Толкование воскресного евангелия. неделя 28-я по пятидесятнице — богослов

Версия для печати

  • Братья, утверждает же нас с вами во Христе и помазал нас Бог,это Он отметил нас Своей печатью и, как залог, послал Свой Дух в наши сердца.
  • Я же призываю в свидетели Бога и клянусь своей жизнью: я не вернулся до сих пор в Коринф лишь потому, что щадил вас.
  • Это не значит, что мы устанавливаем господство над вашей верой, но мы содействуем радости вашей, ибо вы в вере стойте.
  • Дело в том, что я твёрдо решил для себя больше не приходить к вам, чтобы снова вас не расстраивать.
  • Ведь если я расстраиваю вас, то кто меня порадует, кроме того, кто мной расстроен?

Вот я и написал то письмо, чтобы не идти к вам и не расстраиваться из-за тех самых людей, которым полагалось бы меня радовать. А я уверен, что моя радость — радость для вас всех.

Я писал то письмо от великого горя, со стеснённым сердцем, обливаясь слезами. Но не за тем, чтобы вас расстроить, а чтобы вы знали, как сильно я вас люблю!

Толкование воскресного Евангелия. Неделя 28-я по Пятидесятнице - Богослов

Блж. Феофилакт Болгарский

Утверждающий же нас с вами во Христе и помазавший нас есть Бог, Который и запечатлел нас и дал залог Духа в сердца наши.

Сказав выше, что Бог исполнит обетования, теперь подтверждает это. То, говорит, что вы и я, учитель ваш, твёрдо стоим в вере во Христа, дал Бог, Который и помазал нас, и запечатлел, то есть сделал пророками, царями и священниками.

Ибо таков всякий крещёный: он ― пророк, как видящий то, чего не видел глаз и не слышало ухо; он — священник, как долженствующий приносить себя в жертву живую, святую, благоугодную Богу; он — царь, как сын Царя Бога и наследник будущего Царствия, и как ныне царствующий над неуместными помыслами и поставленный выше всего мира.

Как в древности священники и цари помазывались елеем, так ныне мы помазаны Духом, когда Бог дал залог Духа в сердца наши. Если же дал залог, то, конечно, даст всё.

А залогом называет подаваемые ныне дарования Духа; ибо разумеем отчасти и пророчествуем отчасти, а совершенное получим тогда, когда явится Христос в славе Своей.

Итак, не думайте, что мы обещаем, чтобы нам не показаться лжецами. Ибо не мы утверждаем вас, но Бог и обещает, и утверждает как меня, так и вас; ибо Он Сам исполнит всё.

  1. Посему и разумей, что Бог, делающий то и иное, Сам исполнит Свои обетования.
  2. Бога призываю во свидетели на душу мою, что, щадя вас, я доселе не приходил в Коринф.
  3. Выше сказал, что не пришёл к ним потому, что не имеет власти над собой и не был допущен Духом.

Как же теперь говорит, что не пришёл, щадя их? Потому что или это самое случилось по воле Духа, то есть Дух внушал ему мысль не ходить, чтобы пощадить их, или сначала воспрещал ему Дух, а потом он и сам, рассудив, что это лучше, остался.

Заметь мудрость апостола. Тогда как говорили: ты потому не пришёл, что, кажется, возненавидел нас, то утверждает противное: я потому не пришёл, что щажу вас.

Так говорит потому, что некоторые между ними были согрешившие и не покаявшиеся, которых он наказал бы, если бы, пришедши, нашёл их не исправившимися. Итак, остался, чтобы придти уже тогда, когда исправятся, и не иметь повода к наказанию.

Не потому, будто мы берём власть над верою вашею; но мы споспешествуем радости вашей.

Так как сказанное отзывалось властью (ибо щадить других может тот, кто имеет власть наказать их), то смягчает жёсткость речи.

Не потому, говорит, сказал я, что щажу вас, что хотел бы властвовать над вашей верой, ибо вера — дело произволения и никого не понуждают к вере против воли, но, почитая вашу радость своею радостью, я не пришёл для того, чтобы не ввергнуть вас в печаль и не опечалиться самому.

  • Ибо я всё делаю для вашей радости, и остался для того, чтобы только угрозой исправить согрешивших и вам не причинить никакой скорби.
  • Ибо верою вы тверды.
  • С кротостью беседует с ними, так как в первом послании довольно уже поразил их.
  • Слова его значат следующее: что касается веры, то вы в ней стоите, и я не имел причины жаловаться на вас, но в прочем вы поколебались, и если бы не исправились и я восстал бы на вас, то и вас опечалил бы, и себе причинил бы печаль.
  • Итак, я рассудил сам в себе не приходить к вам опять с огорчением.

Слово опять показывает, что он и прежде был опечален. Впрочем, не сказал явно: «вы и прежде огорчили меня», но другим образом: «я не пришёл для того, чтобы опять не огорчить вас». Что, впрочем, имеет одну и ту же силу (ибо он потому опечалил их упрёками, что они опечалили его грехами), но для них было удобовыносимее.

  1. Ибо если я огорчаю вас, то кто обрадует меня, как не тот, кто огорчён мною?
  2. Хотя и огорчаю вас, говорит, упрёками и негодованием на вас, но благодаря этому же и радуюсь, видя, что вы до того уважаете меня, что моё негодование и упрёки производят в вас скорбь.
  3. Ибо никто так не радует меня, как скорбящий так при виде моего негодования.

Это показывает, что он не презирает меня. Он радует меня, потому что таким образом подаёт надежду на своё исправление.

Толкование воскресного Евангелия. Неделя 28-я по Пятидесятнице - Богослов

Это самое и писал я вам.

Что? То, что я не пришёл к вам, щадя вас. Где писал? В этом самом послании.

  • Дабы, придя, не иметь огорчения от тех, о которых мне надлежало радоваться.
  • Для того написал я теперь к вам, чтобы вы исправились, и чтобы, застав вас не исправившимися, не имел я скорби от вас, которым надлежало доставлять мне случаи к радости.
  • Ибо я во всех вас уверен, что моя радость есть радость и для всех вас.

Написал, говорит, надеясь, что вы исправитесь, и тем обрадуете меня. Моя же радость — радость для всех вас. И сказал я дабы, придя, не иметь огорчения потому, что имею в виду не свою пользу, но вашу.

  1. Ибо знаю, что если увидите меня радующимся, то будете радоваться, а если увидите меня скорбящим, то будете скорбеть.
  2. От великой скорби и стеснённого сердца я писал вам со многими слезами.
  3. Поскольку сказал выше, что он радуется, когда они скорбят, то, чтобы не сказали: ты потому стараешься опечалить нас, чтобы самому радоваться, объясняет, что он сам весьма скорбит, скорбит более, нежели сами согрешающие.
  4. Не от скорби только, но от великой скорби, и не со слезами только, но со многими слезами написал я.
  5. То есть печаль, сжимая и стесняя сердце моё, подавляла его, и потому писал я, подобно отцу и одновременно врачу, который, производя над сыном сечения и прижигания, вдвойне скорбит, и от того, что сын болен, и от того, что сам должен подвергать его сечению.
  6. Но, с другой стороны, и радуется от того, что надеется на выздоровление сына.

Так, говорит, и я, оскорбляя вас согрешающих, скорблю. Но, с другой стороны, и радуюсь, когда вы скорбите, ибо имею надежду на ваше исправление.

Не для того, чтобы огорчить вас, но чтобы вы познали любовь, какую я в избытке имею к вам.

Не чтобы огорчить вас следовало бы сказать, но «чтобы исправить». Однако не говорит сего, а услаждает речь, желая привлечь их уверением, что он любит их более, нежели других учеников, и что если огорчает их, огорчает по любви, а не по гневу.

Ибо то знак величайшей любви, что я скорблю о ваших согрешениях, и спешу делать вам выговоры и тем огорчать вас. Если бы я не любил вас, то оставил бы вас без врачевания.

***

Евангелие от Матфея, 89 зачало, глава 22, стихи 1-14

  • Иисус рассказал им ещё одну притчу:
  • подобно Царство Небесное человеку царю, который устроил брачный пир для сына своего.
  • Толкование воскресного Евангелия. Неделя 28-я по Пятидесятнице - Богослов
  • И послал он слуг своих, чтобы они позвали приглашённых на пир, но те не захотели прийти.
  • Тогда он вновь послал других слуг, повелев им: скажите приглашённым: трапеза у меня приготовлена, тельцы мои и множество откормленного скота заколоты, и всё готово; приходите на пир.
  • Но те, пренебрегая сказанным, отправились: кто на поле своё, кто по торговым делам своим, а некоторые, схватив слуг его, стали издеваться над ними и убили их.
  • Узнав об этом, царь разгневался и, послав воинов своих, велел погубить тех убийц, а город их сжечь.
  • Затем он сказал слугам своим: пир готов, но приглашённые оказались недостойны;
  • так пойдите же на перекрёстки дорог, и кто бы ни встретился вам, приглашайте на пир.
  • И разошлись слуги эти по дорогам, созывая всех, кого встречали: злых и добрых, и наполнился брачный чертог пирующими.
  • И вот царь, войдя посмотреть на пирующих, увидел там человека, одетого не в праздничное одеяние,

и спрашивает у него: друг мой, почему ты пришёл сюда не в праздничном одеянии? Но тот промолчал.

Тогда царь сказал служителям: свяжите ему ноги и руки и выбросьте его во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов.

Потому что много званых, но мало избранных.

  1.  
  2. «Нас не просто запрошують на звану вечерю, нас умовляють прийти»
  3. Толкование воскресного Евангелия. Неделя 28-я по Пятидесятнице - Богослов
  4. Евангельская притча о браке царского сына изображает призвание всех людей в Царство Небесное ― Церковь Христову спасительную.
  5. Как приточный царь на брак сына своего, так зовёт Бог всякого на пир веры во имя Своего Единородного Сына.
  6. Но подобно тому, как в притче первые званые гости, почётные граждане, пренебрегли приглашением, сделанным заблаговременно, и на последний зов при начале пира ответили отказом, даже оскорбив и избив посланных к ним царских слуг, — так избранный народ еврейский, веками приготовлявшийся ко вступлению в Царство Мессии, в последний момент не пошёл на зов Христов, в Его Церковь, предварительно пренебрегши увещаниями пророков Божиих.

Разгневанный царь в притче убил непочтительных граждан и город их сжёг. Подобное претерпели и иудеи при разрушении Иерусалима.

На место недостойных прежде званых гостей созвал царь гостей с улицы. Этим случайным участникам пира, очевидно, и даны были брачные одежды. Таков был обычай, да иначе и нельзя было бы понять царя, упрекнувшего одного из гостей, вошедшего без этой брачной одежды.

  • Этот созыв случайных гостей изображает призвание в Церковь мытарей и грешников, а затем язычников.
  • Однако для вступления в Церковь от каждого требуется одеться в брачную одежду, прелагаемую царём — Богом.
  • Это — чистая одежда души, омытой благодатью крещения и возрождением, приуготованной на благие дела.
  • Такая одежда возлагается на всякого, вступающего в Церковь, знаком чего и у нас служит белая одежда, возлагаемая на новокрещённого.
Читайте также:  День святой троицы 15 и 16 июня праздновался в тюльгане - богослов

Но это одеяние души требует заботы от самого человека, чтобы быть чистым. Пренебрёг брачной одеждой один из гостей царёвых, вошёл на пир, не имея одеяния брачного, и был извержен вон, осуждён на плач и скрежет зубов.

  1. Так точно не может остаться участником Царствия Божия ни один из принявших крещение, если своим трудом и усердием не будет оберегать в себе чистоты душевной, если не будет заботиться о совершении добрых дел.
  2. Спасает Господь, приводит в Свой чертог всякого, но совершается спасение непременно при добровольном участии и содействии самого человека.
  3. Мало только знать это, мало лишь веровать в Бога, надеясь, что Он Сам нас спасёт, как и у нас говорят и дерзают учить некоторые заблуждающиеся христиане-сектанты.
  4. Нет, нужно, приняв верою благодать Божию, самому потрудиться для своего спасения, чтобы эта благодать не пропала в нас.
  5. Знал нерадивый гость из притчи, что нужно быть на царском пиру в брачной одежде, получил её, но не надел.
  6. Кроме нерадения и невнимания к благодетелю-царю, не было у него причин к такому поведению, потому и не мог он ничего сказать на первый, ещё не грозный, но кроткий упрёк: Друг, как ты вошёл сюда не брачной одежде?

И за то, что, зная, что ему делать нужно, не сделал, он наказан. Так, значит, и мы не можем надеяться лишь на свою веру в Бога, но обязаны показать эту веру в делах своих.

Из книги «Евангельские беседы на каждый день года»

***

ТЕКСТЫ ВСЕХ СЛУЖБ СМОТРИТЕ НА САЙТЕ ОБЩЕСТВА им. М.Н.Скабаллановича.

Ми оголошуємо благодійну передплату. Допомогти можна, перераховуючи щомісяця необтяжливу для вас суму на:

  • Карту «Приватбанку»
  • Webmoney — R504238699969, U862362436965, Z274044801400

Толкование воскресного Евангелия. Неделя 28-я по Пятидесятнице - Богослов

Тогда некий законник подошел к Иисусу, и, искушая Его, спросил, говоря: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки. Когда же собрались фарисеи, Иисус спросил их: что вы думаете о Христе? чей Он сын? Говорят Ему: Давидов. Говорит им: как же Давид, по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих? Итак, если Давид называет Его Господом, как же Он сын ему? И никто не мог отвечать Ему ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать Его.

В этом Евангелии нам говорится о тайне любви, об ответственности нашей в употреблении святых слов. Таких, как слово «любовь». Накануне Страданий Христовых, накануне Креста Господня, когда первосвященники, книжники и фарисеи, знатоки Священного Писания, приступают ко Господу, стараясь уловить Его.

И один из них, из этих законников-богословов, спрашивает Господа, какая заповедь наибольшая. Может, не все знают, что книжники учили, что если внимательно изучать закон, то в нем можно насчитать 613 заповедей.

248 из них являются утвердительными, то есть говорящими о том, что надо делать, а остальные 365 – отрицательными, предупреждающими, чего делать не должно.

Что об этом думает Христос? К Нему обращается профессор богословия, и мы не слышим интонации его голоса – с почтением он обращается ко Христу или с торжествующей насмешкой.

Если Господь возвысит одну заповедь, то Он умалит другие, а все заповеди равноценны пред Богом, говорят они.

И Христос говорит о любви не потому, что эта заповедь исключает другие, а потому что она включает в себя все заповеди.

Христос не противопоставляет любовь закону, но показывает, какая величайшая заповедь сокрыта внутри закона, какое сокровище хранится в его глубине. Весь закон и пророки, говорит Он, утверждаются на этих двух заповедях. Это значит, что все Писание лишается смысла – все заповеди – если нет в них любви, по крайней мере, устремленности к любви.

Мы знаем, как слово Божие говорит нам о любви. Действительно, Бог наш есть любовь. Все в мире – и небо, и земля, не только закон и пророки – утверждается на любви. Убери закон любви, и все рассыплется.

Все пророки говорят о любви и живы любовью, потому что только любовь зряча. Только любовью можно видеть то, что происходит здесь, на земле, и в вечности. И только любовь делает законными отношения между людьми.

И ничто не является в нашей вере истинным и православным, если на первом месте не стоит любовь.

Святые отцы говорят, что любовь – это главная крепость. Только в ней может обретать безопасность воинство Христово, то есть мы, ищущие Господа. Любовь – это самая главная тайна человека. Что такое человек? Это существо, созданное Богом для любви. И потому так возненавидел сатана человека.

Короткое и сладкое слово «любовь». Сладкое, как «Иисусе Сладчайший», как имя Божие сладкое. В любви – исполнение всего закона, и иго заповедей с любовью воистину легко. Господь говорит: «Возьмите иго Мое на себя» – и если бы мы среди этого страшного мира научились ходить этим древним и вечно новым путем, то уже здесь, на земле, мы «обрели бы покой душам нашим».

И вот, мы слышим в Евангелии сегодня, как книжники и фарисеи, ветхозаветные богословы, умолкают после такого ответа Спасителя.

А Он в Свою очередь задает им Свой вопрос: «Что вы думаете о Христе, Чей Он Сын?» Вопрос, ответ на который известен им был лучше всего, потому что они каждый день в катехизисе несколько раз повторяли, что Христос – это Сын Давидов.

Это, в конце концов, перифраз «Сын Давидов – Помазанник», то есть Христос. Поэтому для них не составляет никакого труда ответить на вопрос Спасителя.

Но если Христос – Сын Давидов, спрашивает их Господь, то почему же Давид называет Его Господом? Все мы можем прочитать это в 109 псалме. И ясно, что ответ, который они дают – недостаточный, неадекватный. В самом деле, когда какой отец обращался к своему сыну как к Господу? И для тех, кто не знают Божественности Христа, это не может не быть абсурдом.

Поэтому они молчат – они не знают, что отвечать Господу. Либо молчат, потому что в нечестии своем не желают признать Мессию Богом. Так далеко зашло их богословие, что они уподобляются самому сатане, который цитирует Священное Писание.

А для нас, знающих Бога, ответ – по дару Божию, по дару Христовой любви, по дару Духа Святого, так же как это было Духом Святым дано Давиду исповедовать Христа Господом – ответ совершенно ясен. Как Бог – Христос Господь для Давида, а как человек – Он Сын Давидов. То, что Он Сын Давидов, можно узнать, изучив родословные, а то, что Он Бог, невозможно никаким умом постичь.

Именно потому, что Господь наш Иисус Христос – Господь для Давида, можем мы постигать, что Он Сын Давидов. Постигать тайну Его Божественного истощания, тайну Его любви, когда Он становится человеком, когда Он принимает весь путь человеческий до конца, до смерти крестной.

Господь заграждает уста этим лжебогословам, «и с того дня, – как говорит Евангелие, – никто из них уже не спрашивал Его ни о чем». Не смел Его спрашивать.

Можно было бы, конечно, спрашивать о многом, если бы тот же самый вопрос был задан бы по-другому.

Потому что если бы они искали истину, услышав это, они бы задавали еще и еще вопросы, и самый главный вопрос они бы задали: что же нам делать, чтобы спастись? Но поскольку цель у них была другая, то они отошли от Него.

О чем говорит нам сегодня слово Божие? О том, что все христиане без исключения призваны быть богословами, не уступающими ни в чем книжным богословам. Оттого, что они помазаны тем же помазанием, каким был помазан Христос – Духом Святым по дару Христа, по дару Креста Его, по дару Его любви к нам.

Наше слово о Боге будет только тогда истинным, когда мы имеем любовь ко Господу. Есть два способа изучения богословия. Одно внешнее знание, книжное.

Книги нужно читать, каждый кто сколько может вместить, но есть и другой способ – это когда жизнь наша, согласная с самой главной тайной Христа, с Его Крестом, с Его любовью, постигает непостижимое ни для какого ума.

Что вы думаете о Христе? – спрашивает Господь, в конце концов, каждого человека. Потому что каждый человек (не только христиане) говорит свое слово о Боге. Одни не думают о Нем совсем ничего, даже христианские богословы могут ничего не думать о Нем.

Другие могут умалять Его честь и достоинство. Мы знаем, какие еретики были в Церкви Христовой и какие доныне есть. Третьи могут быть злобно настроены против Него, как вот эти богословы книжники. И так каждый человек, так или иначе, оказывается богословом.

Для тех, кто уверовал во Христа, Господь драгоценен. И то, что они думают о Христе, драгоценно. Будь это смиренные рыбаки апостолы. Апостол Иоанн Богослов – его Евангелие, его Апокалипсис, его Послания – все свет Духа Святого и любовь Божественная.

Или преподобный Силуан Афонский, память которого недавно совершалась, – простой тамбовский крестьянин, который пишет такие поразительные слова о Боге.

И день, и ночь плачет его душа о Христе и о том, что другие люди не думают об этом, и поэтому теряют все и погибают.

Сегодня Святая Церковь предупреждает нас против внешнего богословия, не потому что оно плохо, а потому что существует опасность так называемого интеллектуализма, когда все пропускают только через голову, а не через душу и сердце.

Такие богословы могут быть очень образованными людьми, они могут очень хорошо говорить, но самого главного нет в их слове.

С одной стороны существует опасность богословского невежества, с другой – дерзкая попытка познать истину одним умом.

Мы должны всегда помнить, что главное, определяющее нашу мысль, наш дух и наше исповедание веры – это поклонение Кресту Христову. Если оно подлинно, то открывается нам любовь Божия, даруется нам благодать Духа Святого, через которую мы познаем все тайны жизни – и кто был и есть, и во веки будет Спаситель наш Мессия Христос.

Мы видим сегодня эту полноту и неповрежденность исповедания истины по тому сонму, недавно прославленному, новых мучеников и исповедников Российских. По тому множеству святых угодников Божиих, которые все изображаются с крестом.

Каждый из них держит в кресте всю тайну богословия, всю тайну того, Кто есть Христос и по человечеству, и по Божеству, и приобщенность этому богословию.

И мы должны увидеть славу, которую хранит наша Церковь, и быть достойными этой славы, этого богословия.

И еще раз скажем: нелепо думать, что кто-то здесь будто бы выступает против внешнего знания. Но только любовью можно постигнуть, почему Давид называет Христа Господом. Только благодатью Креста, когда мы всей жизнью приносим Ему поклонение.

Крест – это то, где соединяются неразрывно истина и любовь, потому что мы знаем, сколько любви погибает в мире без истины. Крест – это самая мудрая книга, какую только можно прочесть.

Кто не знает этой книги, тот невежда, даже если он знает наизусть все Священное Писание. Подлинные богословы только те, кто любят эту Книгу, учатся у нее, углубляются в нее.

Читайте также:  Святитель спиридон тримифунтский житие, чудеса, служение богу - богослов

Все горькое, что есть в этой Книге, не будет никогда достаточным для того, кто хочет насытиться ее сладостью, потому что эта сладость – Христова истина и любовь.

 Протоиерей Александр Шаргунов

Неделя 28-я по Пятидесятнице

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Дорогие о Господе братья и сестры, сегодня на Божественной Литургии мы с вами слышали евангельское чтение об исцелении женщины, которая 18 лет пребывала в недуге (Лук. 13, 10-17). Она была сгорблена и не могла распрямиться.

Конечно, можно представить себе, какие страдания были связаны с такой болезнью.

И вот из сегодняшнего Евангелия мы с вами узнаем, что причины болезни иногда бывают не физиологические, а в связи с дьявольским действием, как Господь сказал: дщерь Авраамля, которую связал сатана (ст. 16).

В начале чтения там было сказано, что она имела «дух недужен», то есть этот дух, который приводил ее в такое положение. То, что болезнь бывает по наущению дьявола, мы знаем из книги Иова многострадального. Но сейчас речь пойдет совершенно не об этом. Это так, к слову.

Мы в Евангелии многократно в этом чтении и во многих других местах Евангелия видим реакцию фарисеев на те чудеса, которые совершал Господь, что этой реакцией была всяческая злоба, неверие, недоброжелательность, осуждение, ропот, обвинения под самыми разными предлогами.

Особенно наиболее распространенный предлог в том, что Господь часто исцелял в день субботний, в тот день, когда было запрещено работать. Почему на этот момент сегодня нужно обратить внимание? Потому что нам Господь дал заповедь блюстись от кваса фарисейского (см. Мф.

16, 6).

Этот квас свойственен, наверное, любому человеку и представляет опасность для всех нас. Этот квас – это яд, проникающий разнообразно и глубоко в душу человека и действующий. И чтобы блюстись, надо в этом вопросе немножко разбираться.

Здесь это не то, что, например, иногда изучают какие-то ереси, чтобы дискутировать с еретиками. Это как раз не всегда нужно и обязательно, потому что часто с еретиками дискутировать смысла нет, или с какими-то раскольниками.

Потому что цель дискуссии с их стороны бывает не найти какую-то истину, а просто доказать свое. И что толку тратить время с человеком, не стремящимся найти Бога, правду и пытаться в чем-то его убеждать, когда у него и намерений таких нет. Здесь другое. Квас фарисейский всегда может нас коснуться.

И если мы с вами поразмыслим, разберем, по какой причине негодовали книжники, фарисеи, всякие начальники синагог и прочие на Господа, то, что Он в субботу совершал чудеса или что-то другое делал, что возбранял закон. Главная причина этому даже не законничество, не буквоедство, а просто неверие.

Причина неверия — это тоже фарисейское законничество. Но здесь вопрос очень глубокий. И конечно в рамках проповеди мы подробно сейчас не сможем его разобрать, только в том смысле, в каком возможно.

По какой причине книжники, фарисеи и нынешние, которые осуждались в то время, почему они не верили в Господа? Когда Господь спросил у Своих учеников, что кого Меня люди глаголят быти, то есть что о Мне люди говорят, кто Я? Апостолы ответили, что может быть Ты Илия или какой-то из пророков (см. Мф. 16, 14).

Вот так думали многие люди. А вы кого Меня глаголете быти, сказал Господь? И апостол Петр ответил, что Ты еси Христос, Сын Бога Вышнего (ст. 16). И на что Господь дал ему ответ: Блажен ты Симон, вар Иона, яко не плоть и кровь открыли тебе, но Отец Мой, иже на небесех (ст. 17).

В этом ответе Господа заключается огромный смысл веры и спасения. Сам Господь говорит: Сия есть воля, Пославшего Мя, — то есть воля Отца, воля Божия, — да видяй Сына и веруяй в Онь, имать живот вечный (Ин. 6, 40). То есть вера в Сына, вера, что Господь Иисус Христос есть истинный Бог, есть воля небесного Отца.

И этот человек, который верует в Сына, имеет живот вечный.

Апостол Иоанн Богослов говорит вот такие еще слова: «Кто есть лживый, точию отметаяйся, яко Иисус несть Христос? Сей есть антихрист, отметаяйся Отца и Сына» (1Ин. 2, 22), то есть тот человек, который Иисуса Христа считает не за истинного Бога, а за какого-то даже пророка, он есть лживый, он есть антихрист.

Дух Божий и дух лестчий как различаются: дух, который исповедует Господа Иисуса Христа, пришедшего во плоти, — это дух Божий. Вот фарисеи они в Господа не веровали, что это есть Сын Божий. И это служило главной причиной осуждения — не законничество, а именно это неверие, что Иисус есть Христос.

Почему Небесный Отец им не открыл это? По какой причине? Конечно, это делается Святым Духом, то есть Святой Дух возвещает. Вот апостол первомученик архидьякон Стефан Синедриону сказал: Вы присно Святому Духу противитесь (Деян. 7, 51).

То есть вот эти фарисеи, которые многократно осуждали, обвиняли, а в конце концов распяли Господа, они всегда противились Святому Духу, противились Богу. Это были богоборцы, богопротивники.

Почему Бог им не открыл, что Иисус есть Христос? Почему они Его считали кем-то другим, неважно кем, пророком или просто кем-то еще. Не важно. Почему они не веровали, что Иисус есть Господь? Почему им это не было открыто? Вот здесь та же самая причина, почему многие люди у нас сейчас неверующие.

Мы всегда задаем себе вопрос, почему наши какие-то родные: родители, братья, дети, — почему они не веруют или почему они веруют формально, а по вере не живут. Формальная вера это не есть вера. Это есть вера мертвая. Вера без дел мертва есть, – говорит апостол Иаков (Иак. 2, 20). От дел совершится вера (ст. 22).

И вот те люди, которые теоретически, пусть даже не отрицают, что Иисус есть Сын Божий. Пусть они это признают. Ведь одно дело апостол Петр сказал, а Господь ему сказал: блажен ты Симон вар Иона.

Но апостол Петр он же по жизни не на словах признавал, как ныне так называемые верующие крещеные признают: да, там Господь был, родился, Он Бог. А то, что жить, как Господь повелевает, в церковь ходить, исповедоваться, причащаться, соблюдать заповеди, изучать хотя бы заповеди. А из них Евангелие никто не изучает.

Поди, начни говорить заповеди этим людям, они скажут: да разве так можно, вот ударят меня по правой щеке, а мне подставлять левую? Мне тогда вообще на шею сядут. Ну, и так далее.

Вот это люди, которые отметают слово Божие. То есть если Бог сказал, они не соглашаются с этим, значит это суть неверия в Бога. Потому что Бог это не просто понятие. Сознанием человека мы так созданы. Бог есть Бог. Он Вседержитель. И Его слова не могут быть не истинны и не исполняться.

Апостол Петр не так веровал: он все оставил и пошел за Господом, как и другие апостолы. Это следование было не очень легкое. Вот мы с вами, слава Богу, ради Господа ездим в паломничество. Здесь даже Оптина для кого-то ближе, для кого-то дальше. Все-таки надо ехать, надо останавливаться где-то в гостинице. Там условия не такие удобные, как дома.

И человек ради Господа в меру своих сил терпит эти неудобства. Он проявляет веру. Но апостолы веру большую проявляли, потому что у них там гостиниц не было, не всегда было, где поесть. Часто они лишались необходимого отдыха, изнемогали от усталости, от голода, холода и жары. Господь не разрешал им брать с собой ничего: ни хлеба, ни денег, ни одежды, ни сумы.

И они, тем не менее, следовали за Господом. Это есть проявление настоящей живой веры, истинной веры, которую дарует Бог.

А многим, так называемым верующим, такой веры Бог не дал. Бог Себя не явил ни этим фарисеям-богоборцам, о которых в Евангелии вы читали в сегодняшнем месте, а в очень многих местах Евангелия много об этом говорится.

Более того, там говорится, что их Господь как называл? Фарисей слепой и безумный (Мф. 23, 26). Действительно безумие жить эту жизнь подготовительную к жизни вечной не ради того, чтобы подготовиться, а жить в своей слепой злобной гордыне.

Что может быть безумнее прожить эту жизнь и обрести вечную нескончаемую страшную муку. Мы стараемся быть все-таки не такими безумными. Но вот этот квас неверия, фарисейства и формализма, который от неверия происходит, он в нас, к сожалению, тоже есть.

И у нас веры не достаточно. Слава Богу, Что Господь дает нам малую веру, чтобы жить не как современные неверующие.

Но почему им Господь не открылся? Причина здесь одна единственная. Господь являет Себя только тому человеку, который осознано хочет иметь над собой Бога. Вот в этих совсем коротеньких словах сказано очень много. Иметь над собой Бога, это значит себя признавать Его созданием, Его рабом, хотя мы будем возведены, кто спасется, в достоинство Божие.

Но здесь нам все-таки уместнее считать себя рабами Божьими, и, следовательно, стараться находиться в воле Божьей во всем. А это означает ничего своего не иметь. Вот мы прекрасно знаем, что в Евангелии много об этом говорится: притча о талантах, о мнасах, которую читали в пятницу (см. Лук. 19, 12-26). Вот дал Господь нам таланты.

Это не так как люди думают, что это какие-то особые способности. Это есть данное нам время, это есть мыслительные способности, которыми мы пользуемся.

Это есть те или иные какие-то наши возможности, средства материальные, все, что угодно, что Господь нам дает для того, чтобы из них, из этого неправедного сокровища, приобретать сокровище вечное, чтобы делать куплю.

Вот как в притче о сокровище, которое человек нашел на поле (см. Мф. 13, 44). Он нашел на поле сокровище. Чтобы купить это поле, он все продает и покупает это поле, чтобы завладеть сокровищем. Давайте внимательно вдумаемся в смысл этих слов. Все он продает.

Что он продает и кому? Вот нам Господь дал время, мысли, физические силы, материальные средства, зарплату и все прочее имущество. И человек все это продает.

Кому продает? Он этим пользуется, тем, что ему Господь дает:, тратит время, направляет мысли, употребляет силы, употребляет данное ему имущество, все, что у него есть, во имя Божие, и делает этим куплю.

Читайте также:  Славим бога - богослов

То есть продает, приобретая то, что ради чего мы здесь находимся, Божью благодать, благодать Святаго Духа. И он этим не пользуется как своим, а пользуется как не своим, а тем, что ему дал Бог.

Вот как живет верующий человек. Он и зарплату не потратит как ему хочется, а потратит так, чтобы был прибыток благодати. Он употребит ее для семьи, кому-то даст милостыню, что-то в церковь – купит свечку или даст какую-то помощь, так как Господь ему внушит. И он получит благодать, он делает куплю, чтобы купить то сокровище, которое на поле он нашел, то есть Бога истинного, Который Себя явил.

А являет Он себя когда? Когда человек захочет иметь над собой Бога, то есть поймет, что я есть раб Божий, я Его создание, что все, что у меня есть, это не мое, а Божие. Я не могу этим пользоваться так, как хочу я, а должен пользоваться так, как хочет от меня этого Бог.

Потому что наша здесь цель научиться послушанию Богу, чтобы наша воля, наша человеческая воля, здесь научилась полностью предаваться воле Божьей, чтобы в будущей жизни мы с Богом полностью соединиться. Это еще здесь начинается. А в будущей жизни соединиться воедино, Бог в нас вселился. А это возможно только при единении воли. Именно от воли зависит.

Естественно, что воля человеческая должна быть покорна воле Божьей. И это должно быть совершенно произвольно, добровольно с нашей стороны. А иначе не будет блаженства.

И вот когда человек все это захочет, тогда Бог Себя ему являет. И тогда он становится верующим, имеет благодать, чтобы ее умножать. А вот эти фарисеи они были неверующими. Почему? По гордыне, потому что они не хотели иметь над собой Бога.

И так это прекрасно изображено в истории с Гергесинским бесноватым, когда Он избавил от беды эту страну, а жители сказали: Господи, отойди от нас (см. Мф. 8, 34). Потому что Бог им мешал быть богами самим себе, пользоваться тем, что они там имели в своей стране так, как хочется им.

Безусловно, все вот это в какую-то меру присутствует в нас, в нашем сердце.

Для чего все это говорилось сейчас? Для того, чтобы мы это осознали и с этим боролись. Способы борьбы известны. Это церковная жизнь. Сами мы ничего не можем. «Без Мене не можете творити ничесоже» (Ин. 15, 5). Это восприятие благодати через церковную жизнь.

Церковная жизнь это: …вот многие думают, что можно пропустить воскресную Литургию по какой-то причине занятости. Только если совсем по совести должны. А так какие-то дела, даже болезнь не позволяют нам не пойти на воскресную Литургию. Пусть даже температура не очень высокая, человек должен идти на воскресную Литургию в церковь.

Какой же он верующий, если так не сделает. Если совсем плохо, то конечно в этом случае допустимо не пойти. Насчет исповеди тоже. Вот не случайно святитель Игнатий говорит, что это главное оружие в нашей жизни.

А чтобы оружием этим пользоваться, надо постоянно к исповеди готовиться, то есть каждый день записывать то, что в нас вылезло этого, что против нашей веры, против Бога, греховное и смрадное. А если не запишем, ясно, что это небрежное отношение к тому, что не запомним, что не сможем исповедать.

Вот мы это должны понять. Мы давали обет при крещении сочетования с Господом. И поэтому должны сочетоваться, если мы люди верующие. Вера – это жизнь.

И вот сейчас сегодня мы от всей души, кто приехал в Оптину, молимся Господу, Матери Божьей, всем Оптинским старцам, чтобы они нас укрепили усердно (ничего там сверх великого не надо, подвигов каких-то сверхъестественных.

Мы не сможем), жить церковной жизнью, стараться жить по совести, не поступать по своей воле ни в чем, всем уступать, со всеми мир хранить и жить полноценной церковной жизнью, ни в коем случае не допуская малейшего упущения.

Не поисповедались в конце недели, значит и не моетесь, значит будет тело смердеть, чтобы знать в каком состоянии душа, стараться это не забывать. Если будем проявлять любовь и усердие ко Господу, обязательно Господь нам даст благодать, поведет нас Своим промыслом, избавит нас вот от этого состояния женщины сгорбленной, распрямимся мы. И будем все душой искать истинного единого Бога, соединяться с Ним, спасаться. И в вечности пребудем с Ним и со всеми в неизреченном блаженстве.

Аминь.

Иеромонах Нил (Парнас)

9 декабря 2018 г.

Храм владимира священномученика

Неделя 8 по Пятидесятнице.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

““И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмой от всех дел Своих, которые делал. И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих…” (Быт.2.2).

Бог почил от дел Своих в седьмой день, и – по слову пророка Давида: ”пред очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний…” – день этот, день Божия покоя, длится и доныне, являя собой, как и Крест Господень, “для погибающих юродстово…

а для нас, спасаемых, – силу Божию” (1Кор.1.18).

“Бог, – говорят погибающие, – бездействует, Он забыл мир, Он не видит слёз плачущих, Он не слышит стенаний скорбящих!” “Бог спит, – говорят они, – Ему нет дела до нас, и значит, нам нет дела до Него. И значит, Его нет!”

Это не преувеличение и не метафора.

Совсем недавно один вполне приличный и воспитанный человек, учёный из французского города Тулуза, буквально кричал на меня, когда я попытался рассказать ему о том, как я верую, он кричал, забыв о правилах приличия, забыв о том, что он в чужой ему стране и что чужеземцу надо бы уважать обычаи и верования её граждан, он, почтенный господин, почти истошно орал мне по-французски, так, что испуганная переводчица едва успевала переводить: “Где ваш Бог, Он что, спит? Он разве не видит, что творится в этом мире? Где Он был, когда десятки тысяч людей погибали от голода в Руанде? Где был ваш Бог, когда нацисты детей заживо сжигали в печах крематориев?”

Человек кричит, когда ему больно или страшно. Этому французу, конечно же, тоже больно, потому что у него самого, скорее всего, есть дети, и он, жалея своих, умеет жалеть и чужих. И, конечно, ему страшно.

Ему страшно жить в мире, где никто не защитит, где не на кого надеяться, где ему, взрослому человеку, нельзя, как ребёнку в минуту опасности, закричать: “Мама!” Вот он и кричит на меня от одиночества и страха.

Кричит он потому, что в его жизни Бога нет, и надеяться ему, бедному, не на кого.

Нам, христианам, есть на Кого надеяться. У нас есть Бог. Но почему-то мы со всей нашей верой часто уподобляемся этому несчастному французу и так же, как он, в отчаянии кричим и жалуемся на Бога, в лучшем случае лицемерно объясняя себе Божие молчание своими собственными грехами: “Мы-де люди грешные, потому Бог нас и не слышит”. Как будто Бог принимает только молитву праведников!

Я думаю, это происходит чаще всего оттого, что мы как-то забываем, что день покоя Божия, седьмой день творения, есть в широком смысле день творчества, день делания человеческого, эпоха, когда человек, сотворённый по образу и подобию Божию и по одному только этому наделённый способностью творить, должен действовать во славу Божию, должен совершать подвиг веры, которая “без дел мертва есть”(Иак.2.20).

Мы забываем об этом, легкомысленно надеясь на то, что Бог всё Сам устроит, а нам останется только проглотить предварительно пережёванное.

Мы забываем, а Бог нам изо дня в день напоминает в Своём Святом Евангелии одну простую истину: мы созданы свободными, и никто, даже Он Сам не может нас этой свободы лишить.

И даже спасти нас без нашего участия, без нашего сотрудничества с Ним Он не может.

Чтобы слуга римского сотника исцелился от тяжкой своей болезни, нужно было высокомерному завоевателю смириться пред странствующим проповедником и, смирившись, молить о милости.

Чтобы расслабленный встал, взял постель свою и пошёл в дом свой, необходимо было соединение его собственной воли к исцелению и жертвенной любви четырёх его друзей. Только тогда, когда воля и любовь соединяются, Бог может действовать!

В сегодняшнем Евангелии мы читали повествование о том, как Господь насытил пятью хлебами и двумя рыбками пять тысяч человек.

Восхищённые самим этим чудом, мы часто не замечаем удивительные слова Спасителя, которые Он обратил к апостолам в ответ на их просьбу отпустить народ: “Вы дайте им есть…” Вы, сами, отдайте им последнее, что имеете.

Вы, а не кто-то другой, примите со всей любовью, со всей решимостью помочь нужду этих людей в своё сердце. И чудо совершится.

И чудо совершилось. Оно совершилось, потому что воля человеческая соединилась с волей Божией. Оно совершилось, потому что человек решил пожертвовать собой. Может быть, сначала в малом. Всего лишь пятью хлебами и двумя рыбками пожертвовали ученики Спасителя.

Но как та бедная вдова, положившая в сокровищницу храма всего две мелкие монетки, они отдали всё пропитание своё. И как бедная вдова спасла этим свою душу, так и ученики Христовы своим подвигом самоотречения сделали возможным чудо насыщения пяти тысяч человек.

Нам очень трудно судить самих себя. Свою жадность, свою жестокость, свою злобу. Нам, оказывается, проще и легче судить Бога.

Если мы в продолжение Седьмого дня, когда Бог повелел нам возделывать и хранить созданный Им мир, всё разорили, все опоганили и, прежде всего, осквернили храм Духа Святого – своё собственное тело, тогда, по логике давешнего француза, во всём этом виноват Бог: зачем создал нас свободными? зачем позволил согрешить? зачем не уничтожил сразу после грехопадения?

Но есть ещё и другая логика. Логика кающегося христианина, который понимает, что его долгая жизнь – это поле, ожидающее его труда, его усилий, его соработничества Богу.

Да, вокруг нас много беды, много боли, много голода, но вместо того, чтобы грозить небу кулаком, давайте попытаемся услышать тихий голос Божий: “Вы дайте им есть!” – и, услышав, спросим себя: а сам я накормил ли голодного – сегодня, на этой неделе, в этом году, хоть когда-нибудь? Аминь.

2 августа 1998 г.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *