Святитель иоанн златоуст — автор божественной литургии — богослов

В сборнике поучений «Златоуст» на второй и третьей неделе Великого поста размещены поучения святителя Григория Богослова о святой Божественной Литургии и святого Иоанна Златоустого о святом Причастии. В дни поста для наших читателей представляем душеполезное чтение о самых важных таинствах Церкви.

Святитель Иоанн Златоуст — автор Божественной литургии - Богослов

***

В субботу третью Великого поста, поучение иже во святых отца нашего Григория Богослова о святой Божественной Литургии (слово 32-е)

Было однажды, в прежние дни, собрались святые отцы к Григорию Богослову и просили его, говоря: отче, скажи нам о тайне святой и божественной литургии. И, ответивши, святой Григорий сказал им: послушайте, святые отцы, и расскажу вам, что такое святая и божественная литургия, и какую честь имеет она перед Богом. И начал говорить им.

Когда войдет иерей в церковь и облечется в ризы, идет он в малый алтарь и там вынимает часть из святого Агнца и совершает проскомидию, взявши кадило, говорит: «О предложенных дарах Господу помолимся».

И тут услышал я голос с небес, восклицающий: «Кто из вас совершил церковное приношение?» Тогда ангел Господень слетает с небес и встает в дверях церковных. Когда же скажет иерей: «благослови, владыко», тогда стойте со страхом.

И когда стали петь первый антифон: «благо есть исповедаться Господу и петь имени Твоему, Вышний», услышал я ангела, глаголющего: «умиротворитесь все и укрепитесь, и стойте со страхом в церкви Божьей».

Когда пели второй антифон: «Господь воцарился и облекся в благолепие», услышал я ангела, возопившего: «радуйтесь и веселитесь все верные, ибо Христос Бог наш царствует во веки, уже дьявол связан и горько трепещет». Когда начинают третий антифон: «придите, возрадуемся Господу и воскликнем Богу, Спасителю нашему!», тогда ангел Господень укрепляет всех предстоящих в церкви Духом Святым.

В то время как иерей идет на выход и поют: «придите, поклонимся и припадем Ему», ангел Господень спускается с небес к святителю и, взявши его за руку, вводит его в святой алтарь к святой трапезе. И он, вошедши в святой алтарь, полагает Святое Евангелие на святой трапезе, то есть на престоле.

Тот же ангел укрепляет святителя и говорит ему: «внимай себе, как предстоишь перед страшным престолом Божьим». Когда приходит время для пения прокимна, архангел Михаил возглашает: «премудрость!», а архангел Гавриил: «вонмем!». А Сам Христос говорит: «мир всем».

Тогда все в мире и в страхе Божьем стойте в церкви, как на небесах, ничего не говоря друг другу, не помышляя ничего злого в сердцах своих, друг против друга, брат на брата: но все единодушно с миром стойте в церкви так, как Господь Свой мир подал вам.

И, когда  поют прокимен, слушайте, как учит вас пророк Давыд. Когда начнут читать Апостол, послушайте, как учит вас апостол Павел, и помыслите, что вы стоите здесь перед Богом. В то время как начинают петь «аллилуйя», сходит с небес Сын Божий, чтобы раздробиться и отдаться верным на спасение.

Когда читают Святое Евангелие, внимайте, честные отцы и христолюбивая братия, чему учит вас Господь наш Исус Христос.

И, когда возгласил святитель: «оглашенные, выйдите», увидел я демона, стоящего в дверях церковных, имущего в зубах своих язык, как огненную стрелу, очи его пылали огнем и были обращены на людей: страшно скрежетал он зубами своими на верных, стоящих в церкви. И опять сказал святитель: «да никто же от оглашенных, но только верные». Тогда увидел я ангела, слетевшего с небес, который взял демона и ввергнул его в огонь вечный, говоря: «что стоишь ты здесь, окаянный, не имея одеяния брачного?»

Когда начнут петь: «иже херувимы…», тогда стойте все со страхом, преклонивши лица своя к земле и молитесь каждый ко Господу о грехах своих. В этот час ангелы и архангелы, херувимы и серафимы невидимо с иереем со страхом предстоят, но не могут смотреть и закрывают лица свои крыльями. И кровля церковная становится, как отверстое небо, и моление каждого, как светлые молнии, восходят к небесам.

https://www.youtube.com/watch?v=IwQoZLp5xYY

В то время как приступил святитель, желая перекрестить Святые Дары и перенести их, услышал я ангела глаголющего: «Отче Святой, пошли ангела, наставляющего на божественную службу», и тотчас увидел двух ангелов грядущих.

  Когда запели «иже херувимы…», видел, как два ангела спустились, и, крыльями своими осенивши иерея, несли его к жертвеннику, говоря ему: «внимай себе, как служишь божественным тайнам».

И, как скажет иерей: «станем добре», тогда станем со страхом, ибо страшное действие совершается.

Когда возгласил он: «победную песнь поем, вопием, взываем и глаголем», увидел я покров церковный отверстым и открытое небо, и пламень огненный грядущий, и после пламени — множество ангелов. И после ангелов видел два лица благолепных, красоту которых невозможно описать: они сияли, как горящий пламень.

Огненные ангелы стали перед трапезой святой алтаря, и шестокрылые встали так же перед трапезой, и Малый Младенец был посреди них, и пламень огненный напал на иерея, и стал он весь, как огонь, сверху и донизу.

Когда наступило время пения «Отче наш», слышал я ангела, говорящего: «отцы благонравные и верные, если кто в субботу был с женою, или явно, или во сне, тот не достоин Пречистого Тела и Крови Господа нашего Исуса Христа».

И, когда сказал иерей: «вонмем, святая святым», видел ангела, имущего нож, и Младенца в руках его, и он заклал Его, и источил кровь в святую чашу, а тело Его, раздробляемое, превратилось в хлеб, и стал хлеб Телом Господа нашего Исуса Христа.

Тогда, приступивши, достойные люди принимали Святое Тело и Кровь, воистину во очищение грехов. Когда сказал диакон: «отойдем с миром», видел я божественные силы, восходящие на небо и исполненные страха и удивления о таковой тайне.

Так, братья, непостижимая тайна была открыта, да внимаем себе, как принимаем Божественные тайны. Если живем с женами без воздержания, то будет и к нам обращено то слово, как пишет апостол Павел: «кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней».

Но мы, братья, да не дерзнем принимать так: поистине, не простой здесь есть хлеб и вино, но истинное Тело и Кровь Христовы, огнем опаляющие грехи наши и души наши очищающие и просвещающие. Но примем так, как подобает, очистившись от всякой скверны и злых мыслей.

Да будем и мы наследниками Небесному Царствию, славящие Святую Троицу, Отца и Сына и Святого Духа, ныне и присно и во веки веком, аминь.

Что есть церковь, храм Божий? Земное небо, ибо в ней во все дни славят Бога ангелы и люди. Что есть кровля церковная? Глава Господня. А алтарь есть затворенный Гроб Господень, а дверцы алтарные — кустодия (стража).

Амвон же есть камень, отваленный от Гроба, а плат, который был на главе Его, — два плата служебных. Аер же (воздух) есть печать Гроба Господня, а потир — очи Господни. А ложка — Святая Богородица, принявшая Христа во утробе. («Измарагд», сл. 191-е, св.

Григория Богослова о святой литургии).

В субботу второй недели поста, поучение святого Иоанна Златоустого о святом Причастии (слово 23-е)

Благословен Господь Бог Израилев, ибо посетил и сотворил избавление людям Своим. Не стерпел видеть человека, порабощенного грехом, но, по милосердию Своему, послал Сына Своего на землю, Который есть вочеловечившийся Бог неописанный, принявший плоть от Святой Богородицы, и распятие претерпевший, и смерть вкусивший за наши согрешения.

Поскольку праотец наш Адам, преступив заповедь Божию, ниспал от своего чина, Владыка Господь наш, Исус Христос, облекся в нашу плоть и претворил ее в хлеб, когда, взявши на вечери хлеб и благословив его, преломил и дал ученикам Своим и апостолам, говоря: «примите, едите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое».

И опять, по окончании вечери, взявши чашу от плода виноградного и воздав хвалу Богу и Отцу, дал им, говоря: «Сие есть Кровь Моя, Нового Завета». Когда Сам Господь сказал: «сие есть Кровь Моя и Плоть Моя, которую предал ученикам Моим», заповедал им, говоря: «Сие творите в память обо Мне.

Когда едите Хлеб сей и пьете Чашу сию, смерть Мою возвещаете».

Тем же, братья, и мы, собравшиеся от мала до велика, с чистым сердцем и непостыдным лицом приступим все к чудному и страшному Богу, Его же трепещут и ангелы не согрешившие.

А мы, во все дни согрешающие, как можем без страха приступать и принимать Пречистое Тело Господне и пречистую Его Кровь? Как обещаемся в тот час, когда говорит священник: «горе имеем сердца», и мы отвечаем: «имеем ко Господу», но лжем Тому, Кто знает все, что на сердце. Мы устами только Его почитаем.

Приходим в церковь не Бога ради, но чтобы увидеться друг с другом. Телом в церкви стоим, а сердце и ум наш — в домах наших, или еще где-нибудь ходят.

Иной здесь ныне стоит, а мыслями все о богатстве печется, как бы устроить его. А иной размышляет и печется, как бы избавиться от нищеты. А другие от нас о питии и трапезе пекутся, как бы к тому позвали их.

Но о том никак не заботимся, как нам умереть и предстать перед Богом, Которому ныне солгали, обещавши, что сердца имеем ко Господу.

А сами и о других разговариваем в церкви и осуждаем, или беседуем о суетном житии сего света.

Но послушайте пророка Давыда, говорящего: «кто есть человек, который хочет жить и любит видеть благоприятные дни? Пусть удержит язык свой от зла и уста свои, чтобы не говорить лесть. Удалится от зла и сотворит добро».

Что может быть хуже того, чтобы о ком-то разговаривать в церкви или о житии света сего, от которого предстоит нам умереть? Но если кто хочет устраивать свой дом или беседовать об имении, то беседуйте об этом в домах своих.

В церкви же прилично есть только плакать о грехах своих и молиться Богу, не явно, но в тайне души своей, и омыть тело свое слезами, да очистится душа твоя. А не заботами света сего и словами постыдными и пустыми заниматься, оскверняя душу свою грехом, как зловонными нечистотами.

Если же кто имеет в себе столько нечестия, чтобы приступить к причащению без страха Божьего, с гневом на кого-либо, или враждой, или завистью, то такой будет достоин вечной муке.

Читайте также:  Об излечении слепого - богослов

Но умоляю вас, братья, когда кто хочет причаститься Пречистому Телу и Крови Христовым, если гнев имеешь на кого-либо в сердце своем, иди прежде, примирись с ним, и приходи с радостью и с любовью, чтобы принять по Богу Святое Причастие.

Если же блуд сотворил, или иное какое зло, или поссорился с кем и не примирился, или беседовал с кем-то в церкви о житейском в час литургии, то не приступай ко Святому Телу и Крови Христовым. Но если приступаешь и причащаешься, не удержавши языка своего от зла и праздных слов, и не очистившись от скверн греховных, повинен будешь огню негасимому.

Двенадцать часов имеет день, от них единый час избрал Себе Бог на святую литургию.

И сего ли единого часа, братья мои и чада, возлюбленные Богом, не можете предстоять вы со страхом и трепетом, до окончания молитвы, ради своего спасения? Чтобы Владыка наш Исус Христос с честью пребывал в святом алтаре, словно воссевши на престол херувимский? Когда человек с чистым сердцем приступит ко Святому Причащению, тогда, какие имеет он грехи, очистятся ему. Кто принимает чистые и пресвятые Тайны, тот освящается. Слышите, как Давыд пророк побуждает к тому верных, говоря: «вкусите и видите, что благ Господь». И мы, братья и чада верные, поревнуем той жене, которая с верою прикоснулась края риз Господних, и тотчас течение крови у нее остановилось. И о таковом чуде прославила Бога, и была спасена верою. Так и мы, братья, с верою причастимся Святому Телу и Крове Христовым, да исцелит и наши греховные язвы.

Если же кто от вас гнев имеет на кого и не примирился, то пусть не входит в церковь и не приступает к Пречистым Тайнам, да не будет осужден в вечную муку. Так же и оскверняющий душу свою суетным перешептыванием да не дерзает приступать: не достоин есть таковой.

Но желающий принять Тело и Кровь Христовы пусть отвратится от всякого злого дела. Будем смотреть очами долу, а ум возведем горе, на небо, да не посрамленными предстанем на Страшном Суде Христовом, когда придет во славе Своей.

«Кто, — сказал, — постыдится Меня и Моих слов, в роде сем, прелюбодейном и грешном, того постыжусь и Я перед ангелами Моими».

Сии слова услышавши, братья, от Самого Господа, глаголющего, убоимся Его, пребывающего в святом алтаре, в час сей страшный представши Ему, и поусердствуем сохранить заповеди Его, да Царство Небесное получим, о Христе Исусе, Господе нашем.

————

Издание ДПЦ, 2010 г., (Преображенское, 7421), свободный перевод.

Читать онлайн "ОБЪЯСНЕНИЕ БОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТУРГИИ по чину Иоанна Златоустаго" автора Златоуст Иоанн — RuLit — Страница 1

ОБЪЯСНЕНИЕ

БОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТУРГИИ

ПО ЧИНУ СВ. ИОАННА ЗЛАТОУСТАГО.

По изданию: О. П., С.-ПЕТЕРБУРГ, 1898, Типография П. П. Сойкина, Стремянная, 12.

Под именем Литургии обыкновенно понимается не только самое богослужение евхаристии, но и приготовительная к нему служба проскомидии, имеющая особый начальный возглас и свой отпуст.

Так как эта служба совершается не вслух молящегося народа, то составительница настоящей книжки, поставив своею задачею дать пособие молящемуся к разумному участию в молитвах литургии, ограничила свой труд объяснением лишь тех частей литургии, которые совершаются вслух молящихся, т. е. литургию оглашенных и верных.

По прочтении «Часов», и вслед за окончанием тайно (не вслух народа) совершенной «проскомидии», начинается часть литургии, называемая Литургиею Оглашенных, потому что при совершении ее могли присутствовать и оглашенные, т. е. готовившиеся к принятию Крещения, еще не удостоившиеся сего Св. Таинства.

Литургия начинается при затворенных Царских дверях, но с открытою завесою; диакон выходит на амвон и просит благословения священника для начала службы, на что священник отвечает громким возгласом, в котором он прославляет царство Святой Троицы, — царство мира, правды и света, которое Христос принес на землю.

Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа, ныне и присно и во веки веков.

От имени молящихся, певчие отвечают: Аминь, а диакон произносит Ектению. Ектения — слово греческое. Так в службах церковных называется ряд протяжно произносимых прошений, разделенных между собою пением:

Господи, помилуй или: подай, Господи.

Первая ектения на Литургии называется Великой, потому что она самая пространная. Диакон начинает ее словами:

1. Миром Господу помолимся.

Певчие: Господи, помилуй.

Приступая к этой молитве, пусть каждый сперва заглянет в свое сердце и очистит его от всего грешного, всего постороннего.

Без любви не может быть в нас мира. Поэтому необходимо полное взаимное примирение со всеми; и тогда уже обратимся к Господу не раздвоенно, не на половину, но всем своим существом.

(Матф. 6, 14, 15; 12,30 и 21,22. Марк. 10, 21, 22. Лук. 16,13).

Какая — первая и важнейшая потребность для слабого, грешного человека? Какое высшее благо, с которым все легко перенести и без которого ни что не имеет цены?

2. О Свышнем мире и спасении душ наших Господу помолимся.

О мире Божием,

который превыше всякого ума

. (Фил. 4, 7).

О том чудном, неземном мире, который может дать нам Один Господь, который мы можем получить не иначе, как прилепившись к Нему Самому. Вдали от Бога мы тотчас теряем это несравненное сокровище, — а с Ним — что может устрашить нас? Для меня жизнь — Христос, и смерть — приобретение. Ни горе, ни искушение не минуют нас.

Но с Господом все послужит на пользу и приведет ко спасению нашему, ибо: Любящим Бога все содействует ко благу.

(Фил. 4:13. Римл. 8:28)

3. О мире всего мира, благосостоянии святых Божиих церквей и соединении всех Господу помолимся.

Здесь мы просим, чтобы Господь удалил от людей всякие смуты, раздоры и войны, — все, что нарушает любовь и что несогласно с духом Христовым, — чтобы Он умиротворил всех между собою, чтобы Он взял под Свою защиту те церкви и тех членов ее, которые находятся в опасности, за имя Христово, — вернул бы на истинный путь заблудших овец, и в каждом сердце зажег бы чистый огонь веры и любви к Нему, согревающий и освещающий все вокруг себя

(Иоан. 10:16).

О Господи, Пастырь добрый, положивший душу Свою за овец Своих! — собери всех нас вокруг Себя в одно стадо, дай нам помнить, что все мы члены Твоего Тела, как бы ни были различны пути наши на земле!

Утверди в нас то чудное единство, о котором Ты молился, говоря:

«Отче Святый! соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты мне дал, чтобы они были едино, как и Мы»

.

(Иоан. 17:11).

Да выражается эта живая связь между всеми членами церкви христианской в любви и взаимопомощи, дабы каждый, по своим дарованиям, мог потрудиться для достижения одной общей всем нам цели: — служения Христу и Спасителю нашему к утверждению царства Его на земле.

(Римл. 12:5-8).

4. О святем храме сем и с верою, благоговением и страхом Божиим входящих в онь, Господу помолимся.

  • От общего к частному: теперь переходим к молитве о храме, в котором собраны мы и наши братия, как часть церкви Христовой.
  • И самое здание храма нуждается в помощи Божией к поддержке его, а еще более верующие, в нем собирающиеся, нуждаются в дарах благодати Божией.
  • Помолимся же о возрастании их в вере и усердии к Богу, о ниспослании ответа на молитву их, о приведении и других к настоящей молитве, едиными устами и единым сердцем; обратимся к Отцу Небесному, чтобы не повторилось то, что было однажды в Галилее, когда холодность и неверие людей остановили Самого Сына Божия в Его деле помощи и спасении их.
  • (Матф, 1З:58).
  • В следующих четырех прошениях верующие молятся о пастырях своих, о высшем духовном начальстве, обо всех служащих в церкви; затем, о Государе и Семье Его, и просят Бога благословить их всех Своею помощью на их трудном и высоком поприще, требующем так много мудрости и самоотвержения.

9. О граде сем, всяком граде, стране и верою живущих в них, Господу помолимся.

При этом прошении невольно вспоминается один рассказ из Ветхого Завета, свидетельствующий о великом милосердии Бога и о силе молитвы праведника пред Ним. Когда Содом и Гоморра так сильно прогневали Господа своим беззаконием, что, как выражается Св.

Писание: великий вопль на жителей их дошел до Престола Бога, — и Он решился стереть с лица земли эти города со всеми их жителями.

Тогда приступил к Нему верный слуга Его Авраам и стал молить Его о помиловании жителей, если только найдется между ними некоторое число праведников.

Господь обещал ему пощадить всех, если окажется хотя бы 10 праведников среди их. Но не нашлось и 10-ти. И, выведя Лота с его семьей для спасения их, Бог послал серный огонь на Содом и Гоморру, и уничтожил оба города и все, что было в них.

(Быт. 18:20-23 и 19:13).

Будем вспоминать об этом страшном примере, когда церковь называет в молитве верою живущих людей.

Ими держится и теперь, может быть, участь многих; и Господь милует грешный город и село ради тех немногих Своих верных слуг, молитвы которых не умолкают, и жизнь которых свидетельствует об их вере.

Будем просить, чтобы умножились эти праведники, верою живущие, светочи среди тьмы греха, и сами пойдем по их стопам, чтобы Господь в Своем милосердии отложил заслуженное нами наказание.

10. О благорастворении воздухов, о изобилии плодов земных и временех мирных Господу помолимся.

О благоприятной погоде для урожая, о процветании всего, что необходимо для земной жизни людей, и о мире и безмятежии в природе.

11. О плавающих, путешествующих, недугующих, страждущих, плененных и о спасении их Господу помолимся.

Велики и разнообразны страдания людей, и нет места на земле, откуда бы не раздавались стоны и мольба о помощи.

Сколько гибнущих на море, сколько тоскующих по родине на дальней чужбине, умирающих там в одиночестве среди чужих, сколько и старых, и молодых страдальцев, годами прикованных к постели в мучительной болезни! Как много людей, томящихся в тюрьмах: кто под тяжестью совершенного преступления, кто неправильно осужденным, и неимеющим возможности доказать свою невинность!

О Боже милосердый, любящий Отец! будь им всем близок в эти горькие минуты, открой сердечные глаза их, чтобы они познали Тебя, чтобы они вкусили и увидели, как благ Господь; — чтобы разнообразные призывы Твои были ими услышаны и поняты, и привели бы их, кающимися к Твоим ногам; чтобы таким образом открылась уму их та мудрая цель, для которой Ты признал нужным назначить для каждого тот именно крест, который возложен на него! И кто бы и где бы ни были все эти несчастные, — молим Тебя ускорить Твою помощь, принести им Твое несравненное, богатое утешение.

Читайте также:  Молитвенное правило серафима саровского для мирян - богослов

Святитель Иоанн Златоуст

празднование 27 января/9 февраля, 30 января/12 февраля, 14/27 сентября, 13/26 ноября

Великий учитель Церкви Христовой святитель Иоанн Златоуст родился в Антиохии около 347 года в семье военачальника Секунда. Мать святого Иоанна, Анфуса, оставшаяся в двадцать лет вдовой, отдала все силы на воспитание сына в христианском благочестии.

Юноша учился у лучших философов и риторов и получил хорошее светское образование. Изучая эллинскую мудрость, будущий Святитель избегал роскоши и соблазнов светской жизни. Он тщательно и глубоко изучал Священное Писание и устремлялся к молитвенному созерцанию. Святитель Мелетий, епископ Антиохийский (память 12 февраля), наставил его в вере и в 367 году крестил.

Через три года святой Иоанн был поставлен во чтеца. После того, как святитель Мелетий был отправлен в ссылку, Иоанн учился у опытных наставников подвижнической жизни — пресвитеров Флавиана и Диодора Тарсийского.

По смерти матери он, раздав имение, принял монашество, которое называл «истинной философией», и вместе с другом Василием удалился в пустыню, избегая назначения на епископскую кафедру. Однако святой Иоанн, сам уклонившись по смирению от архиерейства, тайно содействовал посвящению Василия. В то время святой Иоанн написал «Шесть слов о священстве».

Четыре года провел святой в трудах пустыннического жительства. Однажды во время молитвы Иоанну явились святые апостолы Иоанн Богослов и Петр. Апостол Иоанн Богослов передал подвижнику свиток и сказал: «Возьми этот свиток. Я — Иоанн, возлежавший на Тайной Вечери на персях Господа и от Него почерпнувший Божественные откровения.

Господь дарует и тебе знание глубины Премудрости, чтобы ты напитал людей учением Христовым и своими устами заградил уста еретиков». Апостол Петр передал ключи святому Иоанну со словами: «Господь и тебе передает ключи Церквей, дабы, кого ты свяжешь, тот был связан, а кого разрешишь — разрешен».

Святые Апостолы предсказали будущему великому учителю Церкви, что он после великих трудов и скорбей наследует Царство Божие.

В том же монастыре святой Иоанн написал три книги «Против вооружающихся на ищущих монашества» и сочинение «Сравнение инока с царем», проникнутые высоким представлением о достоинстве иноческого звания. Два года святой соблюдал полное безмолвие, находясь в уединенной пещере. Для восстановления здоровья Иоанн возвратился в Антиохию.

В 381 году святитель Антиохийский Мелетий рукоположил его во диакона. Последующие годы были посвящены работе над творениями: «О Провидении» («К Стагирию подвижнику»), «Книга о девстве», «К молодой вдове» (два слова), «Книга о святом Вавиле и против Юлиана и язычников».

«Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем..,» (Мф. 5, 14—15),— сказал Господь.

Будущий светильник не укрылся от опытного взгляда Антиохийского епископа Флавиана, и в 386 году он рукоположил святого Иоанна во пресвитера, с возложением обязанности проповедовать Слово Божие. Святой Иоанн оказался способным проповедником.

Его ревность к возвещению Слова Божия вознаграждалась любовью паствы к слушанию и чтению его поучений. Удивительное красноречие Богодухновенного проповедника, воспламенявшего души, привлекало к нему людей всех сословий и возрастов, не только православных христиан, но и еретиков, и даже язычников.

Из уст святого Иоанна изливалась такая благодать, что все слушавшие не могли насытиться сладостью его слов. Многие записывали его проповеди и давали другим для чтения. Все жаждали услышать его слово, и потому на его проповеди стекалось множество народа.

Некоторые называли его устами Божиими и Христовыми, другие — Сладкоглаголивым или Медоточивым, а одна простая женщина назвала его Златоустом. С того времени все начали называть его так за редкий дар Богодухновенного слова.

Двенадцать лет святой, обычно дважды в неделю, а иногда — каждодневно, проповедовал в храме.

В пастырской ревности о наилучшем усвоении христианами Священного Писания святой Иоанн обращался к толкованию Слова Божия.

Среди его экзегетических творений — толкования на многие книги Священного Писания (Бытия, Псалтирь, Евангелия от Матфея и от Иоанна, Послания апостола Павла) и множество бесед на отдельные тексты Библии, а также поучения на праздники, в похвалу святых и апологетические слова (против аномеев, иудействующих и язычников).

Росла слава святого проповедника, и в 397 году по преставлении Константинопольского архиепископа Нектария, преемника святителя Григория Богослова, он был поставлен архиепископом Константинопольским. Вступив в управление Церковью, святой архипастырь исправил неустройства и с большим терпением водворил порядок.

Он стал ревностно пасти вверенное словесное стадо Христово, обращая особое внимание на духовное совершенствование священства. И здесь лучшим примером был он сам.

Расходы, которые предназначались для архиепископа, святой обратил на содержание нескольких больниц и гостиниц для паломников, сам довольствовался скудной пищей.

Ревность Святителя к утверждению христианской веры распространилась не только на жителей Византии, но и на другие страны, куда святитель Иоанн направлял ревностных миссионеров и писал послания.

Много трудов положил Святитель на устроение благолепия Богослужения: составил чин Литургии, и доныне сохранившей его имя, учредил крестные ходы, ввел антифонное пение за всенощным бдением. Его заботами построено много храмов, странноприимных домов и больниц.

Распущенность столичных нравов, особенно императорского двора, нашла в лице святителя нелицеприятного обличителя. Враги святителя Иоанна, поощряемые раздражительной и мстительной царицей Евдоксией, устроили неправедный собор и добились низложения святого архиепископа с кафедры и изгнания его сначала в Армению, а потом в Абхазию.

В последнем слове к константинопольцам, скорбевшим о том, что они остаются без назидания, отправлявшийся в ссылку святитель Иоанн сказал: «Не мной началась проповедь, не мной и кончится».

Истощенный болезнями, Святитель в сопровождении конвоя три месяца в дождь и зной совершал свой последний переход. В Команах силы оставили его. У склепа святого Василиска (память 22 мая), утешенный явлением святого мученика, сказавшего: «Не унывай, брат Иоанн! Завтра мы будем вместе», причастившись Святых Таин, вселенский Святитель 14 сентября 407 года отошел ко Господу.

Духовное величие Святителя, поражавшее всех его современников, просияло и в последних словах: «Слава Богу за всё!»

Угодник Божий, в течение всей своей жизни мужественно несший свой крест, умерший для мира и сораспявшийся Христу, скончался в день памяти Честного Креста Господня.

Святитель Иоанн Златоуст и литургия его имени (Протоиерей Андрей Дудченко)

Самая распространенная сегодня византийская литургия носит имя святителя Иоанна Златоуста — Константинопольского архиепископа в 397—407 годах.

За десять лет пребывания на кафедре царствующего града святой не только произнес множество блестящих проповедей, снискал любовь простых людей и ненависть высокопоставленных светских и церковных лиц, но и отредактировал чин самого главного христианского богослужения.

Авторство Златоустовой литургии

В популярной православной литературе о Божественной литургии, продаваемой в церковных лавках, часто можно встретить следующее утверждение: святитель Василий Великий сократил литургию апостола Иакова, а святитель Иоанн Златоуст, в свою очередь, сократил литургию Василия Великого.

На самом деле все было не так. Во-первых, чины литургии апостола Иакова и Василия Великого долгое время формировались параллельно, а во-вторых, это не подтверждает анализ структуры самой важной части литургии — анафоры, или собственно евхаристической молитвы.

«О действительном сокращении не может быть и речи, — пишет почивший профессор о. Михаил Арранц, — ибо обе анафоры имеют разное содержание и разное расположение традицоинных анафорных элементов» [1,55].

Да и невероятно предположить, чтобы пламенный молитвенник и ревностный аскет Златоуст сократил чин литургии святого Василия Великого — на самом деле, не такой уж и продолжительный.

Древнейшие из дошедших до нас сборников византийских литургических молитв — в том числе евхологий Барберини, составленный во второй половине VIII века — свидетельствуют о том, что в это время главной литургией в Константинополе была литургия Василия Великого.

Она помещена в формулярах перед литургией Иоанна Златоуста и, в отличие от последней, содержит полный текст всех молитв. В тексте же Златоустовой литургии в большинстве древних рукописей пропущены все молитвы, относящиеся к начальной части службы (молитвы антифонов, входа и Трисвятого).

На первое место литургия Иоанна Златоуста стала выходить только начиная с рубежа X—XI веков. В конце концов, дело дошло до того, что в современной практике Православных Церквей Златоустова литургия служится ежедневно кроме неевхаристических дней Великого поста, а литургия святого Василия Великого — только десять раз в году.

Но примечательно, что дни, в которые нынешний устав предписывает совершение литургии святого Василия Великого, — это наиболее важные дни церковного года: Великий Четверг, Великая Суббота, Навечерия Рождества Христова и Богоявления, пять воскресений Великого поста (а также собственно день памяти свт. Василия).

Таким образом, подтверждается правило, сформулированное отцом Робертом Тафтом: литургическая структура подвергается наименьшим изменениям в наиболее важные дни церковного года.

Безусловно, самыми важными днями церковного года для византийского обряда остаются Пасхальное трехдневие (от Распятия до Воскресения), построенное по его образцу богослужение Рождества и Богоявления, а также Великий Четверг и Четыредесятница. Сохранившиеся в церковном уставе дни служения литургии свт. Василия показывают, что ранее в Константинополе она предназначалась для всех воскресных и праздничных дней церковного года.

Иоанн Златоуст прибыл в византийскую столицу из Антиохии, где он был пресвитером и уже блистал как проповедник. Вместе с собой он принес и антиохийский чин литургии, который ввел в столичный богослужебный обиход приблизительно в 398 году. Таким образом, литургия Златоуста в своей основе — одна из древнейших.

Читателю следует представлять, что в те времена еще не было ни привычной для нас системы Поместных Православных Церквей, ни книгопечатания, ни современных средств коммуникации.

А потому в богослужении древней Церкви изменения происходили постоянно и повсеместно.

Византийская литургия развивалась вплоть до XIV века, когда произошла более-менее стабильная фиксация чина, существующего и сегодня с незначительными изменениями.

В тех церквах, где существовало несколько анафор, каждая из них встраивалась в принятое для данной церкви литургическое «обрамление», включающее в себя диаконские возгласы, песнопения, ответы народа. Поэтому и принесенная из Антиохии и отредактированная Златоустом анафора оказалась встроенной в «рамки» литургии свт.

Василия, которая появилась в Константинополе несколькими десятилетиями ранее. Впоследствии, когда в чине литургии появлялись новые элементы, такие как служба трех антифонов, песнь «Единородный Сыне», вынесенный в начало чин проскомидии, Трисвятое, Херувимская песнь и пр., они добавлялись в обе литургии одновременно.

Читайте также:  Проповедь 4 декабря 2018 о празднике введение во храм пресвятой богородицы - богослов

Современные исследования показывают, что анафора Иоанна Златоуста очень близка по тексту к сирийской анафоре Двенадцати апостолов. Тафт установил, что обе эти анафоры представляют собой варианты независимой переработки одного и того же древнего прототипа, который можно идентифицировать с греческой анафорой святых Апостолов, упоминаемой Леонтием Византийским около 543 года[2,197].

Авторство Иоанна Златоуста не подвергается сомнению ни в одной из рукописей, содержащих текст анафоры. Но самые ранние имеющиеся в нашем распоряжении источники относятся к восьмому веку.

Можно ли быть уверенным, что это не позднейшая традиция? Ведь надписывать тексты именами авторитетных святых было очень популярно в древности.

Так, Иоанну Златоусту приписывается авторство Слова огласительного, читаемого сегодня за ночной пасхальной службой, а преподобному Симеону Новому Богослову — одной из молитв ко святому Причастию.

Архимандрит Роберт Тафт провел компьютерный анализ текста анафоры Златоуста, который позволил установить подлинность его авторства.

Сравнение анафоры Златоуста с сирийской анафорой Апостолов показало, что основные сегменты всех важных частей обоих текстов практически полностью совпадают, а в тех случаях, когда обе редакции сильно схожи, сирийский текст дает более краткую редакцию: все, что есть в сирийской анафоре, есть и у Златоуста, но не наоборот. Существенные же различия анафоры имеют в тех частях, которые традиционно наиболее подвержены местным изменениям[3,2].

В чем же заключалось редактирование Златоустом антиохийской анафоры Апостолов? С помощью сравнительного анализа анафоры Златоуста и подлинных его писаний методом компьютерного сопоставления Тафт смог доказать, что свт.

Иоанн Златоуст в начале своего архиерейского служения в Константинополе сделал определенные вероучительные вставки в греческий текст Апостольской анафоры для того чтобы защитить православную веру от многочисленных тогда ересей.

Прежде всего, изменения Златоуста коснулись самого начала евхаристической молитвы. Буквально в первом предложении анафоры мы встречаем слова «Ты бо еси Бог неизреченен, недоведом, невидим, непостижим, присно сый, такожде сый…» Эти выражения встречаются только в данной анафоре и в подлинных писаниях Златоуста.

Далее, святитель Иоанн расширяет традиционное благодарение словами «о всех, ихже вемы и ихже не вемы, явленных и неявленных благодеяниих бывших на нас». Анализ базы данных святоотеческих текстов показал, что выражение «благодеяния ихже вемы и ихже не вемы» из всех греческих авторов употребляет только Златоуст, причем всегда — в родительном падеже множественного числа.

Эти вставки святителя Иоанна «родом» из его антиохийского прошлого, хотя внес он их в текст литургии, уже будучи столичным архиепископом.

В Антиохии в то время были очень многочисленны аномеи — самые строгая разновидность поздних ариан, учившие о познаваемости сущности Божией.

В проповеди, прочитанной в Антиохии, под названием «О непостижимости Божией, гомилия 3, Златоуст призывает паству молиться словами «неизреченный, недоведомый, невидимый, непостижимый», которые позже он включит в свою редакцию анафоры.

Еще одна литургическая вставка — акцентирование на «причастии Святого Духа», что неоднократно встречается в Златоустовой редакции литургии. Это выражение, взятое из Второго послания апостола Павла Коринфянам, появляется в приветствии в самом начале анафоры, когда предстоятель благословляет собрание верующих.

Затем оно повторяется в эпиклезе — призывании Святого Духа во время анафоры, в котором как нельзя лучше выражается евхаристическое богословие восточной Церкви: «…

Якоже быти причащающимся во трезвение души, во оставление грехов, в приобщение Святаго Твоего Духа, во исполнение Царствия Небеснаго, в дерзновение к Тебе, не в суд или во осуждение». Об общении со Святым Духом говорится и в параллельном месте анафоры свт. Василия: «…

Нас же всех, от единаго хлеба и чаши причащающихся, соедини друг ко другу во единаго Духа Святаго причастие». Кроме того, причастие Святого Духа трижды упоминается в ектенье после анафоры и затем в краткой молитве, которая следует за нею.

Акцентирование Златоуста на призывании Святого Духа, в отличие от классического богословия, подчеркивавшего единство действия всех Лиц Святой Троицы, отражает дальнейшее развитие Троичного богословия после Никейского и Первого Константинопольского соборов. В своих трудах златоустый святитель неоднократно подчеркивал активное участие Духа Святого в домостроительстве нашего спасения.

Божественная литургия во времена Златоуста

Какой же была литургия во времена Златоуста? Представим себе византийские храмы тех времен. Святитель Иоанн Златоуст наверняка служил во всех храмах Константинополя.

Кафедральным собором была Святая София, строительство которой начал Константин, а закончил Констанций II в. 360 году.

Это еще не тот собор, который мы можем увидеть сегодня, — первоначальный храм сгорел во время народного восстания, а тот, что сохранился до наших дней, построен уже в эпоху Юстиниана (первая половина VI века).

Кроме Софии, в городе были храмы святой Ирины, Апостолов и Высокая церковь. Все эти храмы, включая Софийский собор, были базиликами, поэтому их внутренне устройство мы можем представить довольно точно. Это были стройные прямоугольные продолговатые здание с плоским потолком и двускатной крышей.

Сразу после входа на территорию храма верующие попадали в атриум — крытый дворик, сводчатые галереи которого с трех сторон подпирались колоннами.

Современные паломники могут увидеть подобный дворик, например, в базилике Сан-Амброджо в Милане, где покоятся мощи святого Амвросия Медиоланского. В центре атриума находился фонтан, в котором верующие могли омыть руки.

Здесь же толпились нищие, выпрашивая подаяние. Собираясь во дворе, богомольцы ожидали прибытия епископа. В это время могли петься псалмы.

И вот появляется епископ, в особо торжественные дни — в сопровождении императора. Они входят из дворика в храм через центральные двери — самые большие, которые называются царскими вратами. Все остальные проникают в храм через боковые врата, которые располагаются не только по восточному фасаду здания, но и с западной, северной, и южной сторон.

Внутри базилики верующим открывался широкий и высокий центральный неф прямоугольной формы — наос. По обеим сторонам от него, слева и справа, по одному или два боковых нефа, отделенных рядами колонн. Сверху над ними — северная и южная галереи, на которые можно подняться по пандусу.

Именно туда поднимался святитель во время литургии, когда надо было преподать Святое Причастие императрице и царскому двору, а иногда и императору — место для них было определено в специальных покоях на хорах.

В центральном нефе молились мужчины, а женщины занимали пространство боковых нефов и галерей, разумеется, кроме тех мест, которые предназначались для царственных особ[4]. Готовящиеся ко крещению катехумены могли находиться в нартексе или на галереях.

В восточной части базилики находилось алтарное пространство, занимающее полукруглую апсиду и иногда выступавшее передней частью в сторону нефа. Здесь находились епископ и духовенство. Типичных для современных православных храмов иконостасов не было еще и в помине.

Алтарное пространство отделялось от нефа невысокой оградой, а престол располагался внутри кивория [5,530]. Ограда вокруг алтарной части могла состоять из ряда колонн, пространство между которыми закрывалось завесами. На время литургии завесы открывались.

Самое ранее упоминание алтарной преграды встречается у Евсевия Кесарийского при описании церкви в Тире (316—317): «Чтобы алтарное пространство было недоступно для многих, строитель огородил (букв.

— окружил) его решетками из дерева, с предельно искусной тонкостью украшенными, чтобы смотрящим представить удивительный вид»[6].

В самой середине наоса возвышался амвон. Этим словом называлась не выступающая вперед часть алтарного возвышения, как сегодня, а место для чтеца, куда вел лестничный пролет. В больших рамах, чтобы при стечении народа чтец мог беспрепятственно попасть на свое место, амвон соединялся с алтарной частью огражденным проходом — солеёй.

Все алтарное пространство находилось на возвышении — беме, которая по размерам превышала собственно алтарную часть и выступала в пространство наоса. Бема могла включать в себя и место для хора, располагавшегося по центру храма вокруг амвона, либо же два амвона могли находиться по обе стороны от хора.

Подобную организацию храмового пространства можно увидеть сегодня, например, в базилике Сан-Клементе в Риме.

В самом центре алтарной апсиды у стены на возвышении — горнем месте — помещался епископский трон, к которому вели несколько ступеней. Вокруг него по обе стороны, если позволяли размеры храма, находились места для пресвитеров — синтрон, или сопрестолие.

На горнем месте находился епископ во время чтения Писания, оттуда же он проповедовал.

Однако, Иоанн Златоуст, будучи слаб здоровьем, предпочитал проповедовать не с горнего места, а с амвона, находящегося в самом центре собрания верующих, чтобы не так напрягать голос.

Вот в такой храм молча, без пения входного антифона (Трисвятое известно в обиходе только с 439 года) Иоанн Златоуст входил со своей паствой. Впереди него несли кадила, воскуривавшие фимиам, и Евангелие, хранившееся в отдельном помещении.

Собственно в храме богослужение начиналось с епископского приветствия и благословения собравшихся. «Мир всем», — почти незаметное сегодня на литургии перед чтением Апостола, это приветствие и благословение открывало собой первую часть литургии — синаксис, или литургию Слова, в которой катехумены могли участвовать наравне с верными.

Епископ c духовенством садились на возвышение посреди храма — бему, и начиналось чтение Писания.

Чтений было три. Читались отрывки из Ветхого Завета, Апостольских посланий и Евангелия. Перед началом чтения диакон возглашал «Вонмем», призывая богомольцев утихнуть и внимательно слушать слово Божие.

Во времена Златоуста в храмах в начале службы было довольно шумно: кроме собственно богослужебной, храм выполнял и социальную функцию как место встреч со знакомыми, обсуждения новостей и городских сплетен.

Чтение Писания перемежалось респонсорным пением псалмов. Сейчас перед чтением Апостола в наших храмах поется короткий прокимен, а перед Евангелием — аллилуарий, но во времена Златоуста пелся весь псалом, каждый стих которого сопровождался рефреном.

И сейчас часто можно увидеть, что стих прокимна и есть первый стих того псалма, из которого прокимен заимствован.

Так, прокимен воскресный третьего гласа «Пойте Богу нашему, пойте, пойте Цареви нашему, пойте» есть 7-й стих псалма 46; первый стих этого же псалма: «Вси языцы, восплещите руками, воскликните Богу гласом радования» избран стихом для прокимна.

Таким образом, из всего 46-го псалма в употреблении осталось только два стиха, некогда же весь псалом исполнялся без сокращений. При этом стихи псалма исполняли певцы, а рефрен в ответ пел весь народ.

После чтения Писания обязательно следовала проповедь. Проповедовать могли несколько человек, в таком случае Златоуст, как архиепископ столицы, брал слово последним.

Проповеди Иоанна, получившего свое прозвище именно за красноречие, могли длиться до двух часов. Народ, слушающий его, тоже не безмолвствовал.

Златоуст говорил с сидения, поставленного на амвоне посреди храма, а слушающие реагировали на его слова возгласами одобрения и овациями. Во время проповедей можно было услышать и шутки, и смех.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *