События великой пятницы — богослов

События Великой Пятницы - Богослов

События Страстной Пятницы относятся к Страстям Христовым, произошедшим после Тайной вечери: арест, суд, бичевание и казнь. Распятие — кульминационный момент Страстей Христовых. Проследим хронологию Евангельских событий, которые начинаются поздним вечером четверга.

Путь в Гефсиманский сад и предсказание о грядущем отречении учеников

События Великой Пятницы - Богослов

После Тайной вечери Христос с учениками направляются за город, в Гефсиманский сад.

Моление о чаше

События Великой Пятницы - Богослов

У входа в сад Иисус оставил учеников. Взяв с собой лишь троих избранных: Иакова, Иоанна и Петра, он пошёл на Елеонскую гору. Наказав им не спать, он отдалился для молитвы. Предчувствие гибели переполняло душу Иисуса, сомнения овладели им. Он, поддавшись своей человеческой природе, просил Бога-Отца пронести мимо чашу Страстей, однако покорно принял Его волю.

Спустившись с горы, Иисус будит апостолов и говорит им, что предавший его уже приближается. 

Поцелуй Иуды и арест Иисуса

  • События Великой Пятницы - Богослов
  • С  отрядом воинов и служителей от первосвященников и фарисеев, с фонарями и светильниками и оружием появляется Иуда и поцелуем выдает Христа. 
  • События Великой Пятницы - Богослов

Стражники хватают Иисуса, при попытке апостолов помешать им, Петр отсекает ухо рабу первосвященника Малху, но Иисус его исцеляет. Воины берут Христа под стражу, ученики разбегаются, лишь Петр и Иоанн тайком следуют за стражей, уводящей их учителя.

Иисус перед Синедрионом (первосвященниками)

События Великой Пятницы - Богослов

В ночь Страстного четверга Иисуса Христа к первосвященнику Анне, тестю Каиафе, который был в тот год первосвященником. Петр скрытно следует за Иисусом. Анна начал спрашивать Христа о его учении и его последователях.

Иисус отказался отвечать, он утверждал, что всегда проповедовал открыто, не распространял никакого тайного учения и предложил выслушать свидетелей его проповедей.

Анна не имел власти вынести приговор и посылает связанного Иисуса Христа к Каиафе. 

У Каиафы собираются книжники и старейшины. Первосвященники и старейшины и весь синедрион ищут лжесвидетельства против Иисуса, чтобы предать Его смерти. 

Иисуса Христа обвиняют в богохульстве. Его избивают, хулят и требуют: «Прореки, кто ударил Тебя?». Иисус хранил молчание. Синедрион, собравшийся у Каиафы, приговаривает Христа к смерти.

Отречение апостола Петра

События Великой Пятницы - Богослов

Петра, следовавшего за Иисусом до синедриона, не впустили в дом. В прихожей он подошёл к очагу, чтобы согреться. Одна из служанок первосвященника, всмотревшись в греющегося у костра во дворе Петра, узнает его.

Петр трижды отрекается и слышит, как поет петух. Исполняется слова Господа: «Петр, не пропоет петух сегодня, как ты трижды отречешься, что не знаешь Меня» (Лк 22:34). Петр в слезах уходит. Наступает рассвет.

Иисус перед Понтием Пилатом

События Великой Пятницы - Богослов

Утром Страстной пятницы Иисуса отвели в преторию, которая помещалась в бывшем дворце Ирода у башни Антония. Необходимо было получить от Понтия Пилата утверждение смертного приговора.

Пилат был недоволен тем, что его вмешивают в это дело, но допрашивает Спасителя, не находит в нем никакой вины и отсылает к Ироду Антипе. 

Ирод  радуется встрече с Иисусом Христом, потому что давно надеялся увидеть от Него какое-нибудь чудо, но Спаситель не отвечает. Первосвященники и книжники стоят рядом и продолжают обвинения. Насмеявшись над Христом, Ирод одевает Его в светлую одежду и отсылает обратно к Пилату.

Между Пилатом и Иродом устанавливается дружба.

Пилат созывает первосвященников и народ. Он предлагает, по обычаю праздника отпустить одного из узников: разбойника Варавву или Иисуса. Однако толпа, подстрекаемая первосвященииками, требует отпустить не Иисуса Христа, а Варавву.

Пилат колеблется, но в итоге приговаривает Христа, однако, при этом использует не формулировку первосвященников. Умывание рук Пилатом — знак того, что он не хочет вмешиваться в происходящее.

Бичевание Христа

События Великой Пятницы - Богослов  Бичевание

Пилат приказал бичевать Иисуса (обыкновенно бичевание предшествовало распятию).

Поругание и увенчание терновым венцом

События Великой Пятницы - Богослов

Поздним утром Страстной пятницы воины отводят Христа в преторию, собирают весь полк, одевают Его в багряницу и возлагают на голову терновый венец. Его бьют по голове тростью, плюют и насмехаются, становясь на колени и кланяясь Ему как Царю. Чтобы осмеять Иисуса, «Царя Иудейского», на него надевают красную власяницу, венец из терновника и дают в руки жезл.

Пилат выводит Христа в венце и багрянице к народу, надеясь, что вид Его страданий смягчит людей. Народ требует казнить Христа и отпустить Варавву. Пилат умывает руки и предает Христа на распятие.

С Него снимают багряницу, одевают в Его собственные одежды ведут на смерть.

Крестный путь (Несение креста)

Иисус приговорён к позорной казни через распятие вместе с двумя разбойниками. Местом казни была Голгофа, расположенная за городом. Время — около полудня Страстной пятницы. Место действия — подъем на Голгофу. Приговорённый должен был сам нести крест до места казни. За Христом следовали плачущие женщины.

По дороге на Голгофу воины встречают Симона Киринеянина, шедшего с поля. Так как Христос падал под тяжестью креста, солдаты заставляют Симона помогать нести крест за Иисусом.

Распятие

В час третий по иудейскому исчислению, что соответствует 9 утра, Спасителя распинают на Кресте. Над головой Иисуса к кресту прикрепляют табличку с надписью на надписью еврейском, греческом и латинском языках: «Царь Иудейский». 

Срывание одежд с Христа и разыгрывание их солдатами в кости

Распявшие Христа воины стерегут его и делят Его одежды. Каждому воину достается по части, но тканый сверху хитон они поделить не могут и бросают о нем жребий.

На кресте

По обеим сторонам от Христа были распяты два разбойника. Один из них хулит Христа, Второй просит: «Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!» и получает обещание «ныне же будешь со Мною в раю».

Через некоторое время Христос, мучимый жаждой попросил пить. Один из солдат, стерегущих Христа, обмакнул в губку в смесь воды с уксусом и на трости поднёс к его губам.

Иисус, увидев у подножия Креста Свою Матерь, поручает ее заботе стоящего рядом ученика – по преданию Иоанну Богослову, автору Евангелия, в котором упоминается это событие.

Распятие Христово  

С шестого часа по девятый (т.е. с полудня до 3 часов по современному исчислению) по всей земле царит тьма.

В час девятый Иисус громко восклицает «Или́, Или́! ламá савахфани́?» то есть: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?». Ему подносят губку с уксусом.

Спаситель произносит последние слова: «Свершилось. Отче! в руки Твои предаю дух Мой» и испускает дух. 

Меркнет солнце. Храмовая завеса раздирается надвое. Происходит землетрясение. 

Снятие с креста

Чтобы ускорить смерть распятых (был канун пасхальной субботы, которая не должна была омрачаться казнями), первосвященники приказывают перебить им голени. Однако Иисус был уже мёртв. Один из солдат (в некоторых источниках — Лонгин) ударяет Иисуса копьём в рёбра — из раны потекла кровь, смешанная с водой.

  1. Тайный ученик Христа – Иосиф из Аримафеи, член Совета старейшин, просит у Пилата позволения снять тело Иисуса и получает разрешение. 
  2. Другой почитатель Иисуса, Никодим, помог снять тело с креста.

Положение во гроб

  • Никодим и Иосиф берут около ста литров состава из смирны и алоя и обвивают тело Христа пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи.
  • Христа погребают в саду на том месте, где Он распят, в новом гробу, высеченном в скале.

За тем, как тело полагают во гроб, смотрят женщины, пришедшие с Иисусом из Галилеи.

Они возвращаются по домам, готовят благовония и масти и остаются в покое, поскольку наступает суббота.

Назад к списку

Великая Пятница. Что происходило на Страстной седмице

Наступила Великая Пятница. Страстные Евангелия прочитаны еще с вечера (по уставу они должны читаться поздно вечером, а завершается служба ночью), в сокращенном виде те же события вспоминаются на Царских Часах – утренней службе Великой Пятницы.

Напомню, что часы – это небольшие службы, освящающие время: час первый – раннее утро, примерно семь утра; третий – девять утра, шестой – полдень, девятый – три часа дня.

Они и в течение года символически отсылают к событиям Страстей Христовых: события до суда у Пилата (моление о Чаше, арест, суд у Каиафы); осуждение у Пилата; распятие; смерть Спасителя.

Великим постом на это прямо указывают тропари шестого и девятого часов: «Христос и Бог наш, в шестой день (пятницу) и час пригвоздивший ко Кресту дерзкий грех Адамов в Эдеме, раздери и летопись наших грехов и спаси нас», «Христос и Бог наш, в девятый час ради нас приняв телесную смерть, умертви и нашей плоти помышления и спаси нас».

А что об этом дне говорят Евангелия? Вернемся к Утрене Великой Пятницы – службе Двенадцати Евангелий.

Первое, самое длинное Евангелие – беседа Христа с апостолами после омовения ног.

Время описавший ее Иоанн Богослов не называет, но зато все четыре евангелиста единогласно подтверждают, что суд у Каиафы проходил перед рассветом: именно во время этого события апостол Петр трижды отрекся от Учителя. И сразу после его отречения запел петух, а петухи поют на рассвете. Этот эпизод повторяется во втором и третьем Евангелии.

Примерно тогда же раскаялся и другой апостол, уже бывший. Иуда понял, что Учителя осудили на смерть, бросил сребреники в Храме и удавился.

Выход так себе – у него еще целое утро было, чтобы хотя бы попытаться исправить содеянное, ведь, согласно 27-й главе Евангелия от Матфея, суд у Пилата начался примерно в это же время, утром.

Солнце уже встало, и Иоанн Богослов это особо подчеркивает (18,28-29): утро наступило, поэтому священники и старейшины не смогли войти к Пилату – иначе бы они осквернились и не смогли бы вкушать пасхальную жертву. Пилат вышел к ним сам.

Можно себе вообразить, какой шум и скандал они устроили во дворе, если сам наместник императора отправился разбираться! Вот что мешало Иуде тоже прийти к дворцу наместника и признаться, что арест был вообще необоснованным, что это пародия на правосудие что с римской, что с иудейской точки зрения?

Христа бы все равно распяли (нашли бы повод), но был бы не Иуда-предатель, а Иуда – покаявшийся грешник, типа апостола Павла.

Суд у Пилата Иоанн описал подробнее остальных евангелистов. Видимо, это связано с тем, что он был хорошо знаком с первосвященником (18,16: «Ученик же сей был знаком первосвященнику», – евангелист говорит о себе), а значит – и со всей иерусалимской элитой. Этот евангельский эпизод очень интересно разбирать с исторической стороны.

События Великой Пятницы - Богослов

spbda.ru

Понтию Пилату священники приводят Какого-то преступника, толком не объясняя, что Он натворил. «Раз привели, значит, злодей», – огрызаются они.

«Ну и сами казните», – отвечает правитель, что, разумеется, звучит почти издевательски – приведение в исполнение смертного приговора в соответствии с местным законодательством без утверждения римской властью считалось самосудом и каралось достаточно строго. О чем священники и напоминают: «Нам не позволено никого предавать смерти».

Пилат вызывает обвиняемого и начинает допрос. Обвинение в попытке узурпации власти («Царь Иудейский») Христос отрицает: «Царство Мое не от мира сего».

Читайте также:  О женах мироносицах - богослов

К философским беседам об истине Пилат не готов, поэтому просто говорит иудеям, что вины не нашел, и предлагает Обвиняемого отпустить к празднику. Иудеи упорно требуют наказания Иисусу.

Пилат ничего не понимает: может, они удовлетворятся бичеванием? Но обвинители непреклонны: казнить! – и добавляют новое обвинение: «Называл Себя Сыном Божьим». Это римскому чиновнику более понятно: это император – сын богов, так что дело приобретает политическую окраску.

Надо разобраться – но Иисус не отвечает. Доказать Его вину невозможно, но тут начинается шантаж: первосвященники угрожают, что донесут императору на наместника, игнорирующего «оскорбление величества».

В «пятницу перед Пасхой, в час шестой» (Ин.19,14) Пилат под давлением толпы выносит смертный приговор. Начинается крестный путь.

В Иерусалиме Крестный путь, Via Dolorosa, состоит из нескольких отрезков.

Паломники идут от остановки до остановки, отсылающих к Писанию и благочестивым преданиям: падение Христа под Крестом, последняя встреча с Матерью по пути на Голгофу, место встречи с Симоном Киринеянином… Эпизод с Симоном есть во всех синоптических Евангелиях (на службе зачитываются в пятом и шестом фрагменте, от Матфея и от Марка): просто шел человек с поля, а его остановили и заставили нести орудие казни. Интересно, почему вдруг стража сжалилась над Осужденным и передала Его крест другому человеку? Или, может, это было желание поглумиться над кем-то еще? И какие чувства при этом испытывал Симон? Стыд – кто-то увидит, неправильно поймет? Злость – еще для какого-то преступника стараться, да что эти оккупанты себе позволяют? Жалость – у Него совсем, видно, не осталось сил, раз заставили вместо Него нести? Или страх – беспредельщики, сначала крест дали, потом и самого убьют?..

Удивительно, но на богослужении не читается фрагмент из 23-й главы Евангелия от Луки о плачущих женщинах, которых предупредил о грядущих бедствиях Сам Христос, измученный судом и предстоящей казнью: «И шло за Ним великое множество народа и женщин, которые плакали и рыдали о Нем.

Иисус же, обратившись к ним, сказал: дщери Иерусалимские! не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших, ибо приходят дни, в которые скажут: блаженны неплодные, и утробы неродившие, и сосцы непитавшие! тогда начнут говорить горам: падите на нас! и холмам: покройте нас! Ибо если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет?» (27:31). А на Крестном пути остановка, посвященная этой встрече, есть. Если вам доведется паломничать в Иерусалим – пройдите Via Dolorosa с Евангелием в руках, и на месте плача дщерей Иерусалимских вам тоже захочется плакать…

Это только середина Крестного пути. Ему придется еще очень многое пережить в этот страшный день.

Шестой час. Полдень. Жарко. Распятие – унизительная и мучительная смерть. Унижение. Один из самых трогательных моментов службы Двенадцати Евангелий – прокимен перед седьмым Евангелием «Разделиша ризы Моя себе…». Цитата из Псалтири легла на невероятную, душеразрывающую мелодию.

Стоит вслушаться, чтобы ощутить хотя бы на мгновение то, что пережил Сам Бог, что бывает с каждым человеком, потому что он смертен и несчастен.

Абсолютную брошенность, покинутость, пустоту, еще до смерти наступивший ад – когда у тебя вообще больше ничего не осталось.

Даже одежду отобрали, и стоишь ты, нагой духовно и физически, перед вечностью, а вечность молчит.

Христос страдает около трех часов под палящим иерусалимским солнцем. Лука говорит, что Его мучение сопровождается «тьмой по всей земле» от шестого до девятого часа, и Господь умирает.

Что это была за тьма? Солнечное затмение? Ветер из пустыни – «хамсин», несущий слепящий песок, затмевающий солнце? Грозовая туча? В любом случае: «Вся тварь изменяшеся страхом, зрящи Тя на Кресте висима, Христе: солнце омрачашеся, и земли основания сотрясахуся, вся сострадаху Создавшему вся». Эта тьма – эхо Его предсмертного крика. Бог не может умирать. Человек не должен умирать.

Страшному уроку сострадания, преподанному Господом, вняла природа, но не люди. Только безымянный благоразумный разбойник пожалел невинного Страдальца: «Он ничего худого не сделал» (Лк.23,41). Остальные – только после Его смерти, увидев великие знамения, начинают осознавать, что натворили… «Воистину Он был Сын Божий», – растерянно говорит сотник (Мф.27,54).

В середине дня в Великую Пятницу совершается последняя служба Страстей – Вечерня с выносом Плащаницы.

События Великой Пятницы - Богослов

tatmitropolia.ru

Снова читается Евангелие, описывающее все события от ареста до погребения Иисуса Христа. В этом богослужении, находящемся на границе Великой Пятницы и Благословенной Субботы (Лк.23,54: «День тот был пятница, и наступала суббота»), уже звучат нотки пасхальной радости:

  • Когда в гробнице плотию Ты добровольно заключен был, Христе, по природе Божественной оставаясь вездесущим и безграничным, Ты запер все сокровищницы смерти, Ты опустошил все царские дворцы ада – тогда и эту субботу Ты почтил Божественным благословением, и славой, и Твоим сиянием.
  • Когда Силы небесные созерцали Тебя, Христе, ложно обвиненного в обмане, и камень гроба, запечатанный руками тех, кто Твои нетленные ребра пронзал копьем, – они трепетали пред неслыханным долготерпением Твоим, но и, спасению нашему радуясь, взывали Тебе: «Слава снисхождению Твоему, Человеколюбец!»
  • Но пока это только тихое дыхание Пасхи. Перед Плащаницей поется стихира «Тебе, одеющегося светом яко ризою», посвященная тайным ученикам Христа, Иосифу из Аримафеи и Никодиму, которые нашли смелость снять Его тело с Креста и с достоинством похоронить – и ее слова очень скорбные, лишенные торжественности, хотя по тексту Иосиф уже знает о грядущем воскресении:

Тебе одеющагося светом, яко ризою, снем Иосиф с древа с Никодимом и, видев мертва нага непогребена, благосердный плач восприим (начал плакать с состраданием), рыдая, глаголаше: увы мне, Сладчайший Иисусе! Егоже вмале (только что) солнце на Кресте висима узревшее мраком облагашеся, и земля страхом колебашеся, и раздирашеся церковная завеса, но се ныне вижу Тя, мене ради волею подъемша смерть (ради меня добровольно умершего). Како погребу Тя, Боже мой, или какою плащаницею обвию? Коима ли рукама прикоснуся нетленному Твоему Телу? Или кия песни воспою Твоему исходу, Щедре? Величаю Страсти Твоя, песнословлю и погребение Твое со Воскресением, зовый: Господи, слава Тебе.

А затем перед Плащаницей читается канон «Плач Пресвятой Богородицы». Довольно часто можно услышать рассуждение о Страданиях и Воскресении: ну что такого страшного? Христос – Он ведь Бог, Он не по-настоящему умер, ведь знал, что воскреснет. Это в корне неправильный ход мысли.

События Великой Пятницы - Богослов

tatmitropolia.ru

Христос – не только Бог, но и человек. И дело даже не в том, что как человек Он не хотел умирать – Он в Гефсиманском саду молился, чтобы Чаша сия Его миновала, если это возможно. Дело в том, что Чаша Его страданий – это Чаша не только Его страданий. Человек не изолирован от других.

Будучи Человеком, Христос был Учителем и Другом Своим ученикам – и Он знал, что они будут страдать. Будучи Человеком, Христос был Сыном Своей Матери – и Он знал, что Она будет страдать больше кого бы то ни было.

Именно этому страданию и посвящены последние минуты Великой Пятницы:

Избавь Меня от боли, возьми Меня с Собой, Сын Мой и Бог Мой! Пусть сойду Я с Тобой в ад, не оставляй Меня одну, Я не смогу жить, не видя Тебя, Сладкого света Моего!

«Не будет Мне больше радости, – плача говорила Непорочная, – Свет Моя и Радость Моя сошла во гроб. Но Я не оставлю Его одного – умру здесь же, буду погребена с Ним!»

В конце канона Христос обращается к Матери с обещанием Своего Воскресения, и Она принимает это обещание. Но это поэзия, это мы знаем о Воскресении уже почти две тысячи лет. А тогда у гроба плакала осиротевшая Мать-Дева, Которой предстояло остаться одной на белом свете. Заботы о Ней умирающий Сын поручил Своему ученику – но для чего Ей жить дальше?

Если бы Воскресения не было, матери умирали бы от горя в тот же миг, как их детей снимали с Креста; как только фиксировалось время констатации смерти в реанимации; как только приходила похоронка из части, где служил сын… Но Одна Мать дождалась Встречи с Сыном, а значит, и остальные дождутся.

Великая Пятница. Воспоминание Святых спасительных Страстей Господа нашего Иисуса Христа

События Великой Пятницы - Богослов

Песнь 1

Ирмос: Волною морскою Скрывшего древле гонителя мучителя, под землею скрыша спасенных отроцы: но мы яко отроковицы Господеви поим, славно бо прославися.

Припев: Слава Страстем Твоим, Господи.

Приклонил еси колене моляся, Емуже покланяется всякое колено небесных, земных и преисподних. Приклонися к молению моему и услыши мя, якоже Отец молящася Тя услыша.

Слава Страстем Твоим, Господи.

Отче, в молении глаголал еси, да Тебе истиннаго Сына покажеши, на раны готов есмь, аще и единаго зла не сотворих: мене, Иисусе мой, многа зла сотвориша, многих избави мучений.

Слава: В поте лица твоего хлеб твой снеси, рекл еси падшему человеку: темже, яко вторый Адам, егда молился еси, пот Крове изливашеся из Пречистаго Тела Твоего: брашно бо Твое волю Отчу творити. Ни едину убо заповедь Твою сотворшаго, Иисусе Христе, потом Крове Твоея каплющим омый мя.

И ныне: Не ктому земля проклята есть, Кровию бо Сына Твоего благословляется: земле благословенная, Пречистая Дево, воздвигни мя, прах и пепел, на славословие Христа, Бога нашего.

Песнь 3

  • Ирмос: Тебе на водах повесившаго всю землю неодержимо, тварь видевши на лобнем висима, ужасом многим содрогашеся, несть свят, разве Тебе, Господи, взывающи.
  • Слава Страстем Твоим, Господи.
  • Отягчени быша сном Апостоли, егда отшел еси от очию их на молитву в вертограде Гефсиманстем: лениваго мя и унылаго на Твое поклонение воздвигни.
  • Слава Страстем Твоим, Господи.

Яко истинный Пастырь, видев волка Иуду грядуща, Аз есмь, друже, глаголал еси ученику лукавому, к покаянию наставляя падшаго.

Мене, всегда согрешающа и николиже в чувство приходящаго, направи, Господи мой, на путь правый, и от челюстей мысленнаго волка силою Твоею избави.

Слава: Се оружием и дрекольми яко на разбойника приходят, Егоже яко жертву нескверну в церкви искати подобаше: о моих гресех жертву приносимую Тебе, Господи, не презри.

И ныне: Коснувся уха усеченнаго, изцели раба архиереова Сын Твой, Врач душ и телес: вся моя душевныя и телесныя, Дево, изцели болезни, Целителя рождшая.

Седален, глас 6-й

Не отвещал еси ничтоже власть на Тебе мневшему имети, гордым противляяйся: но многою лжею безстудных утружден, молчиши, да мя многоглаголания избавиши и вся терпети научиши.

Слава, и ныне, Богородичен: Премени скорбь мою на радость, Дево Богородице, Яже многи скорби претерпела еси, зрящи многостраждуща Сына Твоего, мене ради осужденнаго.

Читайте также:  Церковное новолетие исчистяется с 14 сентября согласно индикта - богослов

Песнь 4

  1. Ирмос: На кресте Твое Божественное истощение провидя Аввакум, ужасся вопияше: Ты сильных пресекл еси державу, Блаже, приобщаяся сущим во аде, яко Всесилен.
  2. Слава Страстем Твоим, Господи.

  3. Не отвещал еси словесе безстудному Иродови, сынови погибели, усекнувшему уже Иоанна Предтечу, и глас Твой: добраго ответа при кончине моей сподоби мя, Христе.
  4. Слава Страстем Твоим, Господи.

  5. Знамения искаше Ирод чудеснаго, не разумея велия чуда, яко Бог твари предстоит: знаменай мя светом лица Твоего, Христе мой, и даждь веселие сердцу моему болезненному.
  6. Слава: Закрываху лице Твое биюще, Наньже Херувими зрети не могут, крилами закрывающеся: покрый мя Твоим заступлением.

И ныне: Изменися лице Твое, Дево, егда узрела еси Сына Твоего яко злодея ведома от иудеев. Многое воистинну долготерпение Твое, Сыне и Боже Мой, – со воздыханием рекла еси.

Песнь 5

Ирмос: К Тебе утренюю, милосердия ради Себе истощившему непреложно и до страстей безстрастно преклоншемуся, Слове Божий: мир подаждь ми, падшему, Человеколюбче.

Слава Страстем Твоим, Господи.

Земля, подножие ног Твоих, израсти на главу Твою терние, Иисусе мой. Изыдите, дщери Иерусалимския, и зрите Царя славы в венце терновом, имже венча Его неблагодарный род еврейский.

Слава Страстем Твоим, Господи.

Лживи сынове человечестии в мерилех: Тебе, всем вся сущаго, тридесятию сребреников оцениша, и село крове купиша, Кровь Твою излиявше, Еюже испери ризы моя, яже по крещении и обещании покаяния оскверних.

Слава: Повинутися подобаше Богу, а не иудеом, судие безумный, и не осуждати на смерть Владыку и Судию всяческих. Мене, повинувшася скверным страстем, к покаянию настави, Господи, да не в смерть осужден буду.

И ныне: Заклинаете Богом Живым Бога Живаго, пребезумнии: но небо и земля отвещают, яко Бог есть, сия пострадавый, и Сын мой, – Дева матерски вещаше.

Песнь 6

Ирмос: Ят бысть, но не удержан в персех китовых Иона: Твой бо образ нося, страдавшаго и погребению давшагося, яко от чертога, от зверя изыде, приглашаше же кустодии, хранящии суетная и ложная. Милость сию оставили есте.

Слава Страстем Твоим, Господи.

Изшел еси, Иисусе, нося крест Твой. Да якоже Авель от Каина, от иудеев постраждеши, изыди и ныне и взыщи мене заблуждшаго.

Слава Страстем Твоим, Господи.

Грядеши якоже Исаак истинный, на рамо Твое крест восприем. Да на нем жертву от моих гресех принесеши Отцу, в воню благоухания.

Слава: Виде Иаков лествицу утверждену до Небес: се есть Крест Твой, имже возведи ум мой от нижних к горним обителем.

И ныне: Не плачитеся Мене, неповинна, дщери Иерусалимския, не плачи Мене, Марие, Мати Моя: вскоре бо возрадуешися, егда востану и прославлюся.

Песнь 7

  • Ирмос: Неизреченное чудо: в пещи Избавивый преподобныя отроки из пламене, во гробе мертв, бездыханен полагается, во спасение нас, поющих: Избавителю Боже, благословен еси.
  • Слава Страстем Твоим, Господи.
  • Истинный Ты еси Давид, восприяв бо крест, яко псалтирь красен, на гору Голгофскую возшел еси, да гнева Бога Отца нас свободиши поющих: благословен еси, Агнче Божий, во веки, сотворивый вечное мирови избавление.
  • Слава Страстем Твоим, Господи.
  • Яко добрый дому Отца Твоего строитель, Христе Боже, свещник Крест Твой всем, на нем Сам яко светило возсиял еси мирови, да поем Тебе: благословен еси, Агнче Божий, во веки, сотворивый вечное миру избавление.
  • Слава: Яко кадило в воню благоухания, от растерзания Плоти Твоея, Кровь Богу Отцу принесл еси, да приведеши мене к Нему поюща: благословен еси, Агнче Божий, во веки, сотворивый мирови вечное избавление.
  • И ныне: Егда узрела еси на Кресте Христа, Сына Твоего, Егоже безсеменно родила еси, Чистая, удивилася еси неизреченному Его долготерпению: темже Тя с Ним прославляем.

Песнь 8

  1. Ирмос: Ужаснися бояся, небо, и да подвижатся основания земли: се бо, в мертвецех вменяется в вышних Живый и во гроб мал странноприемлется: Егоже, отроцы, благословите, священницы, воспойте, людие, превозносите во вся веки.
  2. Слава Страстем Твоим, Господи.

  3. Се есть Сын Твой возлюбленный, Боже Отче, Егоже крещаема от Иоанна и преобразующася на Фаворе, послушайте, рекл еси: послушай ныне Его жаждуща моего спасения, Емуже, мене ради умершему, пою: искупленнии кровию Его вси языцы и вся племена, Господа пойте и превозносите Его во веки.
  4. Слава Страстем Твоим, Господи.

  5. Се есть Сын Твой, Боже Отче, Егоже послана уничижиша, яко землю желанную, не яша веры словесем Его, досаждением и мукою испыташа, аз же зову: роди родов, искупленнии Кровию Его, Господа пойте и превозносите Его во веки.

  6. Слава: Се есть Сын Твой, Боже Отче, рожденный не име места во обители, живущь на земли, друг мытарем и грешником, и хульник наречеся, на смерть поносную осудися, да мене, греховною тяготою обремененна, в небесных селениих упокоит, поюща: вся внутренняя моя, Господа пойте и превозносите Его во веки.

И ныне: Се есть Соломон на Своем Престоле, се Архиерей на Своем олтари, се есть Вождь, даяй оружие непобедимое, се есть Сын Твой, Дево, и Сын Божий. Егоже Отец мене ради не пощаде, но на смерть предаде, да Ему покланяяся пою: вси от века праведнии и грешнии, искупленнии Кровию Его, Господа пойте и превозносите Его во веки.

Песнь 9

  • Ирмос: Не рыдай Мене, Мати, зрящи во гробе, Егоже во чреве без семене зачала еси Сына: востану бо и прославлюся и вознесу со славою непрестанно, яко Бог, верою и любовию Тя величающия.
  • Слава Страстем Твоим, Господи.
  • Вем, кто виновен страсти Твоея на Голгофе: аз, Господи, аз невоздержанием распях Тя, но не постави мне греха сего кающемуся.
  • Слава Страстем Твоим, Господи.

Не ктому Херувим хранит врат Едемских, се бо, на древе Живот мой Ты повешен еси, Христе.

О, любве Твоея неизглаголанныя! Научи мя достойно благодарити Тя.

Слава: Имаши надписание, Христе мой: Иисус Назарянин, Царь Иудейский. Свидетельство сие есть ко Отцу, яко добре волю Его сотворил еси: в книги животныя напиши мя, молю Ти ся.

И ныне: Не остави Мене едину, печали исполнену, но вскоре утеши Мя, утешение Мое, – Дева рече. Аз же что воздам Тебе, Иисусе мой? Вниди в сердце мое, да не ктому аз, но Ты во мне живеши, и аз в Тебе.

Светилен

  1. Чертог Твой вижду, Спасе мой, украшенный, и одежды не имам, да вниду в онь: просвети одеяние души моея, Светодавче, и спаси мя.

  2. Слава: Разбойника благоразумнаго во единем часе раеви сподобил еси, Господи: и мене древом крестным просвети и спаси мя.

  3. И ныне: Чертоже одушевленный, Дево, несмь достоин чертога небеснаго, греховныя ради вины, но молю Тя прилежно, ради обнаженнаго на кресте сладчайшаго Твоего Сына и благаго моего Господа, покрый студ лица моего и спаси мя.

Молитва

На Кресте пригвожденный за ны, Иисусе Христе, Единородный Бога Отца Сыне, милости, любве и щедрот неизчерпаемая бездно! Вем, яко грехов ради моих, от неизреченнаго человеколюбия, Кровь Твою пролияти на Кресте изволил еси, юже аз, окаянный и неблагодарный, доселе скверными моими делы попирах и ни во чтоже вменях.

Тем убо из глубины беззакония и нечистоты моея умными очима на Распятаго Тя на Кресте Искупителя моего воззрев, со смирением и верою во глубину язв, Твоего милосердия исполненных, себе повергаю, грехов прощения и сквернаго жития моего исправления прося. Милостив буди мне, Владыко и Судие мой.

Не отрини мя от лица Твоего, но всесильною Твоею рукою Сам мя к Тебе обрати и на путь истиннаго покаяния настави, да отныне положу спасения моего начало.

Божественными страданьми Твоими укроти моя плотския страсти; излиянною Твоею Кровию очисти моя душевныя скверны; распятием Твоим распни мя миру с соблазнами его и похотьми; Крестом Твоим огради мя от невидимых враг, ловящих душу мою.

Прободенныма ногама Твоима от всякаго пути лукаваго возбрани ногам моим; прободенныма рукама Твоима руце мои от всякаго неугоднаго Тебе дела воздержи. Пригвожденный плотию, пригвозди страху Твоему плоть мою, да уклонився от зла, творю благо пред Тобою.

Преклонивый главу Твою на Кресте, к земли смирения приклони вознесенную мою гордыню; венцем Твоим терновым огради моя ушеса, во еже не слышати кроме полезнаго; желчь устами вкусивый, положи хранение нечистым устом моим; отверстое копием имеяй сердце, сердце чисто во мне созижди; всеми Твоими язвами всего мя сладце в любовь Твою уязви, да Тебе, Господа моего, возлюблю всею душею, всем сердцем, всею крепостию и всем помышлением.

Даждь ми Себе странна и неимуща, где главы подклонити; даждь ми Себе Всеблагаго, избавляющаго душу мою от смерти; даждь ми Себе Всесладкаго, услаждающаго мя в скорбех и напастех Своею любовию, да Егоже первее ненавидех, прогневлях, от себя изгонях и ко Кресту пригвождах, сего ныне возлюблю, радуяся прииму и сладце Крест Его до конца жизни моей понесу. Не даждь отселе, о Всеблагий Искупителю мой, ни единой моей воле совершатися, понеже зла есть и непотребна, да не паки впаду в тяжкую работу царствовавшаго во мне греха; но Твоя воля благая, спасти мя хотящая, да совершается во мне всегда, ейже мя вручая, Тебе, Распятаго Господа моего, умным очесем моего сердца представляю и молю из глубины души, да и в разлучении моем от бреннаго моего тела, Тебе Единаго на Кресте Твоем узрю, в руце мя защищения Своего приемлюща, и от воздушных духов злобы храняща, вселяюща же со грешники, покаянием Тебе благоугодившими. Аминь.

Страстная седмица Великая Пятница

  • ВОСПОМИНАНИЕ СВЯТЫХ СПАСИТЕЛЬНЫХ СТРАСТЕЙ ГОСПОДА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА
  • Стихи на распятие: Ты, Боже, жив — и умерщвлен на древе; О, обнаженный труп — и Сын Живого Бога!
  • Стихи на разбойника, распятого со Христом: Открыл разбойник затворенные врата Эдема; Он вставил ключ — (молитву): помяни мя!

Во святую и Великую Пятницу мы совершаем (последование) святых, спасительных и страшных страданий Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, которые Он добровольно претерпел за нас. Оплевания, избиения, пощечины, поношения, насмешки, багряница, трость, губка, уксус, гвозди, копье, и после всего этого Крест и смерть, — все это имело место в пятницу.

После того как Иисус, проданный другом и учеником за тридцать сребреников, был взят, Его отвели сначала к первосвященнику Анне, который отослал Его к Каиафе, где Господь был оплеван, получал пощечины, вдобавок был унижен и осмеян, слыша: прореки нам, Христос, кто ударил Тебя? (Мф. 26, 68). Туда же пришли и лжесвидетели, искажавшие Его слова: разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его (Ин. 2, 19). А когда Он назвал Себя Сыном Божиим, то архиерей разодрал одежды свои (в знак того, что) не может терпеть богохульства.

При наступлении утра Иисуса отвели к Пилату; и иудеи не вошли в преторию, говорит (евангелист Иоанн), чтобы не оскверниться, но чтобы (можно было) есть пасху (Ин. 18, 28).

Или здесь под пасхой он подразумевает весь (семидневный) праздник, или она и на этот раз была в положенное время (в пятницу вечером), но Христос совершил законную пасху на один день раньше, потому что в пятницу хотел быть закланным одновременно с (пасхальным агнцем)

Пилат, выйдя (к ним), спросил, в чем (они) обвиняют Иисуса, и поскольку не нашел ничего достойного обвинения, то послал Его к Ироду, а последний — снова к Пилату. Иудеи же стремились убить Иисуса. Пилат сказал им: возьмите Его вы, и распните, и по закону вашему судите Его (ср.: Ин. 18, 31; 19, 6). Они отвечали ему: нам не позволено предавать смерти никого (Ин.

18, 31), побуждая Пилата распять (Его). Пилат спросил Христа, Царь ли Он Иудейский. Он признал Себя Царем, но Вечным, говоря: Царство Мое не от мира сего (Ин. 18, 36). Пилат, желая Его освободить, сначала сказал, что не находит в Нем никакой благовидной вины, а потом предложил, по обычаю, ради праздника отпустить им одного узника, — но они выбрали Варавву, а не Христа (см.: Ин.

18, 38—40).

Тогда Пилат, предавая им Иисуса, прежде велел бить Его, потом вывел к ним под стражей, одетого в багряницу, увенчанного терновым венцом, со вложенной в правую руку тростью, осмеянного воинами, говорившими: радуйся, Царь Иудейский! (см.: Ин. 19, 1—5; Мф. 27, 29; Мк.

15, 16—19). Однако, надругавшись так, чтобы утолить их гнев, Пилат вновь сказал: я ничего достойного смерти не нашел в Нем (Лк. 23, 22). Но они отвечали: Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим (Ин. 19, 7).

Когда они так говорили, Иисус молчал, а народ кричал Пилату: распни, распни Его! (Лк. 23, 21). Ибо через позорную смерть (какой предавали разбойников) иудеи хотели опорочить Его, чтобы истребить добрую память о Нем.

Пилат же, как бы пристыжая их, говорит: Царя ли вашего распну? Они отвечали: нет у нас царя, кроме кесаря (Ин. 19, 15).

Поскольку обвинением в богохульстве они ничего не добились, то наводят на Пилата страх от кесаря, чтобы хоть таким способом исполнить свой безумный замысел, для чего говорят: всякий, делающий себя царем, противник кесарю (Ин. 19, 12).

Между тем жена Пилата, устрашенная снами, послала ему сказать: не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него (Мф. 27, 19); и Пилат, умыв руки, отрицал свою виновность в (пролитии) крови Его (см.: Мф. 27, 24).

Иудеи же кричали: кровь Его на нас и на детях наших (Мф. 27, 25); если отпустишь Его, ты не друг кесарю (Ин. 19, 12). Тогда Пилат, испугавшись, отпустил им Варавву, а Иисуса предал на распятие (ср.: Мф. 27, 26), хотя втайне и знал, что Тот неповинен.

Увидев это, Иуда, бросив сребреники (в храме), вышел, пошел и удавился (см.: Мф. 27, 3-5), повесившись на дереве, а после, сильно вздувшись, лопнул.

Воины же, насмеявшись над Иисусом и бив тростью по голове (Мф. 27, 27—30), возложили на Него крест; потом, захватив Симона Киринеянина, заставили нести крест Его (ср.: Мк. 19—21; Мф. 27, 32; Лк. 23, 26; Ин. 19, 17).

Около третьего часа, придя на Лобное место, там распяли Иисуса и по обе стороны от Него двух разбойников, чтобы и Он был причтен к злодеям (ср.: Мк. 15, 27—28; Ис. 53, 12).

Воины разделили одежды Его из-за бедности (их), бросая жребий о цельнотканом хитоне, причиняя Ему множество всяческих оскорблений — не только этим, но и издеваясь (над Ним), когда Он висел на кресте, говорили: э! разрушающий храм и в три дня созидающий! спаси Себя Самого.

И еще: других спасал, а Себя не может спасти. И еще: если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с Креста, и уверуем в Него (Мк. 15: 29—31; Мф. 27: 40, 42).

И если они действительно говорили правду, то подобало им без сомнений обратиться к Нему, — ведь открылось, что Он Царь не только Израиля, но и всего мира. Ибо для чего померкло солнце на три часа, да еще в полдень? — Чтобы все узнали о (Его) страданиях.

Земля потряслась и камни расселись, — чтобы обнаружилось, что Он мог это сделать и с иудеями; многие тела (усопших) воскресли — в доказательство всеобщего воскресения и для явления силы Страдавшего. Завеса в храме разодралась (Мф.

27, 51), как будто храм гневался (разрывая свою одежду) за то, что страдает Прославляемый в нем, и всем открылось невидимое прежде (Святое Святых).

Итак, Христос был распят в третий час, как говорит святой Марк (см.: Мк. 15, 25), от шестого же часа тьма была до часа девятого (Мф. 27, 45; ср.: Мк. 15, 33).

Тогда и Лонгин сотник, видя солнце (померкшее) и другие знамения, (устрашился) весьма и сказал: воистину, Он был Сын Божий (Мф. 27, 54; ср.: Мк. 15, 39; Лк. 23, 47).

Один из разбойников злословил Иисуса, а другой унимал его, решительно запрещая ему, и исповедал Христа Сыном Божиим. Вознаграждая его веру, Спаситель обещал ему пребывание с Собою в раю (см.: Лк. 23, 39—43).

В довершение ко всем издевательствам, Пилат написал и надпись на кресте, гласившую: Иисус Назорей, Царь Иудейский (Ин. 19, 19). Хотя (первосвященники) и не позволяли Пилату писать так, но что Он говорил: (Я Царь Иудейский), однако Пилат возразил: что я написал, то написал (см.: Ин. 19, 21—22).

Потом Спаситель произнес: жажду, — и Ему дали иссоп с уксусом. Сказав: совершилось!и преклонив главу, (Он) предал дух (см.: Ин. 19, 28—30).

Когда все разошлись, при Кресте стояли Матерь Его, и сестра Матери Его, Мария Клеопова, рожденная от Иосифа после того как Клеопа умер бездетным; а также любимый ученик Господа Иоанн (см.: Ин. 19, 25—26).

Обезумевшие же иудеи, которым недостаточно было видеть тело на кресте, просили Пилата, так как тогда была пятница и великий праздник Пасхи, (приказать) перебить у осужденных голени, чтобы скорее наступила смерть. И у двоих перебили голени, потому что они были еще живы.

Но, придя к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней, но один из воинов, по имени Лонгин, угождая безумным, поднял копье и пронзил Христу ребра с правой стороны, и тотчас истекла кровь и вода (см.: Ин. 19, 31—34). Первое показывает, что Он человек, а второе — что Он выше человека.

Или кровь — для Таинства Божественного причащения, а вода — для крещения, ибо те два источника поистине дают начало Таинствам. И Иоанн, видевший это, засвидетельствовал, и истинно свидетельство его (Ин.

19, 35), ведь написал присутствовавший там и видевший все своими глазами; и если бы он хотел говорить ложь, не записывал бы того, что считалось бесчестием для Учителя. Говорят, будто он тогда собрал в некий сосуд Божественную и Пречистую Кровь из источающих жизнь ребер.

После этих удивительных событий, как уже настал вечер, пришел Иосиф из Аримафеи — также ученик Иисуса, но тайный, осмелился войти к Пилату, будучи известен ему, и просил тела Иисусова (ср.: Мк. 15: 42, 43; Ин. 19, 38); и Пилат позволил взять тело (Ин. 19, 38). Иосиф, сняв его с креста, положил со всяким благоговением.

Пришел также и Никодим, — приходивший прежде (к Иисусу) ночью, — и принес некий состав из смирны и алоэ, приготовленный в достаточном количестве (ср.: Ин. 19, 39). Обвив (тело) пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают иудеи, они положили его поблизости, в гробе Иосифа, высеченном в скале, где еще никто не был положен (ср.: Лк. 23, 53; Ин. 19, 40).

(Так устроилось для того), чтобы, когда Христос воскреснет, воскресение не могло быть приписано кому-нибудь другому (лежавшему вместе с Ним). Смесь же алоэ и смирны евангелист упомянул потому, что она очень клейкая, — чтобы мы, когда услышим о пеленах и головных повязках, оставленных во гробе (см.: Ин.

20, 6—7), не думали, будто тело Христово украдено: ибо как можно было, не имея достаточно времени, оторвать их, настолько сильно прилипшие к телу?

Все это чудесно совершилось в ту пятницу, и богоносные отцы повелели нам творить память обо всем этом с сокрушением сердца и умилением.

Замечательно и то, что Господь распялся в шестой день седмицы — в пятницу, так же как и в начале в шестой день был создан человек. А в шестой час дня был повешен на кресте, как и Адам, говорят, в этот час простер руки, прикоснулся к запретному древу и умер, поскольку подобало ему снова воссоздаться в тот же час, в какой он пал.

  1. В саду — как и Адам в раю.
  2. Горькое питие — по образу (Адамова) вкушения.
  3. Пощечины означали наше освобождение.
  4. Оплевание и позорное выведение в сопровождении воинов — почет для нас.
  5. Терновый венец — устранение нашего проклятия.
  6. Багряница — как кожаные одежды или наше царское убранство.
  7. Гвозди — окончательное умерщвление нашего греха.
  8. Крест — древо райское.
  9. Пронзенные ребра изображали Адамово ребро, из которого (произошла) Ева, от которой — преступление.

Копье — устраняет от меня огненный меч (см.: Быт. 3, 24).

Вода из ребер — образ крещения.

Кровь и трость — ими Он, как Царь, подписал красными буквами (грамоту), даровав нам древнее отечество.

Есть предание, что Адамова голова лежала там, где был распят Христос — Глава всех, и омылась истекшею кровью Христовой, — почему это место и именуется Лобным. При потопе череп Адама вымыло из земли, и кость плавала на воде, как некое явное чудо.

Соломон со всем своим войском, почтив праотца, покрыл его множеством камней на месте, которое с тех пор названо «постланное камнем». Величайшие из святых говорят, что, по преданию, Адам был погребен там Ангелом.

Итак, где был труп, туда пришел и орел — Христос, Вечный Царь, Новый Адам, древом исцеляющий ветхого Адама, павшего через древо.

Христе Боже, по чудному и неизмеримому Твоему милосердию к нам, помилуй нас. Аминь.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *