глазах, пребывал безгласен. Слуги подняли его и положили в кровать, где он безмолвно пролежал три дня, а на четвертые сутки громко воскликнул:«Один есть Бог — Бог христиан!».

— Почему ты так неожиданно изменил свое мнение, Севастиан? — войдя к нему в покои, спросил Виктор.

— Потому что меня призывает Христос, сладчайший мой Виктор, — ответил наместник императора в Италии.

И тотчас же наставленный Виктором в христианской вере он крестился, и как только вышел из святой купели, снова стал видеть, и прославил Бога. Наблюдая за этим странным чудом, все идолопоклонники из дома Севастиана испугались, как бы и с ними не случилось за их неверие того же, что произошло с их господином. Они все прибежали к Виктору и, оглашенные в вере Христовой, приняли Крещение.

Прошло немного времени, и до Нерона дошел слух, что военачальник и правитель проповедуют в Италии учение Петра, Павла и других апостолов, что многих еллинов они обратили в христианскую веру, и что мать полководца, Фотина, вместе с другим своим сыном Иосией, были посланы в Карфаген, чтобы и там проповедовать Распятого.

Услышав это, царь воспылал гневом и разослал по Италии воинов, чтобы приводили в Рим всех тех, кто исповедует христианское учение. Между тем, Сам Господь явился многим мужам и женам и сказал: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. и: 28). Не бойтесь, ибо Я с вами, и Нерон будет побежден вместе со своими приспешниками».

Среди наблюдавших это видение был и Виктор, к которому Иисус Христос обратился:«Отныне имя тебе будет Фотин (свет), ибо через тебя просветятся и уверуют в Меня многие. Севастиана же укрепи на мучение своими словами. Блажен и счастлив тот, кто будет подвизаться до конца». После этих слов Господь вознесся на Небеса.

Грядущие события были открыты и Фотине. Поэтому вместе со множеством христиан она отправилась из Карфагена в Рим, где также с необычайным дерзновением стала проповедовать Христа.

И все жители столицы Великой Империи смутились, говоря:«Кто она, которая пришла сюда с таким множеством людей?». В это же время в Рим вместе с правителем Италии Севастианом воинами был приведен и ее сын Фотин.

Все вместе они предстали перед царем, который лично допрашивал доставленных христиан.

Сначала император пытался разговорами, без устрашения и без применения пыток, вынудить исповедников отречься от своей веры:

— Отрекитесь от Христа или умрете злой смертью, — обозлившись, пугал их Нерон.

— Да не будет этого никогда, Христе Царю, чтобы мы отреклись от Тебя и разлучились от Твоей веры и любви, — молились в ответ мученики, среди которых были: Анатолия, Фото, Фотис, Параскева, Кириаки — сестры Фотинии, Фотин, Иосия — ее сыновья. Все они были согласны с радостью и веселием умереть ради любви к Распятому Господу.

Тогда тиран приказал сломать им суставы рук железными шарами. Схватив святых, слуги Нерона привели их на место мучения и положили руки на наковальню. Начались пытки. От третьего часа дня до шестого бьющие сменились трижды, а мученики совершенно не чувствовали боли, даже руки их не сломались.

Это странное чудо смутило Нерона, и он приказал отрубить мученикам руки. Тотчас же схватив Фотину и связав ей руки, слуги стали многократно ударять мечами по рукам святой жены, но ничего не смогли сделать.

Они были парализованы и замертво упали на землю, мученица же осталась невредимой и благодарила Бога, говоря: «Господь мне помощник, и аз воззрю на враги моя» (Пс. 117: 7).

Царь стал думать, как ему победить этих христиан и убедить их не поклоняться своему Богу. Он приказал ввергнуть мужей в темницу, а святую Фотину вместе с пятью ее сестрами привести к нему в золотую залу, поставить золотой стол и семь золотых тронов, принести много денег, золотые украшения, одежды и золотые пояса, полагая, что приманками ему удастся изменить их веру.

Затем также повелел своей дочери Домнине вместе со всеми ее рабынями прийти в эту залу и быть со святыми. В случае отречения мучеников от Христа Нерон пообещал им не только подарить все, что находится внутри этой роскошной комнаты, но также удостоить их великой славы и чести.

Несчастный заблуждался: помышляя о Небесном, эти жены презрели все земные блага и не хотели даже и смотреть на них.

Такое непонятное языческому сознанию христианское миропонимание удивило дочь императора. Заметив это, Фотина обратилась к ней со словами:

— Радуйся, невеста Господа моего!

— Радуйся и ты, госпожа моя, светильник Христов, — ответила ей Домнина. Услышав, что принцесса упомянула имя Христово, святая весьма обрадовалась и, возблагодарив Господа, обняла ее и поцеловала.

А затем обучила христианской вере и крестила дочь императора вместе с сотней дворцовых рабынь.

По совершении этого великого Таинства, во время которого Домнине было дано имя Анфуса, царская дочь приказала Стефаниде, старшей из своих рабынь, раздать нищим все золотые украшения и деньги, бывшие в золотой зале.

Читайте также:  Великий четверток страстной седмицы. воспоминание тайной вечери. - богослов

О юродстве: почему житие прп. феофила киевского легло в основу фильма «остров»

10 ноября по новому стилю мы празднуем день памяти многих святых. Среди них человек с интереснейшей и уникальной жизнью – украинец, уроженец Киевской губернии преподобный Феофил Киевский, Христа ради юродивый.

Честно признаться, его житие – одно из самых увлекательных и в то же время поучительных произведений агиографической литературы, которое я когда-либо читал.

Мне кажется, достаточно будет сказать, что популярный православный художественный фильм «Остров» режиссера Павла Лунгина снят по мотивам жития преподобного Феофила.

Конечно, персонажи отличаются от жизненных оригиналов, но прототипом старца Анатолия, сыгранного Петром Мамоновым, послужил киевский Христа ради юродивый, а прототипом игумена Филарета (актер Виктор Сухоруков) был святитель Филарет (Амфитеатров), митрополит Киевский и Галицийский, мощи которого покоятся в Дальних пещерах Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры. Целые эпизоды фильма (например, эпизод с горящей головней и пожаром) и многие художественные детали списаны с жития преподобного Феофила.

Но нашей задачей в данной статье является разобраться, в чем суть подвига юродства ради Христа и какой урок мы сегодня можем извлечь из этого необычного и чудного явления, которое так было распространено на Руси.

Для начала вспомним, что обозначает слово «юродство» в этимологическом смысле. В переводе с церковнославянского языка оно определяется как безумие, глупость, недалекость. Вспомним евангельскую притчу о десяти девах (см. Мф. 25:1–13). Пять дев, у которых в светильниках было масло, называются мудрыми, а остальные пять, забывшие о нем, – юродивыми, или неразумными.

Но юродивый Христа ради (чин святых) – он мнимый безумный, который притворяется сумасшедшим для того, чтобы совершить свой духовный подвиг и войти в Царствие Небесное.

Основания для подвига юродства можно найти в словах святого первоверховного апостола Павла: «Мы безумны Христа ради, а вы мудры во Христе; мы немощны, а вы крепки; вы в славе, а мы в бесчестии. Даже доныне терпим голод и жажду, и наготу и побои, и скитаемся, и трудимся, работая своими руками.

Злословят нас, мы благословляем; гонят нас, мы терпим; хулят нас, мы молим; мы как сор для мира, как прах, всеми попираемый доныне» (1 Кор. 4:10–13).

Вспомним стихи из тропаря блаженной Ксении Петербургской: «безумием мнимым безумие мира обличивши». В этом суть подвига юродства.

https://www.youtube.com/watch?v=FrSHltvu8Js

Человек в какой-то момент либо от внешнего толчка – жизненной ситуации (смерть любимого мужа святой блаженной Ксении), либо от своего внутреннего устроения (блаженный Андрей юродивый, преподобный Феофил Киевский) слышит голос Христа, Который повелевает: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною» (Мф. 19:21).

Так, например, случилось с блаженным Андреем, Христа ради юродивым. Вот как об этом повествует его житие…

Приведем из него обширный эпизод, потому что он очень точно передает нам глубинную суть подвига юродства.

Глава 1. О нападении в театре

Однажды ночью, встав со своего ложа, он принялся молиться наподобие рекшего: «В полночь вставал славословить Тебя за праведные суды Твои». Тогда, исполненный зависти к нему, явился коварный дьявол и начал со страшным грохотом стучать в двери комнаты, в которой жил юноша. И вот, охваченный страхом, оставив молитву и бросившись на ложе, он спрятался под своей козьей накидкой.

Увидев это, сатана возрадовался и говорит будто бы кому-то вроде него самого: «Посмотри-ка на этого селееда!1 И он вооружается против нас!» Сказал это и исчез. Вслед за тем блаженный юноша, впав в глубокий сон, видит, будто находится он в театре2, и с одной стороны перед ним множество одетых в белое и прочих благовидных людей, с другой же стороны — бесчисленная толпа черных эфиопов3.

 И между обеими сторонами происходит состязание в беге и борьбе. Ведь среди эфиопов был один темнокожий огромной величины, и они хотели, чтобы облаченные в белое бежали и боролись с ним, ибо он возглавлял легион сатаны.

И в то время как блаженный стоял там и слушал, вдруг спустился сверху прекраснейший юноша, державший в руке своей три венца: и один был изукрашен чистым золотом и камнями драгоценными, другой — многими жемчугами, а третий сплетен из всевозможных роз, и лилий, и растений райских, так что был неувядаем. И такое благоухание от него исходило, какое ум человеческий выразить не может.

И вот, увидев их, блаженный возрадовался и пожелал узнать, как же получить ему один из тех венцов. И, подойдя к прекрасному юноше, рек ему: «Скажи, Христа ради, за сколько продаешь их? Даже если я не смогу купить их сразу, то побегу и сообщу господину моему, и ты получишь от него столько золота, сколько захочешь».

Тогда юноша, улыбнувшись ему, сказал: «Поверь мне, о дорогой друг, что если бы ты принес мне злато всего мира, я бы не отдал ни единого из этих цветов ни тебе, ни кому-либо другому, ни зовущемуся твоим господином, ибо не из этого суетного мира они, как ты подумал, но из сокровищ небесных, которыми увенчиваются одолевающие этих эфиопов.

Итак, если ты хочешь получить один из этих венков, выйди вперед и порази этого черного, как копоть, эфиопа, и если ты победишь его, не только эти, но и другие, какие пожелаешь, венцы получишь от меня». Услыхав такое, блаженный Андрей воодушевился и говорит ему: «Господин мой, поверь, что я исполню сказанное мне тобою, только поведай мне об их хитростях».

Тот же ответил: «Эфиопы, хотя и дерзки, однако трусливы и бессильны. А посему не страшись огромного его вида, ибо подобно овощу он гнил и немощен». Этими словами умастив его и схватившись с ним, как будто в борьбе, он обучил его, как выстоять против эфиопа. И сказал ему: «Когда он поднимет тебя, не пугайся, но сцепись с ним крестообразно, и увидишь славу Божию».

Тогда вышел Андрей и прокричал громогласно: «Сюда, чернокожий, давай-ка поборемся с тобою!» И эфиоп приблизился и, усмехаясь, схватил его, но Андрей, сцепившись с ним крестообразно, швырнул его оземь, так что тот остался лежать без звука. Тогда великая радость случилась среди облаченных в белое, и они подняли его на руки и принялись целовать, умащая его благовониями духовными.

А когда толпа эфиопов исчезла с великим стыдом, явился тот славный юноша, подарил блаженному Андрею драгоценные венки и, облобызав его, сказал: «Отныне ты наш друг и брат; а посему беги нагим в этом прекрасном ристании, стань юродивым ради Меня, и Я сделаю тебя причастным многих благ в царствии Моем». Проснувшись, блаженный удивился виденному им.

https://www.youtube.com/watch?v=SrNRCWDYEGQ

А с наступлением утра он приходит ко мне, недостойному, и поверяет мне свое видение. Я же, выслушав его, поразился, ибо благоухание от него исходило невидимо, словно от мира драгоценнейшего. Поразмыслив же вдвоем, мы решили, что выставит он себя на посмешище вроде одержимого демоном и безумного ради того, кто сказал: «Стань безумным ради Меня, и многих благ вкусишь в царствии Моем».

Иначе ведь не мог он уйти от земного своего господина.   

Глава 2. О расстройстве ума

Следующею ночью, поднявшись в полуночный час, он молился. По окончании молитвы он взял нож, отправился к колодезю воды и, сняв свой хитон, начал рубить его на мелкие кусочки, словно лунатик, произнося в смятении какие-то слова с бессвязными звуками, как делают умалишенные.

Повар же, пробудившись и подумав, что время к утру, вышел, чтобы набрать воды, но, увидав случившееся, выпустил кувшин и закричал находившимся в доме: «Андрей свихнулся: он сидит возле колодца, окончательно разорвав свой хитон». Услышав это, его хозяин сильно опечалился. Он встал и вышел вместе со своею супругою и всеми домочадцами.

Они увидели обезумевшего и стали громко рыдать и горько оплакивать его, принимая за правду все, что им совершалось.

Господин же его, в великой печали по случившемуся с Андреем, отправляет его в священный храм святой и славной мученицы Анастасии, который построил благочестивый Лев Макел, и приказывает, чтобы заковали его, послав при этом ризничему очень много денег на лечение Андрея…»

Примерно то же мы наблюдаем и в житии преподобного Феофила Киевского. Сам он, являясь в некотором смысле примером монашеской жизни, чему подтверждение довольно раннее пострижение в великую схиму – в сорок шесть лет 9 декабря 1834 года, начинает юродствовать. Вот как он это сам объясняет своему другу Петру Крыжановскому, для которого был духовным наставником.

«Откажись от мира и всего, что в мире, затвори для всех храмину своей души, распни свою плоть со страстями и похотями и, находясь в беспрестанной молитве, избери себе узкий путь, вводящий в живот вечный…»

«Итак, если хочешь быть плодоносным, – умри, умри настоящим образом, чтобы и в сердце носить чувство, что ты уже умер…И не страшись того, что не будет плода, коль все замрет: будет! Не замрет все, а явится энергия, да еще какая!..»

И действительно, перед нами не раскрыты тайны домостроительства Божия, происходившие в душе великого праведника старца Феофила, но мы можем рассуждать о них по его поступках в мире – о его множественных чудотворениях, исцелениях, пророчествах, духовных советах, которые в точности сбывались.

Из них мы с уверенностью и почти аптекарской точностью заявляем, что достиг праведник животворного родника Господнего и стал действительно благодатным и чистым сосудом – вместилищем Духа Святого.

Чему же мы можем у него поучиться? Что можем взять для себя из подвига юродства? Конечно же, я не призываю всех одеться в рубище, не мыться, жить на улице и прочее.

Все это только внешние формы, атрибуты, которые, кстати говоря, были у каждого юродивого свои личные, сообразные со свойствами его внутреннего устроения души и подвига.

Мы должны с Божьей помощью понять суть подвига юродства Христа ради и вооружиться им.

Случай-сон из жития блаженного Андрея юродивого, который приведен выше, – это схема нашей жизни. Вся наша жизнь – это ристалище-сражение с бесами. В этом главная ее суть.

Бесы огромны, черны и страшны, но внутри гнилы и бессильны, словно овощ, и мы должны бороться с Божьей помощью с ними – бороться церковными Таинствами, молитвою, постом, добрыми делами, преображением самого себя, собственных души и тела, в храм Господень, где во внутреннем алтаре сокровенном нашего сердца на престоле не телевизор, не интернет, не колбаса  с омарами, не «мерседес» или «ягуар», не «умный дом», в котором свет зажигается по хлопку ладонями, не иные житейские утехи да удовольствия, но Господь Бог и сияющая лампада нашей веры и любви, зажженной в честь Него – в Его славу.

Читайте также:  Великий понедельник страстной седмицы - богослов

Я не призываю выбросить телевизор или холодильник с двенадцатого этажа или отдать ключи от автомобиля нищему в метро. Я призываю внутренне сердечно отречься от них, не прикипать душою и сердцем к предметам, пусть даже и очень сладостным вещественного материального мира. И иметь, и пользоваться ими, как не имеющий.

Божественный Павел пишет: «Я вам сказываю, братия: время уже коротко, так что имеющие жен должны быть, как не имеющие; и плачущие, как не плачущие; и радующиеся, как не радующиеся; и покупающие, как не приобретающие; и пользующиеся миром сим, как не пользующиеся; ибо проходит образ мира сего.

А я хочу, чтобы вы были без забот» (1 Кор. 7:29–32).

Проходит образ мира сего. Всему здесь суждено умереть и превратиться в прах. Потому глубоко несчастен и тревожно-нервно озабочен человек, который живет только материальным. В вечной жизни он потеряет все предметы своего обожания. В смерти ли, во Втором пришествии Христовом ли останется только он и Бог и вечный вопрос: «В ад или в рай?»

Что я заслужил своей жизнью?

Поэтому подвиг юродства актуален для всех нас. И каждый из нас не внешне, формально поведенчески, но внутренне должен его совершить с Божьей помощью: оторваться сердечно от материальных вещей, прилепиться ко Христу, к Его Святой Православной Церкви и выйти на духовную борьбу с бесами да страстями-грехами.

Ведь венцы из драгоценных камней и золота и благоуханных райских цветов сплетены для нас. Для нас. Захотим ли мы их получить?

Иерей Андрей Чиженко

Жития Святых — месяц январь | Страница 35 | Онлайн-библиотека

  • — Меня Господь послал исцелить тебя, только не согрешай более, чтобы не пострадать хуже.
  • — Кто ты такой, владыка святой?
  • — Я раб Христов, инок по имени Евстафий, лежащий в сем месте.

Больной проснулся и ужаснулся; с трепетом он поспешил к тогдашнему архиепископу Иакову и сообщил ему и всему собору об этом чудесном видении. Больной тогда же совершенно исцелился, и все прославили Господа и его святого Евстафия. Чудеса при гробе Евстафия стали умножаться.

Однажды нашли три цветка дивной красоты, выросшие на его мраморной раке, хотя она представляла совершенно сухой камень, — ни земли, ни даже никакой влаги не было на ней. Это чудесное знамение навело всех на мысль, что Бог прославляет Своего угодника и обновляет тело его нетлением.

Тогда же одному из иноков того монастыря, экклисиарху, в ночном видении является некий страшный юноша с пламенным оружием в руках и с гневом говорит:

— Почему вы нерадите, видя таковые знамения? или не разумеете, что телу усопшего не предназначено видеть истления, но оно должно быть изъято из земли?

О всех сих чудесах возвещено было благочестивому королю Урошу Милутину, который, по совещании с архиепископом повелел торжественно открыть раку, в которой и обретено было тело святителя Евстафия нетленным и положено открыто в новой раке.

Спустя некоторое время, в виду опасности от неприятельских нашествий, мощи святого Евстафия, старанием архиепископа Иакова, перенесены были из Жичи в Ипек (или Печь) [5] и поставлены в тамошнем архиепископском кафедральном храме святых апостолов Петра и Павла.

Память святых преподобномученика Зосимы и мученика Афанасия

Преподобномученик Зосима был родом из Киликии [1] и подвизался в пустыне. По приказанию нечестивого Диоклетиана [2], он был взят и предан мучениям за веру Христову. Раскаленным железом ему сожгли уши, бросили его в котел, наполненный нечистотами, повесили его за ноги вниз головою и предавали различным пыткам. Но чудесным образом святой был избавлен от смерти.

Во время мучений его, пришел из пустыни лев и заговорил человеческим голосом. При виде этого чуда, всех объял ужас, и Зосима был отпущен. Комментарисий [3] Афанасий, увидев его невредимым после жестоких мучений, уверовал во Христа и крестился.

Зосима удалился вместе с Афанасием в пустыню, и там, среди молитвенных подвигов в расселине одной горы оба они мирно предали души свои Господу.

В тот же день память преподобного Феоктиста, игумена в Кукуме Сикелийском [4].

Память 5 января

Страдание святых мучеников Феопемпта и Феоны

  1. Царь Диоклетиан в первый год воздвигнутого им на христиан гонения, однажды, во время своего путешествия прибыл в город Никомидию и здесь, поставив множество идольских изображений, покланялся им.

  2. Чрез несколько дней, в городских окрестностях был захвачен епископ Никомидийский Феопемпт (он первый пострадал в гонении христиан Диоклетианом), который, будучи представлен на суд царю, сказал:
  3. — Эти боги, серебряные и золотые, деревянные и каменные, которым ты покланяешься, — вовсе не боги, ибо они не могут ни дышать, ни говорить, ни сделать что либо доброе или злое; Всемогущий же Небесный Бог сотворил небо, землю и море и все, что в них находится.
  4. Когда святой говорил это и многое другое о вере христианской, царь, в гневе, сказал ему:
  5. — Я призвал тебя не для того, чтобы рассуждать, а для того чтобы ты без разговоров принес жертву богу Аполлону.
  6. Святой Феопемпт отвечал на это такими словами:

— Таким богам я никогда не принесу жертву и никогда не испугаюсь мучений, какие ты можешь мне назначить, ибо написано: «И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить» (Мф. 10:28). А ты, имея власть над моим телом, делай, что тебе угодно!

  • Тогда царь повелел растопить печь, чтобы потом бросить в нее святого епископа, и воины растопляли печь как можно жарче, с утра до полудня. В это время святой епископ сказал им:
  • — Подождите немного, и я покажу вам силу Господа Бога моего, за святое имя Которого эта печь растопляется для меня.
  • Сказав это, святой бросился в разгоравшуюся печь и сел в ней посредине, а воины, полагая, что он тотчас же сгорел, ушли. Но в полночь святой муж, выйдя из печи, вошел в царскую опочивальню, двери коей пред ним отворились сами собою, и, разбудив царя, сказал ему:
  • — Я — Феопемпт епископ, служитель Иисуса Христа: я не умер, но жив, хотя ты и повелел меня умертвить.

Сказав это, он снова вошел в печь. Царь, увидев святого и услышав его слова, пришел в ужас и как бы онемел от сильного страха. На утро, призвав своих воинов, он сказал им:

  1. — Бросили ли вы в разожженную печь того христианина, которого я повелел вам бросить?
  2. Воины отвечали:
  3. — Мы сделали, государь, как ты повелел — бросили его, и он вчера погиб в огне.
  4. Тогда Диоклетиан встал, пошел с воинами к печи и там услышал, как святой епископ посреди разожженной печи пел и славословил Бога. Это привело царя в чрезвычайное удивление и, когда святой вышел из печи невредимым, царь сказал окружавшим его:
  5. — Смотрите, как сильно волшебство христианское; я слышал, что христиане совершают свои волшебные дела во имя какого-то Иисуса.
  6. После этого царь тотчас повелел взять пса и бросить в печь, чтобы видеть, не останется ли целым пес, как чудесно остался целым епископ; но пес тотчас же сгорел. Увидев это, царь сказал человеку Божиему:
  7. — Я предам тебя жесточайшим мучениям как нечестивца, потому что я убедился, что ты — обольститель и волшебник.
  8. Он повелел заключить его в тесную темницу и не давать ему ни хлеба, ни воды до того дня, в который царь захочет судить его, и человек Божий пробыл в той темнице двадцать два дня без пищи и питья, будучи укрепляем Богом. По окончании этого времени, царь сказал своим воинам:
  9. — Пойдем, посмотрим, жив ли тот христианин или уже умер?
  10. Найдя его живым и радостным, как бы после царского обеда, Диоклетиан разгневался и, выведши блаженного епископа из темницы, разодрал на себе одежды, всплеснул руками и сказал:
  11. — Смотрите же, как сильно христианское волшебство!
  12. Но блаженный епископ на это сказал:

— Доколе, несчастный, ты будешь оставаться ослепленным и до каких пор не будешь признавать истинного Бога, в Которого я верую? Ибо Он дал мне силу и крепость, чтобы я победил тебя и чтобы я возвысился над всеми мучениями, какие ты для меня изобретешь, и презрел их.

Царь же при сих словах повелел вырвать у святого правый глаз и положить его в правую руку мученика, а потом отвести его в темницу. Когда святой здесь стал молиться, великий свет воссиял пред ним в темнице и тотчас же зеница ока его открылась и стала цела и здорова как и другие. Узнав об этом и увидев святого, царь разгневался еще больше и сказал:

  • — Клянусь римским Аполлоном [1], что не успокоюсь до тех пор пока не найду более сильного волшебника, который мог бы разрушить все твои хитрости и волшебные действия!
  • Сказав это, царь снова повелел увести его в темницу, а сам послал указы по всем странам ему подвластным такого содержания:
  • — Если какой-либо волшебник, — писал царь, — может разрушить христианские волхования, тот пусть как можно скорее явится; он получит большие подарки и великие почести.
  • И вот пришел один волшебник по имени Феона, который, представ пред лицо Диоклетиана, сказал:
  • — По вашему повелению я пришел, чтобы как можно скорее разрушить христианское волшебство, и я непременно исполню то, что обещаю тебе.
  • Услышав это, царь обрадовался и сказал:

— Есть у меня в темнице один христианский князь. Когда ты разрушишь его волшебную силу, то получишь от нас великие почести.

  1. Феона на это сказал ему:
  2. — Пусть этот христианин сотворит предо мною какое нибудь чудо и я, в твоем присутствии, разрушу все его дела.
  3. Царь обрадовался этому и сказал Феоне:
  4. — Однако мне хотелось бы сначала видеть какое-либо знамение, совершенное тобою.

Феона испросил тогда привести к нему самого свирепого быка. Когда бык был приведен, Феона пошептал ему в уши какие-то слова, и бык в то же мгновение распался на две части и каждая часть лежала особо.

Читайте также:  Изнесение креста животворящего (медовый спас) в тюльгане - богослов

Страдание святых мучеников Феопемпта и Феоны

  • Страдание святых мучеников Феопемпта и Феоны
  • Царь Диоклетиан в первый год воздвигнутого им на христиан гонения, однажды, во время своего путешествия прибыл в город Никомидию и здесь, поставив множество идольских изображений, покланялся им.
  • Чрез несколько дней, в городских окрестностях был захвачен епископ Никомидийский Феопемпт (он первый пострадал в гонении христиан Диоклетианом), который, будучи представлен на суд царю, сказал:
  • — Эти боги, серебряные и золотые, деревянные и каменные, которым ты покланяешься, — вовсе не боги, ибо они не могут ни дышать, ни говорить, ни сделать что либо доброе или злое; Всемогущий же Небесный Бог сотворил небо, землю и море и все, что в них находится.
  • Когда святой говорил это и многое другое о вере христианской, царь, в гневе, сказал ему:
  • — Я призвал тебя не для того, чтобы рассуждать, а для того чтобы ты без разговоров принес жертву богу Аполлону.
  • Святой Феопемпт отвечал на это такими словами:

— Таким богам я никогда не принесу жертву и никогда не испугаюсь мучений, какие ты можешь мне назначить, ибо написано: «И не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить» (Мф. 10:28). А ты, имея власть над моим телом, делай, что тебе угодно!

  1. Тогда царь повелел растопить печь, чтобы потом бросить в нее святого епископа, и воины растопляли печь как можно жарче, с утра до полудня. В это время святой епископ сказал им:
  2. — Подождите немного, и я покажу вам силу Господа Бога моего, за святое имя Которого эта печь растопляется для меня.
  3. Сказав это, святой бросился в разгоравшуюся печь и сел в ней посредине, а воины, полагая, что он тотчас же сгорел, ушли. Но в полночь святой муж, выйдя из печи, вошел в царскую опочивальню, двери коей пред ним отворились сами собою, и, разбудив царя, сказал ему:
  4. — Я — Феопемпт епископ, служитель Иисуса Христа: я не умер, но жив, хотя ты и повелел меня умертвить.

Сказав это, он снова вошел в печь. Царь, увидев святого и услышав его слова, пришел в ужас и как бы онемел от сильного страха. На утро, призвав своих воинов, он сказал им:

  • — Бросили ли вы в разожженную печь того христианина, которого я повелел вам бросить?
  • Воины отвечали:
  • — Мы сделали, государь, как ты повелел — бросили его, и он вчера погиб в огне.
  • Тогда Диоклетиан встал, пошел с воинами к печи и там услышал, как святой епископ посреди разожженной печи пел и славословил Бога. Это привело царя в чрезвычайное удивление и, когда святой вышел из печи невредимым, царь сказал окружавшим его:
  • — Смотрите, как сильно волшебство христианское; я слышал, что христиане совершают свои волшебные дела во имя какого-то Иисуса.
  • После этого царь тотчас повелел взять пса и бросить в печь, чтобы видеть, не останется ли целым пес, как чудесно остался целым епископ; но пес тотчас же сгорел. Увидев это, царь сказал человеку Божиему:
  • — Я предам тебя жесточайшим мучениям как нечестивца, потому что я убедился, что ты — обольститель и волшебник.
  • Он повелел заключить его в тесную темницу и не давать ему ни хлеба, ни воды до того дня, в который царь захочет судить его, и человек Божий пробыл в той темнице двадцать два дня без пищи и питья, будучи укрепляем Богом. По окончании этого времени, царь сказал своим воинам:
  • — Пойдем, посмотрим, жив ли тот христианин или уже умер?
  • Найдя его живым и радостным, как бы после царского обеда, Диоклетиан разгневался и, выведши блаженного епископа из темницы, разодрал на себе одежды, всплеснул руками и сказал:
  • — Смотрите же, как сильно христианское волшебство!
  • Но блаженный епископ на это сказал:

— Доколе, несчастный, ты будешь оставаться ослепленным и до каких пор не будешь признавать истинного Бога, в Которого я верую? Ибо Он дал мне силу и крепость, чтобы я победил тебя и чтобы я возвысился над всеми мучениями, какие ты для меня изобретешь, и презрел их.

Царь же при сих словах повелел вырвать у святого правый глаз и положить его в правую руку мученика, а потом отвести его в темницу. Когда святой здесь стал молиться, великий свет воссиял пред ним в темнице и тотчас же зеница ока его открылась и стала цела и здорова как и другие. Узнав об этом и увидев святого, царь разгневался еще больше и сказал:

  1. — Клянусь римским Аполлоном [1], что не успокоюсь до тех пор пока не найду более сильного волшебника, который мог бы разрушить все твои хитрости и волшебные действия!
  2. Сказав это, царь снова повелел увести его в темницу, а сам послал указы по всем странам ему подвластным такого содержания:
  3. — Если какой-либо волшебник, — писал царь, — может разрушить христианские волхования, тот пусть как можно скорее явится; он получит большие подарки и великие почести.
  4. И вот пришел один волшебник по имени Феона, который, представ пред лицо Диоклетиана, сказал:
  5. — По вашему повелению я пришел, чтобы как можно скорее разрушить христианское волшебство, и я непременно исполню то, что обещаю тебе.
  6. Услышав это, царь обрадовался и сказал:

— Есть у меня в темнице один христианский князь. Когда ты разрушишь его волшебную силу, то получишь от нас великие почести.

  • Феона на это сказал ему:
  • — Пусть этот христианин сотворит предо мною какое нибудь чудо и я, в твоем присутствии, разрушу все его дела.
  • Царь обрадовался этому и сказал Феоне:
  • — Однако мне хотелось бы сначала видеть какое-либо знамение, совершенное тобою.

Феона испросил тогда привести к нему самого свирепого быка. Когда бык был приведен, Феона пошептал ему в уши какие-то слова, и бык в то же мгновение распался на две части и каждая часть лежала особо.

  1. Тогда изумленный царь сказал:
  2. — Действительно, ты можешь разрушить христианское волшебство!
  3. — Подожди еще царь, — отвечал ему Феона — и ты поймешь все величие происшедшего чуда!
  4. Сказав это, он повелел принести себе весы и положил на них обе части вола, которые оказались обе равными по весу. Немедленно после этого Диоклетиан повелел привести к себе святого епископа Феопемпта и, поставив его против волхва, сказал ему:

— Знаю, что ты — обманщик и волшебник! Вот сей волхв пришел из Египта, и я теперь хочу узнать, кто из вас обоих сильнее в волшебстве.

Тогда Феона сказал епископу:

— Я покажу над тобою два действия моей волшебной силы и, если они не повредят тебе, то и я уверую в твоего Бога.

Приготовив из муки две круглые лепешки, он предложил епископу съесть их. Епископ взял и съел их, и они показались ему на вкус сладкими как мед и не причинили ему никакого вреда.

  • Увидев это, Феона удивился и сказал:
  • — Я испытаю на тебе еще одно чудесное действие моего искусства и, если оно тебе не повредит, то уверую в твоего Бога.
  • Взяв чашу с водою, он положил в нее одну ядовитую траву и призвал на помощь себе могущественнейших бесов, чтобы яд подействовал сильнее, а потом дал выпить воду святому.
  • Когда святой выпил ее без всякого вреда для себя, Феона тотчас же упал к ногам святого епископа и сказал:
  • — Нет Другого Бога, на Которого можно было бы уповать кроме единого Иисуса!
  • А потом сказал царю:
  • — Я — христианин и поклоняюсь Распятому!
  • Услышав это, царь пришел в большое смущение и воскликнул:
  • — Велики чудеса христианских волшебников!

И повелел обоих отвести в темницу. Там святой епископ, научив Феону вере, переименовал его в Синезия (что значит: исполненный разума, так как он чистым сердцем, уразумел и познал Христа Бога и Господа) и окрестил его.

На утро царь повелел привести к себе святого епископа и, преклонив пред ним голову, сказал ему:

— Здравствуй, учитель волшебников.

И потом стал убеждать его обратиться к нечестивой эллинской вере.

Когда же святой отказался принести жертву богам, царь повелел растянуть его на земле, лицом к верху, и привязать к четырем деревьям за руки и за ноги, а потом принести довольно большой обломок каменного столба, который восемь человек едва могли снести, и положить его на чрево святого.

Но святой епископ обратился с молитвою к Богу — и тотчас же тот камень, который был положен ему на чрево, поднялся сам собою и был отброшен от него далеко, почти на пятнадцать локтей расстояния.

Тогда Диоклетиан повелел повесить святого за ноги, вниз головою, а к шее привязать тяжелый камень, и оставил его висящим в таком положении с утра до третьего часа дня. Потом он приказал обрезать внезапно веревку, на которой святой был повешен за ноги; он думал что, при падении, он будет раздавлен тяжелым камнем, расшибется и, таким образом позорно погибнет. Но когда это было сделано, святой епископ силою Божией, стал прямо на ноги свои. После этого мучитель произнес над ним смертный приговор.

Святой, с радостью услышав его, громко воскликнул:

— Благословен Бог, Отец Господа моего Иисуса Христа, что Он сподобил меня достигнуть того дня, наступления которого я всегда желал. Итак молю Тебя, Господи, поминай меня во веки и в настоящий час!

Сказав это, он преклонил колена и, подвергшись усечению главы, преставился в мире, исповедуя Пресвятую Троицу.

Потом царь повелел привести к себе волхва Феону, уверовавшего во Христа, и когда ни ласкательством, ни угрозами не смог склонить его к идольскому жертвоприношению, то повелел бросить его в глубокий ров и засыпать землей. Приведены были и свирепые кони, которые топтали ногами землю, насыпанную на святого, брошенного в ров. Так святой Феона, посыпаемый землею и долгое время попираемый конскими ногами, отошел к Господу [2].

Свой страдальческий подвиг святые мученики, епископ Феопемпт и Феона, он же и Синезий, совершили в Никомидии, при царе Диоклетиане, пребывая под властью верховного Царя, Господа нашего Иисуса Христа, ему же с Отцом и Святым Духом слава во веки, аминь.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *