О рыбаках и богатом улове по слову христа — богослов

Главная » Страница настоятеля » Проповеди » О богатом улове

О богатом улове.   (Лк. 5,1-11)

Призвание апостолов Симона и АндреяРавеннская мозаика. V в.

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

В сегодняшнем Евангелии мы слышали о том, как Господь совершил чудо во время Своей проповеди на озере Генисаретском. Он сел в лодку апостола Петра, отплыл немного и учил народ. Это учение Христово, евангельское слово, которое Он нам принес, и является центром всей жизни христианина.

«Я Свет, Который пришел в мир», – говорит Господь о Себе (Ин., 8: 12; Ин., 9: 5), «Свет во тьме светит, и тьма не объяла Его» (Ин. , 1:5).

Бог настойчиво говорит человеку и о Себе, и о самом человеке, но часто бывает так, что человек ищет в Боге чего-то иного, чего-то своего – и отворачивается от Слова Божия, которое есть Свет.

И когда человек у Бога ищет не Божьего, а своего, жизнь его помрачается, становится бесплодным, беспросветным существованием. То, что Бог может дать человеку, оказывается человеку не нужным…

Когда Христос повелел Петру отплыть на глубину и закинуть сети, Петр сказал Ему: «Господи, мы всю ночь трудились и ничего не поймали» (Лк, 5: 5). Так и с людьми бывает: трудится-трудится человек всю жизнь, а результата нет. Но далее Петр говорит Христу: «Но по слову Твоему, Господи, я закину сеть».

И Божье Слово, по которому Петр начинает действовать, приносит огромные плоды. Евангелие говорит нам, что они поймали столько рыбы, что лодки начали тонуть под тяжестью улова. Все совершилось по слову Божию. Когда же апостолы приплыли к берегу, они бросили свои сети, оставили наловленное, дом, родителей, и пошли за Христом, потому что Христос сказал, что теперь они будут ловцами человеков.

Они пошли по Слову Христову, о котором нам говорит святой апостол Павел в своем послании: «Какая совместимость храма Божьего с идолами? Ибо вы храмБога живаго, как сказал Бог: вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом.

И потому выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я прииму вас.  И буду вам Отцем, и вы будете Моими сынами и дщерями, говорит Господь Вседержитель.

Итак, возлюбленные, имея такие обетования, очистим себя от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню в страхе Божием.» (2-е Кор., 6:16-18; 7:1).

О чем здесь говорит апостол Павел и как это относится к тому, что мы сегодня слышали в Евангелии? Он говорит в том, что Слово Божие изменяет человека, делает его иным. Апостолы пошли за Христом, и это шествие их преобразило. Апостольское шествие за Христом создало Церковь Божию, и мы с вами – часть Церкви Бога Живаго. Но храм Божий несовместим с идолами, учит апостол.

Что же значит для нас, христиан, шествие за Христом? Часто в своем хождении за Христом человек подменяет Его, заменяет совсем другими вещами, очень соответствующими духу христианства, как ему кажется, очень важными, но он не замечает, что совмещает Бога и идола.

То, что говорит Христос, отодвигается на второй план, а главным становится «мы», «наше», «здешнее», «земное», «нутряное», «я и они», «мы и враги», а Христа тут уже нет.

Его место занимают маленькие античные идолы, в свое время, наверное, послужившие развитию человечества, но теперь занявшие место самого Христа.

И тогда христианство превращается в государственную религию, или национальное достояние, или в иные абсолютно земные человеческие ценности, но Христа там нет и быть не может. Манипулируя земными понятиями, люди, христиане, ставят их на место Христа и считают, что это и есть православие, это и есть Слово Божие.

Но апостол говорит нам о несовместимости храма Божия с идолами.

И мы должны отказаться от земных понятий и идти за Богом туда, где есть Он, Его любовь, Его прощение, Его призыв молиться за врагов, прощать ненавидящих и обидящих нас, благотворить всякому, кто нуждается в нашей помощи, не делить людей на своих и чужих, не гнать тех, кто думает и говорит иначе. И всегда помнить о том, что Христос пришел в мир спасать грешников, из коих первый есмь аз.

Увидев себя в свете Любви Христовой, апостол Петр так о себе сказал: «Отойди от меня, Господи, я очень грешный человек». Он вдруг почувствовал со всей очевидностью несовместимость со светом Христовым тех идолов, которые живут в человеке.

Поэтому к каждому из нас сегодня обращен призыв: очистите свое отношение к Богу от ненужной накипи земной, от накипи ненависти. Только тогда вы сможете почувствовать себя частью храма Бога Живого, и Дух Господень – Дух любви, мира,  милосердия, истины и прощения – будет жить в вас.

  • Аминь.
  • 2014

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Сегодня евангельское чтение говорит об удивительном рыбном лове. Господь на Генисаре́тском озере проповедует народу, а потом повелевает Петру отплыть на глубину и закинуть сети. На что Петр говорит Христу: «Господи, мы всю ночь трудились и ничего не поймали. Но по слову твоему я закину сеть».

И они поймали великое множество рыбы, так что даже сеть начала прорываться, и им на помощь пришли другие рыбаки, братья Иоанн и Иаков. Когда они вытаскивали сеть,  лодки стали тонуть. Пётр, увидев это, в ужасе сказал: «Господи, выйди от меня, потому что я – человек грешный». Христос сказал ему на это: «Не бойся, отселе будешь ловить человеков».

Когда они приплыли к берегу, то оставили весь улов и пошли за Христом.

А апостольское чтение начинается с таких слов: «Бог, который повелел из тьмы воссиять солнцу, также каждого из нас Своим светом озарил» (2 Кор. 4:6).  В этом свете, свете Христовой истины,  всё так озарилось, что оказалось, что  в этом мире ничего не страшно.

Нас гонят, –  говорит апостол Павел, – а мы на месте. Нас убивают, а мы все равно живы. Нас притесняют, но мы всё равно здесь. Мы  живём не смотря на то, что мёртвость носим в себе. Но жизнь действует в нас, потому что свет воссиял для нас» (см. 2 Кор. 4:8-10).

И действительно,  бывает так, что пока Христос не придет в  жизнь человека, она подобна той ночи, безрадостной, бессмысленной и бесполезной, как та ночь, в которую апостолы ловили рыбу. Всю ночь они трудились и ничего не поймали.

Вот так  человек всю жизнь может  жить бессмысленно: он  трудится, заботится, огромные силы прилагает для того, чтобы каким-то образом устроить свою жизнь, а  всё без толку.

Что бы во тьме ни случилось, все  уходит,  не принеся никакого плода, пока  в жизни не  появится какой-то смысл и  что-то ее не озарит.

Даже такие простые хорошие и правильные вещи, как любовь, дружба, верность, долг, честь, благородство, не будучи светом Христовой истины, а только каким-то ее отблеском, могут озарить человеческую жизнь и сделать её достойной. А вот когда Христос приходит со Своим Светом, тогда  всё встает на свои места и становится иным.

И для апостола, который слышит слова Христа, этот Свет восходит, и он говорит: «по слову Твоему, Господи, поступлю». Он не говорит, что поступит  по разуму или по опыту,  как действуют другие в этом мире. Ведь днём, при свете солнца рыбу никто не ловит, но он закидывает сеть  «по слову Твоему».

И  исполняя слово Божие, апостол вдруг не только получает такой результат, которого никогда в своей жизни не имел, но в этом Свете видит ещё и себя. Свет вдруг воссиял для него так, что  он увидел себя в присутствии Христа и ужаснулся, потому что  вдруг понял, кто он такой, и не смог себя таким вынести.

Присутствие Христа оказалось для него нестерпимым.  «Господи, выйди от меня, потому что я – человек грешный». А Христос ему говорит: «Не бойся».

Не бойся быть тем, кто ты есть, ведь когда ты видишь себя в Свете Истины, ты можешь к этой Истине приблизиться, можешь стремиться к ней, подражать и хоть немного ей соответствовать. А по-другому не выйдет.

И тогда апостол и его друзья, будущие апостолы, выловив  это огромное количество рыбы, сошли на берег, всё оставили на берегу и пошли за Христом.

Воссиявший для них Свет Истины оказался  дороже любого улова, любого  земного результата. Они нашли такое, чего бы никогда в  той тьме, в которой жили, обнаружить не смогли: самое главное – это Христос.

И они не испугались всё оставить и пойти за Христом.

В нашей жизни всё происходит точно так же. Мы, собравшиеся сегодня здесь в храме, это как раз те, для кого Истина воссияла, для которых взошло это Солнце Правды.

Из Евангелия, из всего опыта Церкви, из небольшого, но собственного опыта мы знаем, что есть Истина. И кто мы в свете этой Истины нам тоже показано. Всё это нам известно. Но испуг остался.

Страх потерять свой земной улов не дает нам возможности по-настоящему идти за Христом.

Господь показывает, в чём смысл жизни. Господь рассказывает в своём Евангелии, как жить христианину. Господь нам, как и  апостолам в сегодняшнем чтении,  говорит: «Не бойтесь». Ничего не бойтесь, когда вы с Истиной, когда вы со Светом, когда вы со Христом. Даже смерти не бойтесь.

 А у нас улов. А у нас сети. Нам хочется и истину  иметь в каком-то достаточном для себя объеме, и улов при себе оставить. Ведь оправдать себя в своем земном улове мы, христиане, можем легко и просто.

Ведь это же всё с помощью Божьей сделано! Как же это можно оставить! Мы всё время пытаемся найти богословские обоснования для того, чтобы прожить на этой земле удобно и выгодно, и, одновременно,  хорошо и благочестиво,  чтобы быть и  с истиной, и  с уловом. Но это невозможно. Когда мы остаемся с уловом, нам  некуда идти.

Нам  хочется его хранить, а хранилища укреплять и увеличивать.  А  за Христом так  не пойдешь. За Христом можно идти только налегке.

После того, как апостолы пошли за Христом, они не перестали быть рыбаками. В Евангелии  нам рассказывают, что апостолы продолжали ходить на рыбную ловлю, и даже после Своего воскресения Христос  встречает их  на этой  ловле, и они  снова получают огромный улов.

Читайте также:  Иверская икона божией матери — история обретения, почитания - богослов

Человек, идущий за Христом, не перестает быть человеком, не лишается всего того, что   ему  Господь послал для его становления. Без Христа он просто рыбак, а во Христе он уже апостол.

И поэтому каждому из нас  хорошо бы сегодня посмотреть на наших апостолов, которые идут за Христом и, не испугаться им подражать.

Аминь.2013

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

В сегодняшнем послании апостол Павел, обращаясь к христианам, говорит такие слова: «Кто сеет скупо, тот  скупо и пожнет». (2 Кор. 9,6).  И далее говорит, что  Господь, который всегда очень щедро сеет, способен обогатить нас всякою благодатью.

В этом послании говорится  не только о том, конечно,  что каждый христианин должен проявлять милосердие от сердца и  приносить себя в жертву служения ближнему своему; и не только о том, что  существует заповедь  десятины, которую  каждый верующий должен отдавать на храм; но, прежде всего, о том, что духовная жизнь складывается, как некое сеяние, как расточение самого себя. И там, где существует щедрость такого сеяния,  Господь посещает благодатью, которой очень много   у  человека,  не боящегося себя расточать, не цепляющегося за свои привязанности, которые становятся нашим существом,  ложным и ветхим.

Когда человек сам сознательно ограничивает свое общение с Богом, тогда  это и есть  – скудность сеяния. А как человек себя ограничивает? По разному.

Он может  ограничивать свое общение тем, что не молится как следует, много и  регулярно.  Он может ограничивать свое общение с Богом тем, что причащается редко.

Он боится  расточить себя  в молитве, боится  расточить себя в посте, боится расточить себя в  том, чтобы в храм ходить, как это Господь заповедал.

А иногда бывает так, что человек и в храм ходит регулярно, исповедуется и причащается  еженедельно,  и молится по утрам, но все равно и этим он ограничивает свое общение с Богом, даже этим.

Даже за этими благочестивыми делами  все-таки может  стоять  подспудное желание сказать Богу:  «Это я Тебе отдал, а вот теперь я  позволю себе от Тебя на какое-то время отвернуться, пожить своим,  пожить для себя,  чтобы Ты мне сейчас не мешал, в этот момент меня не трогал».  Даже так можно ограничить свое общение с Богом.

И если существует такое  духовное состояние, если человек способен так Богу сказать,   то духовная жизнь   его –  очень скудная, как бы он ни старался, как бы он ни трудился, подобно Апостолам, которые  всю ночь трудились и ничего не поймали. Жизнь такого человека похожа на ночь.

Она темна и беспросветна. Если человек сознательно скуп по отношению к Богу, скуп по отношению к Отцу своему небесному,  способен от Него на какое-то время убегать, прятаться и отворачиваться, жизнь его помрачается.

Для того, кто отворачивается от солнца, для того, кто прячется от света,  вся жизнь – как ночь.

И вот Симон говорит: «Господи, всю ночь мы трудились и ничего не поймали. Но по слову Твоему я заброшу сеть». Когда Апостол поверил, уверился,  открыл Себя для Господа до конца, тогда совершилось  чудо, о котором говорит нам сегодняшнее Евангельское чтение.

Рыбаки  стали тянуть сети, и рыбы оказалось так много, что они вынуждены были позвать на помощь еще одну лодку с братьями Иаковом и Иоанном, и  обе лодки стали тонуть.

Вот знак того, что Господь отвечает просто на решимость человека, просто на желание его быть с Богом,    не ограничивая себя в поиске Его воли,  а  наоборот,  постоянно взыскуя ее.

  Если человек идет этим путем, как бы ни было это  абсурдно по отношению к собственной жизни, каким бы странным и невыгодным это ни казалось,  в ответ он получает такую милость Божию, такую безмерную благодать и одновременно просвещение глубокое.

Ведь ночь проходит. А когда проходит ночь, свет все показывает. В этом свете апостол Петр видит, кто он такой, каков он на самом деле. Когда вступает свет, происходит то же, что с   Петром, который сказал: «Господи! Выйди от меня, потому что я человек грешный». Свет воссиял для Петра.

Он вдруг увидел, что с ним происходило все эти годы, каким он был в отношении к Богу, каким он был в отношении к ближним.

И это – Апостол, благочестивейший человек, о котором нельзя было сказать, что он ограничивает свое общение  с Богом, который одним  из первых за Христом пошел! Но и он, увидев себя, сказал: «Выйди от меня, потому что я – человек грешный». Вот так свет воссиял от Бога для Апостола.

А Христос ему сказал: «Не бойся. Не бойся себя таким, не бойся, что увидел себя грешным. Не бойся, что, наконец, свет для тебя воссиял, и тебе стало страшно от видения своих грехов.  Не бойся!»

И нам Господь так говорит, когда вдруг осветит наши души, когда луч света проникнет в нашу тьму, и мы видим весь ее ужас: какими и мы бываем по отношению к Богу  в своей  безумной, бессмысленной, такой  мелкой  и безблагодатной жизни, когда отворачиваемся от Бога, и, подобно скупому рыцарю, хотим  считать сундуки собранного добра. В такой момент хочется скрыться даже от самих себя, закрыть глаза и   сделать вид, что ничего не произошло.  Потому что очень страшно видеть себя грешным. Очень неприятно жить с этим. А Господь говорит: «Не бойся», – потому что  благодать, которую Он подает человеку,  делает его иным.

А потом Господь говорит Петру: «Отселе будешь уловлять людей». Через видение своих грехов,  своей немощи и помраченности ты сам становишься способным  просвещать других.

И вот что делают  люди, которые слышали Его слова:  они бросают все свое, оставляют то,  что составляло смысл их существования, и идут за Христом.

И нет уже никакой преграды между Апостолами и Христом, они сидят близко и рядом друг с другом.

И  нас в этот день Господь призывает сеять щедро, оставить все: свои дела, свои попечения, и быть вместе с Ним, потому что ночь…  она проходит,  день приблизился. И мы не чада ночи, а сыны дня.

  Да воссияет свет Христов в каждом из нас подобно тому, как он просветил апостола Петра, чтобы и нам Господь щедротами Своими послал Свою спасительную благодать, чтобы мы, подобно Апостолам, пошли за Ним в Царствие Небесное. Аминь.

2003 г.

Евангелие. О чудесном улове рыбы

  • Наставник… по слову Твоему закину сеть.
  • Лк. 5, 5
  • Во имя Отца и Сына и Святого Духа!
  • Дорогие во Христе братья и сестры!

Чудесами Божиими полнится видимый мир.

Течение утвержденных «на пустоте» небесных светил и обращение крови в человеческих жилах, пенистые волны океанов и робкий аромат цветов – все поет песнь Всемогущему Творцу, все свидетельствует о неизмеримом Его величии.

Мельчайшая букашка и придорожная былинка устроены так разумно и гармонично, что подобное совершенство и не снилось изобретателям самых хитроумных механизмов.

Раскрытая перед нами книга природы представляет собой Естественное Откровение, повествующее о делах и славе Господа Вседержителя. Читая эту книгу, святой псалмопевец Давид восклицал:Господня земля и что наполняет ее, вселенная и все живущее в ней (Пс. 23, 1).

Человеческая наука о природе призвана смиренно изучать Естественное Откровение, Откровение Божие, явленное в материальном мире.

Однако лукавый человеческий рассудок, начиная с так называемой эпохи Просвещения, стал предпринимать попытки сделать науку идолом и орудием богоборчества.

Слепотствующие суемудры выдвинули бредовую идею творения без Творца и совратили в безбожие и всякую пагубу множество нестойких душ.

Большинство истинных ученых не имели никакого отношения к этому тлетворному поветрию. Ньютон и Кеплер, Паскаль и Фарадей, Рентген и Линней, Ломоносов и Менделеев, то есть те, кто на самом деле создавал науку, были глубоко верующими людьми.

Даже Чарльз Дарвин, чье лжеучение о происхождении видов наделало столько соблазна, пока не было опровергнуто генетикой, считал себя верным сыном Церкви и полагал, что открыл один из путей мироустроительства Божия.

Авторами атеистических доктрин делались не ученые, а лжефилософы, восполняющие поверхностность своих научных знаний безграничной самоуверенностью.

В нынешнем веке Господь соизволил открыть ученым некоторые тайны, касающиеся обустройства Им материального мира.

Наука вышла наконец из детских пеленок, и ей открылись поразительные вещи, лишающие атеизм всякого права именоваться научным.

Корифей физики ХХ века Паскуаль Иордан утверждает: «Возможность убедиться в наше время в провале великого похода человечества против Бога – вот самая потрясающая и освобождающая уверенность, предлагаемая нам опытом последних лет».

Естественное Откровение, явленное современной науке, стало еще одним ярким свидетельством истинности Божественного Откровения, данного нам в Священном Писании. Долгое время неверы дерзали говорить о «ветхозаветных сказках», ныне их обличительницей стала почитаемая ими наука.

Первая глава Книги Бытия оказалась изложенной на языке своего времени картиной сотворения мира, в точности соответствующей современным научным представлениям: Господь без помощи приборов и формул открыл пророку Моисею тайны, которые только начинают приоткрываться перед нынешними учеными.

Геология подтвердила факт Всемирного потопа, на вершине горы Арарат найден остов Ноева ковчега, найдены доказательства гибели Содома и Гоморры.

Предметом особых нападок со стороны суемудров было сказание о том, что солнце остановилось на сутки по молитве Иисуса Навина – ныне выкладки астрономов подтвердили казавшееся невероятным: единственный раз в истории на целые сутки было заторможено вращение земли, и случилось это именно во время похода Иисуса Навина на Палестину. Наконец, исследователями Туринской Плащаницы засвидетельствовано чудо Воскресения Иисуса Христа.

Современные теории происхождения Вселенной единодушно говорят о первотолчке и перводвигателе, то есть об акте Творения и Всемогущем Творце.

Сама организация материи, по словам лауреата Нобелевской премии Эрвина Шредингера, есть «самый замечательный шедевр, осуществленный по руководящим законам Божией квантовой механики».

Биология открыла в живых организмах мельчайшие генетические структуры, содержащие сведения о внутреннем устроении, облике, образе жизни, предках и окружении каждого существа – эти письмена могли быть начертаны только Высшим Разумом, то есть Словом Божиим.

Практика врачей-реаниматоров непреложно засвидетельствовала, что душа человеческая не умирает по смерти тела. И несмотря на единодушные доводы религии и науки, в наши дни еще находятся безумцы, продолжающие упрямо твердить: «Нет Бога…»

Само понятие «законы природы» говорит о бытии Верховного Законодателя. Вся вселенная повинуется Творцу: по установленным Им законам вращаются галактики, сияют звезды, вздымаются горы, растут деревья и летают птицы.

Читайте также:  Рождество христово — двунадесятый православный праздник - богослов

И только человек, одушевленная пылинка вселенной, дерзает нарушать заповеди Миродержца, извращать грехом собственную природу.

Лукавым ослушникам нестерпима бывает мысль о неизбежном наказании, поэтому слепой рассудок человеческий пытается оттолкнуть от себя веру в Правосудного Господа и помимо Естественного Откровения требует еще каких-то чудес и знамений.

Если бы в небе над нами одновременно сияло двенадцать солнц, деревья росли прямо из воздуха, а домашние животные наши по средам и пятницам изрекали мудрые афоризмы – словом, если бы Творец обустроил видимый мир несколько иначе, мы тоже не находили бы в нем ничего чудесного.

Чудом кажется нам лишь то, что выходит за пределы привычного, повседневного.

И в этой будничности, которую люди устроили себе из таинственного мира Божия, мы уподобляемся живущим на склонах вулкана и позабывшим, что под ними вершится бурление стихийных сил, готовых в любой миг вырваться наружу и поглотить их привычный мирок.

Материальный мир, в котором мы до времени существуем – это лишь тонкая оболочка, за которой скрыт мир духовный, управляемый иными законами и наделенный невиданным нами могуществом.

Самый слабый из обитателей духовного мира, будь то Ангел или даже демон, мог бы сделать с материальным миром все что угодно – если бы повелел или попустил это Всемогущий Господь.

То, что мы называем чудесами, на самом деле – прорывы мира духовного в видимый нами мир.

Если такою мощью наделены служебные и даже падшие духи, то очевидно, что Самому Вседержителю проще простого изменить установленные Им же законы природы.

«Для Бога легче возжечь новое солнце на небе, нежели нам засветить свечу», – говорит святитель Иннокентий (Борисов).

Однако Господь никогда не совершает «чуда ради чуда»: чудеса Божии являются либо предостережением падшим, либо толчком, обращающим к вере уже созревшую для этого душу.

Сердца, окамененные гордыней, не сможет возродить никакое чудо.

Такими жестокими сердцами обладали иудейские фарисеи: сошедший в мир Сын Божий исцелял слепых и параличных, воскрешал мертвых, а гордые фарисеи противились Ему и гнали Его.

Сердца, открытые для восприятия чуда, обрел Спаситель не среди многознающих и власть имущих, а среди простых людей, хранивших способность к по-детски чистой и вдохновенной вере.

Кто взойдет на гору Господню, или кто станет на святом месте Его? Тот, у которого руки неповинны и сердце чисто… тот получит благословение от Господа и милость от Бога, Спасителя своего (Пс. 23, 3–5), – воспевает святой пророк Давид.

Простое, будничное чудо сотворил Господь наш Иисус Христос для рыбаков галилейских.

Всю ночь Симон Петр, Иаков и Иоанн закидывали сети, но тщетен был тяжелый труд их – в ячеях сетей лишь пузырилась вода да виднелись комки водорослей, но ни одной даже самой маленькой рыбки не попалось ловцам.

С пустыми руками должны были они возвращаться к семьям, их ждал серый полуголодный день, но они задержались на берегу озера, чтобы послушать Учителя, слава Которого уже разнеслась по всей Галилее.

И вот, прервав слова наставления, Спаситель обратился к Петру и сказал:отплыви на глубину и закиньте сети свои для лова (Лк. 5, 4).

Скорее всего Петру не хотелось этого делать, он думал о бесполезности подобной затеи.

Усталый после бессонной тревожной ночи, опытный рыбак, Петр знал, что днем рыба почти не ловится, и мысль о том, что придется вновь тащить из воды пустую сеть, а потом опять чистить ее, не доставляла ему удовольствия.

Но такой свет исходил от Лица Иисусова, такая сила и власть были в словах Его, что Петр расправил натруженные плечи и отвечал:Наставник! мы трудились всю ночь и ничего не поймали, но по слову Твоему закину сеть (Лк. 5, 5).

Петр вывел лодку на глубину, закинул сеть – и не поверил своим ощущениям, когда руки его дрогнули от огромной тяжести. Такого улова еще не видывали галилейские рыбаки! В сети кишели рыбы: большие и маленькие, всевозможных пород – таращили круглые глаза, извивались, били хвостами.

Охваченный охотничьим азартом, Петр кликнул на помощь – и вот уже две лодки стали наполняться серебристой и золотистой, шевелящейся и бьющейся добычей.

И лишь когда перегруженные лодки начали погружаться в воду, грозя потопить удачливых рыбаков, Петр опомнился – и посмотрел на сидящего рядом Иисуса, Который спокойно взирал на происходящее.

Внезапно он понял, Кто сидит рядом с ним и видит его торопливую жадность, чувствует его мелкие корыстные мыслишки. И припав к коленям Иисуса, Петр взмолился: выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный! (Лк. 5, 8).

Страшно человеку оказаться в одной лодке с Богом! Страшно, ибо нет достойных такой встречи, и ужас охватывает грешника, и все существо его кричит: бежать! бежать! потому что вот суд! вот кара! вот бездонные очи Всевидящего и Правосудного! Но Петр не бежал, Он припал к коленям Спасителя, и пока уста его шептали покаянное: «Оставь меня, недостойного грешника», сердце взывало: «Возьми меня с Собой, Господь Милосердный!» Сын Божий прозрел тайну сердца смиренного рыбака и избрал его Своим учеником.

В чудесном улове рыбы, посланном от Спасителя галилейским рыбакам, святитель Феофан Затворник видит образ всякого труда, совершаемого с помощью Божией, и говорит об этом: «Пока один человек трудится и одними своими силами хочет чего достигнуть – все из рук валится, когда приближается к нему Господь – откуда потечет добро за добром. А в духовно-нравственном отношении невозможность успеха без Господа осязательно видна».

Являя Петру, Иакову и Иоанну знак неограниченной Своей власти над материальным миром, Сын Божий призывал их к высшему служению в мире духовном. Отныне будешь ловить человеков (Лк. 5, 10), – сказал Спаситель Петру, и этот зов, обращенный к апостолам, обернулся для человечества воистину чудесной ловитвой.

Слабой тенью будущего величия была переполнявшая лодки галилейских рыбаков добыча. Что сулил рыбарям богатый улов? Только сытый желудок и набитый деньгами карман. Что ждало этих красивых, блистающих чешуей рыбин? Нож кухарки и крутой кипяток.

Совсем иные блага сулит труд рыбаря Христова, ловца во имя Господне. Слава такому ловчему, ибо лучезарный венец в Царстве Небесном станет ему наградой за труд.

Благо уловленному, ибо доброй рукою поднят он к вечному счастью из мрачных пучин преисподней.

Возлюбленные о Господе братья и сестры!

В этом видимом мире, полном Господних чудес, величайшее чудо – человек, ибо создан он по святому образу и подобию Божию. В урочный час сгорит земля и испепелятся галактики, исчезнет материальный мир, но душа человека – безсмертна. За душу каждого из нас спорят Всеблагой Господь и злобный диавол. Превечный Отец зовет нас к небесному блаженству, сатана заманивает на дно преисподней.

Рыбы живут в иле и тине, извлеченные из темной воды, под куполом небес и солнечными лучами они погибают.

Не так человек, истинное Отечество которого – не вязкий ил видимого мира, но Горнее Царство, дышать благоуханным воздухом которого он призван.

Спаситель оставил на земле Церковь Свою – Небесную сеть, ячеи которой – православные храмы, а рыбари – достойные священнослужители. Великая радость – попасть в эту чудесную сеть, удержаться в ней и вознестись к Всемилостивому Ловцу.

Будем же молить Спасителя, да уловит Он благодатным неводом Своим наши души и да водворит там, где чистая река воды жизни, светлая, как кристалл, исходящая от Престола Бога (Откр. 22, 1). Аминь.

  1. Владимир, митрополит Ташкентский и Среднеазиатский
  2. (ныне – митрополит Омский и Таврический)
  3. ______________

Источник: Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким). Проповеди на воскресные евангельские чтения. – Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2002. – Официальный сайт Омской и Таврической епархии РПЦ. http://omsk-eparhiya.ru/slovo-v-nedelyu-18-yu-po-pyatidesyatnitse-o-chudesnom-ulove-ryby

Версия для печати: Неделя 18 по Пятидесятнице.doc

Читать онлайн "Богослов, который сказал о Боге лишь одно слово" автора Логинов Дмитрий — RuLit — Страница 3

Итак, первый Вселенский собор начался. Вопрос, предложенный богословам, собравшимся со всего мира, был: как правильно исповедовать Сына Божия? Епископ Евсевий Кесарийский, более желая угодить всем, чем Истине, предложил, как это бы назвали сейчас, «центристскую» формулировку: «Веруем во Единого Господа Иисуса Христа, Бога от Бога, Сына Единородного, Перворожденного всей твари».

На первый взгляд: что здесь такого уж особенно «соглашательского»? ведь Иисус назван БОГОМ, который рожден от Бога. Казалось бы, такая формулировка исключает возможность исповедания Его человеком или даже верховным ангелом. Но вспомним: первый Вселенский собор – это ведь была еще эпоха раннего христианства, хотя и конец ее.

А значит, если первоисточное апостольское учение, в чем-то и было искажено, то пока еще весьма незначительно. До самоуправства[12] Юстиниана на V Вселенском соборе оставалось еще ровно два века, до официального узаконивания на Западе измышлений латинствующих – семь веков, до реформы (чтобы не сказать – ереси) Никона на Руси – тринадцать.

Коротко говоря, слово БОГ в устах правоверного христианина во времена Константина могло означать не только Всевышнего.

Ныне сия особенность христианского исконного богословия позабыта столь основательно, что немногие, кто помнит еще о ней, шагу ступить не могут, не нарываясь на обвиненья в язычестве. Не помогают и ссылки на вполне ясные речения Нового Завета и писания учеников апостольских. Но все же приведем их, Бог милостив. Речение Иисуса 35 из Евангелия от Фомы: «Где Троица, там и боги».

Скажут, что это апокрифический текст (не посмотрев на то, что Фому цитировал Ориген – I–II в.). Но ведь и апостол Павел повторяет эту же мысль: «Есть много богов, но… один Бог Отец, из которого все» (1 Кор 8:5,6).

А Дионисий Ареопагит, принявший от Павла крещение (Деян 17:34), и посвященный до этого в учение Абарида и Пифагора, писал о богах и Боге Всевышнем так: «Увидишь и то, что (христианское) богословие называет высшие небесные существа… богами, хотя непостижимое Высочайшее Божество превышает по своей природе все существа» (О небесной иерархии, 12:3).

Так вот, поэтому даже именования Христа БОГОМ во времена Константиновы было еще недостаточно, чтобы во всей полноте исповедать Истину соответственно собственному Его слову «Я и Отец – одно» (Ин 10:30)!

Вернемся к обсуждению происшедшего на соборе. В ответ на предложенье Евсевия император произнес одно слово. И слово было о Боге, и было это слово «Единосущный».

Читайте также:  Собор василия блаженного в москве на красной площади - богослов

То есть Константин рекомендовал дополнить формулировку таким вот образом: «Веруем во Единого Господа Иисуса Христа, Бога от Бога, Сына Единородного, ЕДИНОСУЩНОГО Отцу (Όμοούσιον τω Πατρί), Перворожденного всей твари». И эта рекомендация была принята.

Определение «Единосущный» стало неотъемлемой частью Символа веры, которым руководствуются христиане мира поныне. Не правда ли, за одно лишь это Константин I может именоваться по праву не только покровителем христианства, но выдающимся богословом?

Заметим интересный нюанс. И то, что ключевое богословское дополнение было предложено именно Константином, и факт его принятия соборянами представляются почти столь же невероятным, как чудо, что явлено было Свыше на соборе впоследствии, о чем еще мы скажем подробнее. Свершившееся ставит перед внимательным исследователем три вопроса, ответ на которые нашему современнику вовсе не очевиден.

Первый: как это владыка светский, то есть невежда, вроде бы, в тонкостях богословия, сумел разрешить спор лучших теологов своего времени, единственным штрихом завершив ту формулу осмысления «велий благочестия тайны», о коей мы говорили выше? Второй: почему собор, которому в делах веры была никак не авторитетом светская власть, стал вообще рассматривать предложение не то, что мирянина, но вовсе некрещеного человека (Константин посчитал себя достойным креститься во Иисуса лишь на смертном одре) и строителя трех «языческих» храмов? И третий вопрос, наконец: как оказалась принятою подчеркнуто антиарианская формулировка Символа, когда представители Александрийской и Скифской школ, вместе взятые, являли на соборе очевидное меньшинство по сравнению с последователями Антиохийской?

По поводу последнего из этих удивительных моментов А.В. Карташев пишет: «В том-то и чудо I Вселенского собора, что он произнес сакраментальную догматическую формулу Όμοούσιον τω Πατρί устами только избранного меньшинства».

И ниже замечает еще: «Это – меньшинство, вполне осознавшее ядовитость арианства, владеющее орудием философской и литературной образованности. Это было ведущее и ответственное меньшинство.

Большинство (же) не постигало сложности вопроса… но историческая необходимость заставила для победы над арианством выдвинуть соответствующее орудие, ибо… ариане провозили на соблазн простецам свою рационалистическую контрабанду. А потому-то и всю тяжесть борьбы пришлось вынести передовому меньшинству».

Читать

Святитель Григорий Богослов

Слова

Слово 1, на Пасху и о своем замедлении

Слово сие говорено по следующему случаю. Когда Св. Григорий против воли был поставлен во пресвитера, с назначением вспомоществования, в управление назианзской паствой епископу, престарелому отцу его, тогда Св.

 Григорий, по чувству смирения и потому, что в новом назначении видел препятствие своему стремлению к жизни созерцательной, удалился было в Понт, однако немного спустя, в самый день Пасхи, он возвратился в Назианз и произнес настоящее слово.

Воскресения день – благоприятное начало. Просветимся торжеством и обымем друг друга. Рцем: братия, и ненавидящим нас (Ис. 66:5), кольми паче тем, которые из любви что – нибудь сделали или потерпели.

Уступим все Воскресению, простим друг друга: и я (упомяну о сем теперь), подвергшийся доброму принуждению, и вы, употребившие доброе принуждение, хотя несколько и сетуете на меня за умедление. Может быть, пред Богом оно лучше и драгоценнее, нежели поспешность других.

Хорошо и уклоняться несколько от призвания Божия, как в древности поступил Моисей, а после Иеремия; хорошо и поспешать с готовностью на глас Зовущего, как Аарон и Исаия, только бы то и другое было по благочестию – одно по причине собственной немощи, а другое по надежде на силу Зовущего.

В день таинства помазан я; в день таинства удалился ненадолго, чтобы испытать самого себя; в день таинства и возвращаюсь,[1] избрав сей день добрым попечителем моей боязливости и немощи, дабы Воскресший ныне из мертвых и меня обновил Духом, и, облекши в нового человека, для новой твари, для рождаемых по Богу, соделал добрым образователем и учителем, который со Христом и умирает охотно, и воскресает.

Вчера заклан был Агнец, помазаны двери, Египет оплакивал первенцев; мимо нас прошел погубляющий, печать для него страшна и досточтима, и мы ограждены драгоценной кровью.

Ныне мы чисто убежали из Египта, от жестокого властителя фараона и немилосердных приставников, освободились от брения и плинфоделания, и никто не воспрепятствует нам праздновать Господу Богу нашему праздник изшествия, и праздновать не в квасе ветсе злобы и лукавства, но в безквасиих чистоты и истины (1 Кор.

5:8), не принося с собой египетского кваса безбожного. Вчера я распинался со Христом, ныне прославляюсь с Ним; вчера умирал с Ним, ныне оживаю; вчера спогребался, ныне совоскресаю.

Принесем же дары Пострадавшему за нас и Воскресшему. Может быть, вы думаете, что я говорю о золоте, или о серебре, или о тканях, или о прозрачных и драгоценных камнях. Это вещество земное, преходящее и на земле остающееся, которого всегда больше имеют злые – рабы дольного, рабы миродержителя.

Нет, принесем самих себя – стяжание самое драгоценное пред Богом и Ему наиболее свойственное, воздадим Образу сотворенное по образу, познаем свое достоинство, почтим Первообраз, уразумеем силу таинства[2] и то, за кого Христос умер.

Уподобимся Христу, ибо и Христос уподобился нам; соделаемся богами ради Него, ибо и Он стал человеком для нас.

Он восприял худшее, чтобы дать лучшее; обнищал, чтобы нам обогатиться Его нищетой; принял зрак раба, чтобы нам получить свободу; снисшел, чтобы нам вознестись; был искушен, чтобы нам победить; претерпел бесславие, чтобы нас прославить; умер, чтобы спасти; вознесся, чтобы привлечь к Себе долу лежащих в греховном падении. Пусть кто все отдаст, все принесет в дар Тому, Который предал Себя за нас в цену искупления, – ничего не принесет он равного тому, как если представит Ему самого себя, разумеющего силу таинства и соделавшегося всем для Христа, как Он для нас.

Сей[3] пастырь добрый, полагающий душу за овцы, вам, как видите, плодоприносит Пастыря. Ибо сего надеется он, и желает, и просит от вас, пасомых им.

[4] Он дает вам себя сугубого вместо одного и жезл старости делает жезлом духа, к неодушевленному храму присовокупляет одушевленный,[5] к храму прекрасному и небовидному – другой, который как бы ни был скуден и мал, но для него, без сомнения, весьма дорог, и совершен им с великими усилиями и трудами, и (о, если бы можно было сказать!) достоин трудов его. Все свое предлагает он вам, – какое великодушие или, справедливее сказать, какое чадолюбие! Предлагает седину и юность, храм и архиерея, завещателя и наследника, предлагает слова,[6] которых вы желали, и слова не пустые, теряющиеся в воздухе и не проникающие далее слуха, но которые пишет Дух, не чернилами, но благодатью, напечатлевает на скрижалях каменных или плотяных, – слова, не слегка на поверхности начертываемые и удобно изглаждающиеся, но глубоко врезывающиеся. Вот что приносит вам сей досточтимый Авраам, патриарх, честная и достоуважаемая глава, вместилище всех доблестей, образец добродетели, совершенство священства, приносящий ныне добровольную жертву Господу – своего единородного, рожденного по обетованию.

А вы, как дар и плод, принесите Богу и нам расположение быть доброй паствой, вселяясь на месте злачне и воспитываясь на воде упокоения (Пс. 22:1, 2).

Хорошо зная пастыря и будучи им знаемы, идите за тем, кто зовет пастырски и свободно, через дверь, а не следуйте чуждому, перескакивающему через ограду, разбойнически и коварно.

Не слушайте чуждого гласа, похищающего от истины и расточающего по горам, по пустыням, по дебрям, по местам, которых не посещает Господь, – гласа, отводящего от здравой веры в Отца и Сына и Святого Духа, во едино Божество и силу; веры, которой вещанию всегда внимали и да внимают всегда мои овцы; не слушайте гласа, который нечистыми и поврежденными словами отторгает и увлекает от истинного и первого Пастыря. Далече от всего того, как от зелья чарующего и смертоносного, да дарует Он всем нам – и пастырям и стаду – и питаться, и питать, и всем ныне и в вечном упокоении быть едино во Христе Иисусе. Ему слава и держава во веки. Аминь.

Слово 2, к призвавшим вначале, но не встретившим Св. Григория, когда он стал пресвитером

Что не спешите к нашему слову, о други и братия, некогда столь скорые для того, чтобы принудить меня и извлечь из моей твердыни, то есть из пустыни, которую я возлюбил паче всего, которую я преимущественно чтил и избрал себе руководительницей всей жизни как содейственницу и матерь божественного восхождения, как обожительницу? Для чего то, что желали получить, пренебрегаете по получении? Для чего, по – видимому, лучше умеете желать нас, когда нас нет, нежели пользоваться от нас, когда мы с вами, как будто вы хотели только овладеть нашим любомудрием, а не извлекать из него пользу себе? Или же прилично мне сказать и сие: быхом вам в сытость (Ис. 1:14), и притом – странное дело! – прежде, нежели вы нас вкусили и испытали. Даже, как странника, вы не ввели меня или, скажу сострадательнее, не введены и вы со мною, для чего если не другое что, то заповедь уважить надлежало. Как начинающему, не дали вы мне руководства, как боязливого, не ободрили меня, как потерпевшего насилие, не утешили; напротив того, – не хотел бы сказать, однако скажу, – и праздник не в праздник вы мне сделали, не с добрым предвестием вы меня приняли и торжество растворили печалью, потому что недоставало при нем самого важного для удовольствия – недоставало вас, моих победителей, несправедливо было бы сказать: любителей. Так удобно пренебрегается все, что удобно препобеждается; раболепно чтится высокое и бесчестится смиряющееся пред Богом. Чего вы хотите? Судиться ли мне с вами или стать судьей? Произнести ли приговор или подвергнуть себя приговору? Ибо надеюсь, что и, судимый, одержу верх, и, произнося суд, праведно вас осужу. Вина ваша в том, что вы не равной мерой воздаете за мою любовь, не отдаете чести моему послушанию и нынешнего усердия не представляете в поруку за будущее, тогда как и при сем усердии едва ли бы можно было положиться на будущее, потому что у всякого более горячности в начале. Напротив того, каждый из вас предпочитает что – нибудь и старому, и новому своему пастырю, не уважая седин и не ободряя юности.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *