Святые о тщеславии — богослов

…Оно «тщеславие» не только с плотской стороны, как прочие пороки, но и с духовной искушает монаха, приражаясь к уму самым тонким злом, так что которые не могли обольститься плотскими пороками, тем сильнее уязвляются тщеславием по поводу духовных успехов, и столько оно гибельнее при борении, сколько скрытнее, чтобы предостеречься от него. Нападение других страстей бывает более явно, открыто, и в каждом из них искуситель, ниспроверженный строгим прекословием, сделавшись слабее, отходит, и потом поверженный противник слабее будет искушать своего победителя. А эта страсть «тщеславие», когда будет искушать душу с плотской стороны и щитом пререкания будет прогнана, то опять, как разнообразное зло, переменив прежний образ и личину, под видом добродетелей старается пронзить и зарезать победителя. Иоанн Кассиан Римлянин

…Что может быть свирепее тщеславия, которое тогда наиболее и свирепствует, когда наиболее ему услуживают. Такого свойства не имеют даже и звери, напротив, смягчаются, когда за ними ухаживают. А тщеславие совершенно напротив: когда его презирают, оно укрощается, а когда чествуют, свирепеет и вооружается на своих почитателей.

Святые о тщеславии - Богослов

Тщеславный подвижник сам себе причиняет двойной вред: первый — что изнуряет тело, а второй — что не получает за это награды.

…Многие… хотя и сделают иногда что-нибудь подобное , но тщеславятся перед посетителями, а часто и презирают их из-за оказанной им услуги. Это подобно тому, как если бы кто собрал богатство и имел его уже в руках, а потом вдруг все собранное выбросил из рук.

Часто случается, что мы, будучи окрадены тщеславием, а потом обратившись, и сами быстроумнее окрадываем оное. Я видел некоторых по тщеславию начавших духовное делание, но хотя и порочное положено было начало, однако конец вышел похвальный, потому что переменилась их мысль.

Чего не истребляет моль, чего не похищает тать, то разграбляет тщеславие.

Воскресив дочь Иаира, Господь «строго приказал» родителям ее, «чтобы никто об этом не знал» (Мк. 5, 43). Этим нам указано: не ищи славы, и уха твоего не изощряй на слышание похвал людских, хоть дела твои такого рода, что их укрыть нельзя.

Делай, что заставляют тебя делать страх Божий и совесть, а к говору людскому относись, как бы его совсем не было. И за душой смотри: коль скоро она мало-мальски склоняется на эту сторону, возвращай ее к своему чину. Желание, чтобы люди знали, вызывается желанием похвалы.

Когда будет похвала, тогда цель кажется достигнутой, а это подрывает энергию и пресекает похвальную деятельность, следовательно, и продолжение похвалы.

Выходит, что желающий, чтобы люди знали его добрые дела, сам себе враг! Что люди хвалят, они доброе делают, ибо что хорошо, как того не хвалить? Но ты этого не имей в мысли, и не ожидай, и не ищи. Поблажишь себе в этом, совсем испортишься. Одна поблажка повлечет к другой.

Учащение дел одинаковых обратится в нрав, и будешь честолюбцем. А когда дойдешь до этого, тогда уж не все дела твои будут похвальны, и хваление сократится. За недостатком стороннего хваления начнется самовосхваление, которое Господь назвал трублением перед собою. Это еще хуже. Душа становится тогда мелочной, гоняется за одной мишурой, и истинного добра уж не жди от нее.

Начало к истреблению тщеславия есть хранение уст и любление бесчестия; средина же — отсечение всех помышляемых ухищрений тщеславия; а конец состоит в том, чтобы стараться делать перед людьми то, что нас уничижает, и не чувствовать при оном никакой скорби.

На стогнах молиться советует тщеславие, но воюющий с тщеславием молится в клети своей.

Святые о тщеславии - Богослов

Как пламень огня всегда поднимается вверх, особенно когда станешь ворочать вещество, в котором возгорелся и горит огонь, так и сердце тщеславного не может смиряться. Но как только скажешь ему, что для его пользы, он более и более воздымается; если его обличают и вразумляют, он противоречит сильно; если хвалят и привечают, он напыщается зле.

  • Делание не из любви к Богу, но ради похвалы от людей, каково бы оно ни было, находит себе не похвалу за благочестие, но осуждение за человекоугодие, или за самоугодие, или за честолюбие, зависть, или за иную подобную вину.
  • Тщеславие – яд, умерщвляющий душу.
  • Подверженный болезни тщеславия не знает дружбы, нисколько не желает никого уважать; напротив, извергнув все доброе из души, непостоянен, неспособен к любви, против всех вооружается.
  • Будем же взирать только на то, чтобы нас похвалил Бог; если мы будем это иметь в виду, то никогда не станем искать похвалы у людей, а если они и похвалят нас, станем презирать такую похвалу, осмеивать ее и гнушаться ею.

Святые о тщеславии - Богослов

Никто же весть яже в человеце, точию дух человека (ср.: 1 Кор. 2, 11). Итак, пусть посрамляются и обуздываются те, которые покушаются ублажать нас в лицо.

Святые о тщеславии - Богослов

Тщеславие есть неразумная страсть и удобно примешивается ко всякому делу добродетели.

Святые о тщеславии - Богослов

Ты познаешь тщеславного по особенной способности его к лести, к услужливости, ко лжи, ко всем подлому и низкому.

Святые о тщеславии - Богослов

Ища людской похвалы, ты бесчестишь не только себя, но и Бога.

Святые о тщеславии - Богослов

…Демоны, видя, что душа через вселение в нее благодати и установление в ней мирного устроения освободилась от страсти и искушений, обыкновенно влагают в нее… помыслы .

Святые о тщеславии - Богослов

Часто случается, что червь, достигши полного возраста, получает крылья и возлетает на высоту; так и тщеславие, усилившись, рождает гордость, всех зол начальницу и совершительницу.

Святые о тщеславии - Богослов

Феофан Затворник

Если увидишь, что кто-либо но поводу бесчестия крайне болезнует сердцем, то знай, что он наполнен помыслами тщеславия и теперь пожинает с неудовольствием рукояти семян, которые сам посеял в сердце.

Святые о тщеславии - Богослов

Марк Подвижник

Все прочие страсти прекращаются со смертью, а тщеславие и после кончины продолжает свое действие над умершим, силится показать свою власть, когда умирающие заботятся, чтобы им были поставлены великолепные памятники, на которые надо истратить все их имущество, стараются и в гробу показать необыкновенную пышность…

Нил Синайский

О новоначальных послушниках, по преимуществу склонных к тщеславию, преподобный Лев имел обыкновение говорить так: «У кого голосок да волосок, у того лишний бесок (бес тщеславия)».

Лев Оптинский (Наголкин)

К усердию вашему приплеталось и тщеславие, а как его избежать – вы сами довольно знаете; изгонять сего змия из сердец ваших самоукорением и избегать того, что может давать ему пищу, а что бы вы ни сделали доброго, то это не ваше, а помощь Божия и Его достояние, вы же только орудие, да и самое слабое.

Макарий Оптинский (Иванов)

Увлекаясь тщеславием, обрати мысль на свою неисправность. Да чем же тут тщеславиться, когда ты не свое, а чуждое учение предлагаешь? Да и то, что пошлет Бог в ум к пользе вопрошающих, по вере их.

https://www.youtube.com/watch?v=xqEeTPoYXwQ

Я только почитаю должным напомнить вам, дабы все, что было доброе, творимое вами, проникнуто было смирением: молитва ли, пост ли, милостыня, прощение ближним и прочее, все это делайте во славу Божию и со смирением. Я потому это вам предлагаю, знаю, что ненавистник добра, диавол, когда не успеет нас отвратить от какого-нибудь доброго дела, то старается помрачить оное высокоумием и тщеславием.

Сколько могу заметить, ты водишься тщеславием, желаешь, чтобы не заметили твоей немощи, а хочешь казаться исправной. Самоукорения же и смирения в тебе и не видно, о которых ты и не стараешься.

Пишешь, что бороло тебя тщеславие за мнимое твое благоразумие, но когда вспомнила о нечистоте высокосердого, то и прошло; так надо и всегда исторгать сей корень зла из сердца; он все растения благих дел оскверняет и непотребными творит. Об этом много есть у святых отцов наставлений и учений.

Тщеславные помыслы необходимо объяснять, тем только и можно их победить.

Иларион Оптинский (Пономарёв)

Жалуешься на тщеславие, что это первый твой мучитель, более других борет тебя и, что бы ни делала бы, во всем преследует тебя, или это природное твое свойство? Мы не должны по природным наклонностям своим жить, а по заповедям Божиим, должны прежде всего бороться с той страстью, которая более других в тебе господствует.

Желать, чтобы другие жили хорошо, – надо, а без вопросов их самой наставлять не следует – это может быть поводом к тщеславию. Отсекать помыслы тщеславия и похваления тем, что Богу приятнее всего, – смирение, а у тебя его нет, следовательно, ничего нет и доброго, – так правильно и должно делать.

Одной девушке, которой родители препятствуют поступить в монастырь, ты для ее подкрепления привела в пример случившееся с тобой, что и тебе в этом были препятствия, но что потом Господь возвестил родителям твоим не удерживать тебя, и думаешь, не грех ли тебе было ей говорить о себе. Ничего, что привела себя для примера, не должно только этим гордиться и давать пищу тщеславию.

Тщеславие и гордость – одно и то же. Тщеславие выказывает свои дела, чтобы люди видели, как ходишь, как ловко делаешь. А гордость после этого начинает презирать всех. Как червяк сперва ползает, изгибается, так и тщеславие. А когда вырастут у него крылья, взлетает наверх, так и гордость.

Амвросий Оптинский (Гренков)

Свойство и действие уток и гусей хорошо изображают свойство и действие страстей: тщеславие и гордость. Тщеславие и гордость, хотя одной закваски и одного свойства, но действие и признаки их разные. Тщеславие старается уловлять похвалу людей и для этого часто унижается и человекоугодничает, а гордость дышит презорством и неуважением к другим, хотя похвалы так же любит.

Тщеславный если имеет благовидную и красивую наружность, то охорашивается, как селезень, и величается своей красивостью, хотя мешковат и неловок часто бывает так же, как и селезень.

Если же побеждаемый тщеславием не имеет благовидной наружности и других хороших качеств, тогда для уловления похвал человекоугодничает и как утка кричит: «Так! Так!», когда на самом деле и в справедливости не всегда так, да и сам он часто внутренно бывает расположен иначе, а по малодушию придакивает. Гусь, когда бывает что-либо не по нем, поднимает крылья и кричит: «Кага! Каго!» Так и горделивый, если имеет в своем кружке какое-либо значение, часто возвышает голос, кричит, спорит, возражает, настаивает на своем мнении. Если же недугующий гордостью в обстановке своей не имеет никакого веса и значения, то от внутреннего гнева шипит на других, как гусыня, сидящая на яйцах, и, кого может кусать, кусает.

  1. Тщеславие не дает нам покоя, подстрекая к ревности и зависти, которые мятут человека, возбуждая в душе бурю помыслов.
  2. Тщеславие, если его тронуть пальцем, кричит: «Кожу дерут».
Читайте также:  Собор василия блаженного в москве на красной площади - богослов

Все мы сплошь да рядом больше или меньше недугуем тщеславием и горделивостью. А ничто так не препятствует успеху в духовной жизни, как эти страсти. Где бывает возмущение, или несогласие, или раздор, если рассмотреть внимательно, то окажется, что большей частью виною сего бывает славолюбие и горделивость.

Почему апостол Павел и заповедует, глаголя: Не будем тщеславиться, друг друга раздражать, друг другу завидовать (Гал. 5, 26). Зависть и ненависть, гнев и памятозлобие – общие исчадия тщеславия и гордости. Преподобный Макарий Египетский обозначает и самую цепь, как страсти эти одна с другой сцеплены и одна другую рождает.

Он пишет в книге «Семь слов»: «Ненависть от гнева, гнев от гордости, а гордость от самолюбия». А Господь в Евангелии прямо объявляет, что и доброе творящие ради славы и похвалы восприемлют здесь мзду свою. Также и с гордостью и осуждением других добродетель проходящие отвержены бывают Богом, как показывает евангельская притча о мытаре и фарисее.

А блаженное смирение, как сказано в той притче, и неисправных, и грешных оправдывает пред Богом.

Вопрос: – Отчего я, будучи поставлен на клирос, испытываю робость? Ответ:

– Да вот, я думаю, что скоро она по твоей спине прогуляется. – Да, да.., оставим лучше, батюшка, этот разговор.

Во время усердной молитвы желаешь, чтобы тебя видели, как ты молишься. Это бесы влагают помыслы тщеславия. Хорошо, что на них останавливаешься. И впредь их должно презирать.

Печальную новость узнал я недавно. Одно духовное лицо, человек, известный своей ученостью и богословским образованием, защитник Православия, вдруг отрекся от него.

Прямо не хочется верить! Прекрасно, красноречиво он говорил и жил не худо, не был ни убийцей, ни блудником, не имел никаких других пороков, вдруг пошатнулся и отрекся от Господа. Отчего это произошло? Правда, он был поставлен в очень тяжелые условия, враг со всех сторон напал на него, и он не устоял.

Погубило его тщеславие. Те обширные знания, которые он имел, не принесли ему пользы, а, напротив, повредили ему, так как надмили его ум. А тщеславие бывает от недостатка смирения.

Человека смиренного никакие скорби не победят, не падет он, так как, смиряясь, находит, что за грехи свои он достоин еще большего наказания. Смиренные уподобляются человеку, построившему дом свой на камне.

И пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот, и он не упал, потому что основан был на камне (Мф. 7, 25). А камень этотто – смирение. Тщеславный же подобен человеку, построившему дом свой на песке, без основания. И пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое (Мф. 7, 27).

ТЩЕСЛАВИЕ: внимание любой ценой

Приблизительное время чтения: 8 мин.

Беседа с Ларисой Шеховцовой, доктором психологических наук, профессором Санкт- Петербургской духовной академии.

— Лариса Филипповна, некоторые святые отцы писали о тщеславии и гордости как об одной страсти, другие их разделяли.

— Мне кажется, что эти страсти отличаются друг от друга. Гордый человек может про себя думать, что он лучше всех, но не показывать этого. А тщеславному важно, чтобы другие непременно говорили о нем. Гордыню можно скрыть — это внутреннее состояние. А тщеславие человек как бы выбрасывает в мир, стараясь быть на виду.

Если провести психологическую параллель, то, конечно, в первую очередь надо сказать об истеричных личностях. Я говорю не о патологии (есть истерия как заболевание), а об особенностях характера.

Истеричный человек хочет во что бы то ни стало привлечь к себе внимание, и если не удается это сделать какими-то достойными поступками, готов вести себя вызывающе, эпатировать окружающих.

Хорошо или плохо о нем говорят, ему не так важно: главное, что о нем говорят. А зарождается это, как правило, в детстве, еще до школы.

Приходят гости, родители ставят ребенка на табуретку: «Прочитай стихотворение!» И все умиляются: «Ах, какой умный, какой талантливый!» Ребенок привыкает, что он в центре внимания, что все его хвалят, а потом идет в школу, где им никто не восхищается — там таких талантливых много. Как же так? Был самый-самый — и вдруг не самый-самый! Так начинается слом личности, проявляются разные страсти, в том числе и тщеславие.

— А некоторые родители, наоборот, непрерывно пилят ребенка за какие-то промахи. Разве это не ведет к слому личности?

— Это другая крайность. Если мы в нее впадем — никогда ребенка не похвалим, что ни сделает, все будет не так, — вероятно, это породит не тщеславие, а комплекс неполноценности, повышенную тревожность.

Он будет жить с ощущением «я неудачник, я плохой, я некрасивый…». А дальше бывает по-разному.

Один будет стремиться доказать себе и другим, что он чего-то стоит, а другой так и останется на всю жизнь с глубоким внутренним конфликтом, — иными словами, с неврозом.

Святые о тщеславии - БогословФото www. flikr. com, тудаблин, фрагмент

— Как бы вы посоветовали родителям реагировать на демонстративное поведение ребенка?

— Хорошо, когда родители видят эту особенность своего чада и подбирают для него соответствующую сферу деятельности — театральный кружок, танцевальную студию. То есть подсказывают ребенку адекватные способы применения своей особенности.

Ведь демонстративность сама по себе ни плоха, ни хороша (мы сейчас не говорим о патологии), это просто особенность. Вообще характер — это совокупность особенностей поведения, и демонстративность — просто одна из таких особенностей. Она может принести как дурные плоды, так и хорошие.

Все зависит от того, как с ней обращаться. Если с характером совсем не считаться или пытаться его задавить… Ну, лишите человека возможности профессионально удовлетворить потребность во внимании, заставьте его работать инженером.

Тогда он будет искать другие пути для проявления своей демонстративности: начнет много болтать, вести себя вызывающе, станет навязчивым. Есть же разные способы самоутверждения.

— А желание самоутвердиться — это не тщеславие?

— Нет. В гуманистической психологии есть такой термин — «самоактуализация». Это желание реализовать себя. Утвердиться, состояться — естественная потребность человека. Это феномен бытия.

Вы трудитесь на такой-то работе, вас знают как хорошего специалиста, и для вас это важно. Совершенно нормальная ситуация. Главное — не впадать в крайности. Святые отцы говорят: «Срединный путь — царский».

Но он и самый трудный.

— В некоторых профессиях особенно трудно не впасть в тщеславие. Например, в творческих. Там во многом от известности зависит, насколько ты будешь востребован.

— Разве Бетховен, когда писал симфонии, думал о славе? Вряд ли. Ему важно было выразить свое мироощущение в музыке. И это, мне кажется, отличает настоящего художника. Он поглощен искусством, творчеством.

Конечно, тщеславие — очень тонкий грех, и он часто присовокупляется, но, наверное, по-настоящему увлеченный своим делом человек забывает о себе в процессе работы.

Не будем лукавить — все мы радуемся, когда что- то у нас получается, и всем нам хочется, чтобы кто-то это заметил и нас за это похвалил. Это естественное человеческое желание, само по себе не греховное.

Грехом оно становится, когда доминирует над всем остальным — творческими поисками, ответственностью за свое дело и так далее. Можно порадоваться тому, что ты что-то хорошо сделал. Но если этот процесс не контролировать, впадешь в крайность, а иногда и в прелесть…

— То есть когда человек впадает в прелесть, психолог уже не может помочь?

— Прелесть — духовное состояние, тут психологу действительно делать нечего. Надо знать свои границы. С прелестью — к батюшке.

— Для человека в прелести, как я понимаю, уже нет авторитетов, и даже к батюшке он прислушается далеко не сразу, только опытный духовник сможет постепенно пробить эту броню.

Но если мы не в прелести, обычно мы хотим понравиться другим. И на исповедь часто идем, не о грехах сокрушаясь, а боясь, как бы священник не подумал о нас плохо.

Получается, что тщеславие мешает исповедоваться?

— Это не тщеславие. Страх оценки батюшки — скорее неправильное духовное состояние. Ведь человек кается перед Богом, священник только свидетель. Поэтому нас не должно сильно волновать, что подумает батюшка.

Бога надо бояться! Но люди, к сожалению, привыкли к тому, что их все время оценивают.

Вот эта оценочность, принятая в нашем обществе, сильно искажает поведение не только ребенка, но и взрослого человека, заставляет его напряженно думать о том, как бы произвести положительное впечатление. Но это все-таки не тщеславие.

Желание быть лучше всех — это страсть честолюбия. А «тщеславие» — это «тщетная слава», жажда внимания любой ценой, не обязательно хорошими поступками.

Вот Герострат город сжег. Вроде не самый достойный поступок совершил, зато как прославился!

— Говорят, что тщеславие чаще встречается у женщин, чем у мужчин. Это действительно так или миф?

— Нет, не миф. Истерия — это во многом эмоциональность, а женщины, конечно, более эмоциональны, чем мужчины.

— Некоторые православные женщины стараются одеваться как можно скромнее и вообще уделяют своей внешности минимум внимания. Очевидно, они считают греховным желание выглядеть привлекательно. Действительно такое желание тщеславно или оно для женщины естественно?

Читайте также:  Обрезание господне - богослов

— Следить за своей внешностью — совершенно нормально. Но опять же, все зависит от того, в какой степени это поглощает внимание человека и с какой целью он это делает. Разумеется, с опрятным, ухоженным человеком приятно общаться.

А порой от внешнего вида даже зависит карьера.

Но если женщина наводит марафет и думает о том, как она, такая сногсшибательная, сейчас выйдет на улицу и все мужчины попадают в обморок от восторга, значит, она хочет быть в центре внимания, то есть тщеславится.

— Святые отцы были монахами и писали преимущественно для монахов, поэтому некоторые их советы мирянам понять трудно. Например, для борьбы с тщеславием они предлагали три основных способа: хранение уст, очищение помыслов и самоуничижение. Первые два понятны, но разве самоуничижение может быть полезно мирянину?

— Тут имеется в виду, что меня, допустим, кто-то оклеветал, а я не оправдываюсь. Можно же от этого отстраниться, можно сказать: Господь разберется. Когда сам начинаешь защищаться, это обычно ни к чему хорошему все равно не приводит. Вот и предоставьте Богу вас защитить.

Это может быть очень полезным опытом смирения, а смирение и отсутствие тщеславия — очень близкие вещи. Да, это горькое лекарство, но оно действует по принципу противоположности. Грех тщеславия врачуется смирением.

Главное — не заиграться и не впасть в то самое уничижение, которое паче гордости. Человек лукав.

— Вы сказали, что человеку, впавшему в прелесть, психология помочь не может. А с тщеславием стоит идти к психологу?

— Психологи не работают с тщеславием, как и вообще с грехами. Мы работаем с истерией. Например, психолог может объяснить человеку, какую реакцию вызывает его демонстративное поведение у окружающих.

Ведь над тем, кто постоянно требует внимания к своей персоне, сначала подшучивают, а потом он начинает раздражать. Если удастся показать человеку, как это выглядит со стороны, возможно, он что-то переоценит. Не сразу, естественно, а постепенно.

В психотерапии есть экзистенциальное направление, которое как раз ориентировано на разговор о ценностях, о смысле жизни, о свободе, об ответственности.

Подумай, зачем ты хочешь все время быть в центре внимания? Часто это желание бывает неосознанным, а когда человек его осознает, у него появляется возможность скорректировать свое поведение, переориентироваться на другие ценности, на дело, а не на выпячивание себя. Но, конечно, скромность должны закладывать родители в детстве.

Взрослому очень трудно преодолеть свое тщеславие. Тем более в секулярном обществе, где это не считается чем-то крамольным, а, наоборот, культивируется. Поэтому, кстати, мне как психологу с церковными людьми работать проще: они понимают, что тщеславие — грех.

— Нецерковный истеричный человек тоже может довести себя до состояния, подобного прелести. Он не возомнит себя молитвенником, но будет считать себя исключительным, сверхталантливым и вообще сверхчеловеком.

— В психологии это называется неадекватно завышенной самооценкой.

— Вы работаете с этим?

— К нам часто обращаются с заниженной самооценкой, а с завышенной почти не приходят. Вернее, приходят, но по другому поводу. Скажем, у человека конфликты со всеми вокруг — с коллегами, с домашними, с соседями. А что причина кроется в его неадекватно завышенной самооценке, он не понимает.

Начинаем анализировать, ищем причину конфликтов. Так можно докопаться до завышенной самооценки, до демонстративности, до тщеславия или гордыни. Как ни назови, это близкие состояния. Но со всеми надо говорить на понятном им языке.

Поэтому, работая с человеком неверующим, такими понятиями, как «гордыня», «тщеславие», не оперируешь. Но иногда психолог помогает верующему человеку увидеть свою духовную проблему. Помню, пришла ко мне на консультацию одна матушка.

Стали мы с ней раскручивать ее ситуацию, и вдруг она с удивлением говорит: «Так у меня гордыня?» — «Она самая», — говорю. «Пойду покаюсь», — сказала она. Помочь увидеть корень проблемы — это функция психолога.

Святые о тщеславии - Богослов

ГОРДОСТЬ, ТЩЕСЛАВИЕ, ГНЕВ, БЛУД, СРЕБРОЛЮБИЕ, ЧРЕВОУГОДИЕ, ПЕЧАЛЬ, УНЫНИЕ — как жить? Как победить?

В издательстве «НИКЕЯ» вышла книга журналиста Леонида ВИНОГРАДОВА «О страстях и искушениях». Автору удалось в одной книге собрать мнения, ответы и практические рекомендации ведущих христианских психологов (Н. Инина, Т.

Гаврилова, Д. Новиков, Л. Шеховцова, Б. Воскресенский, С.

Белорусов) о том, что такое страсти, как они рождаются, как управляют человеком, и каким образом человек может одержать победу в борьбе со своими страстями и искушениями.

Советы святых отцов: как бороться со страстями? Тщеславие

Святые о тщеславии - БогословСлово «тщеславие» можно разложить на две составляющих и лучше понять значение этой страсти: тщетная, то есть бесполезная, слава. На ум приходит, например, Герострат, поджегший храм Артемиды ради того, чтобы прославиться. Неудавшегося героя посадили, хотя имя его и осталось в веках как нарицательное. Наверное, слава Герострата как нельзя лучше описывает страсть тщеславия и с христианской точки зрения. Поиск похвал, одобрения, популярности у людей любой ценой для Бога – ничто. А тщеславный человек своим маниакальным стремлением к славе наносит вред собственной душе и ближним, принося в жертву своим амбициям отношения, чужое достоинство, а подчас, жизнь и здоровье.
Проблема тщеславного человека в том, что слава для него превращается в настоящий наркотик. Отсутствие инъекции из похвал или хотя бы ощущения чувства собственного превосходства сильно удручает тщеславца. Однажды осознав, что явных преимуществ у него не так уж много, былая или желаемая слава прошли мимо, он впадает в депрессию. А это говорит лишь о том, что крепкого стержня в виде смирения, то есть адекватного христианского восприятия себя самого, у человека просто не было. Сколько случаев, когда актеры и певцы, лишившись сцены, в начале карьеры или после яркого периода расцвета, спивались или кончали жизнь самоубийством?
Тщеславием, кстати, нередко бывают поражены и христиане. Проявляется это в показной демонстрации добродетелей, дабы получить восторженные похвалы от людей и завоевать их уважение. Особенно распространено «псевдосмирение», когда внешне человек выглядит словно ангел, картинно склоняет голову в разговоре и со всем «смиряется». В общем, поиск одобрения других людей делает тщеславца лицемерным, толкает его на совершение любых поступков, платой за которые будут похвалы и овации общества.
Тщеславный человек думает о самом себе, ему не нужны конкуренты и союзники, способные затмить его звездность и исключительность. Поэтому немудрено, что пораженный страстью тщеславия человек пойдет на ряд подлостей, стремясь очернить, поставить в невыгодное положение и вовсе «слить» претендента за место под солнцем людских восторгов. Это может касаться не только мира политики и шоу-бизнеса, но и абсолютно бытовых уровней.

Святые отцы о борьбе с тщеславием

  • «Не будем стараться выказывать в себе что-либо особенно великое, чтобы не погибнуть по причине сего, и не запутаться в многочисленные отрасли тщеславия, потому что демонов тщеславия чрезвычайно много»
    Преподобный Антоний Великий
  • «Кто одержим сею страстью тщеславия, тот чужд мира, ожесточается сердцем против святых, и к довершению своих зол, впадает в лукавство, гордость и навык ко лжи»
    «Бегай тщеславия, и сподобишься быть причастником славы Божией в будущем веке»
    «Кто творит что напоказ перед людьми, тот лишает себя тем мзды своей…»
    Преподобный авва Исаия
  • «Не старайся показать себя искусным во всяком деле, чтобы не впасть тебе в тщеславие, которое приводит к сластолюбию, к гневу и печали»
    Преподобный Ефрем Сирин
  • «Смотри, чтобы не уловила тебя в обман суетная слава — это западня для людей, недалеких умом»
    Святитель Григорий Богослов

«Тщеславие и гордость оскверняют человеческие души хуже всякой язвы»
«Для чего же ты рассматриваешь свои добродетели и постоянно выставляешь их нам напоказ? Или ты не знаешь, что, если хвалишь самого себя, не будешь уже похвален Богом»
«Есть ли болезнь душевная тягостнее этой ? Человек нередко бросается в бездну, чтобы только другие удивлялись ему»
«Нет ничего столь смешного и унизительного, как эта страсть : ничто столько не преисполнено стыда и бесславия»
«…Страшно преобладание тщеславия; оно может ослепить очи и мудрых людей, если они не станут бодрствовать»
Святитель Иоанн Златоуст

«Уловляемый тщеславием человек не может уже быть в мире ни с самим собой, ни с ближним…»
«Тщеславный человек — бесплатный работник — несет труд, а награды не получит»
Преподобный Нил Синайский

«Тщеславный человек есть идолопоклонник, хотя и называется верующим.

Он думает, что почитает Бога, но в самом деле угождает не Богу, а людям»
«Пост тщеславного остается без награды, и молитва его бесплодна, ибо он и то и другое делает для похвалы человеческой»
«Всякий человек, который любит себя выказывать — тщеславен.»
«Часто Господь исцеляет тщеславных от тщеславия приключающимся бесчестием»
Преподобный Иоанн Лествичник

«Тщеславие истребляется укрыванием добрых дел…»
Авва Фалассий

«Подобно сребролюбию и корыстолюбию, тщеславие уничтожает веру в сердце человеческом…»
«Тщеславие радуется, когда увидит, что человек обогащается добродетелями; оно надеется обратить всякую добродетель в согрешение, надеется соделать всякую добродетель причиною и поводом к осуждению человека на Суде Христовом»
Святитель Игнатий Брянчанинов

«Это, конечно, злая вещь , но от нее никуда не убежите. Убежите… тщеславие будет учить вас тщеславиться и тем, что убежали. От него надобно отбиваться при делах, какие делаете, и больше ничего, а не бежать от сих дел»
Святитель Феофан, Затворник Вышенский

Не стоит обращать внимание на похвалы, ведь в нашем падшем мире люди нередко пытаются таким образом манипулировать нами. Да, важно помнить, что на тщеславии человека могут играть в корыстных целях. Анализируя свои добродетели, ставьте их под сомнение.

Сомневаясь в собственных качествах и добрых делах, Вы постоянно будете стремиться к христианскому идеалу. Удовлетворение собою вызывает лишь застой и деградацию нравственности. И, конечно, чаще думайте о своих грехах. У нас всех их предостаточно.

Сравнивайте себя только со Христом, как с Абсолютом, на который нужно равняться. Ваши дела скажут о вас гораздо больше, чем тысячи хвалебных слов.

Источник: Православная сеть «Елицы».

Читайте также:  Проповедь о мытаре закхее - богослов

Просмотры (140)

Святые «О тщеславии»

Я сказал про тщеславные помыслы, беспокоящие меня особенно во время моего келейного правила:
– Я стараюсь читать по возможности не спеша и вникая в смысл читаемого. Часто вот и приходит такая мысль, что будто я читаю, и кто-либо из родных или знакомых слушает меня и даже видит, хотя я их не вижу.

При этой мысли я начинаю более вникать в смысл читаемого, иногда даже прибавляется чувство, вообще я начинаю читать лучше. И мне представляется, что слушающие остаются довольны моим чтением, – вот это я батюшке и сказал.
– Да, это тщеславие, с которым надо бороться. Не принимайте этой мысли.
– Как же мне это не принимать?
– Не принимать – значит не обращать внимания.

Этот бес не сразу отстанет – все равно как собака: ее хлещешь, гонишь от себя, а она все идет да лает, так и бес тщеславия. Не обращайте внимания. А если вы видите, что начинаете читать лучше и с большим чувством, то обращайтесь к Богу с благодарением и самоукорением. Тогда этому бесу нечем будет попользоваться от вас, и он уйдет.

Но не совсем, он вас не оставит и на следующий раз опять пожалует. Да, у монаха все время идет брань в помыслах!

Преподобный Иоанн Лествичник считает тщеславие не отдельной страстью, а присоединяет его к гордости. «Тщеславие, усилившись, обращается в гордыню.

Тщеславие делает то, что безголосый начинает петь, ленивый становится ретивым, сонливый становится бодрым» и т.п. Святой Иоанн Кассиан Римлянин, замечая это, удивляется лукавству, хитрости и злобе этого беса.

И как все святые избегали тщеславия, как осторожно они к нему относились.

Варсонофий Оптинский (Плиханков)  

Все прочие страсти прекращаются со смертью, а тщеславие и после кончины продолжает свое действие и над умершим телом силится показать свое свойство.

Когда умирающие заботятся, чтобы им были поставлены великолепные памятники, на которые надобно истратить все их имущество, и стараются и во гробе показать необыкновенную пышность; когда люди при жизни за одну или кусок хлеба оскорбляли подошедших нищих, а умирая, готовят червю обильную пищу, — то какую власть ты найдешь мучительнее этой болезни? От этого же зла рождается и нечистая любовь, так как многие вовлечены в прелюбодеяние не красотою лица, не похотью совокупления, но желанием похвастаться… Я предпочел бы лучше быть рабом у множества варваров, чем у одного тщеславия, так как варвары не повелевают того пленникам, что приказывает тщеславие своим подчиненным. Будь слугою всех, говорит оно, будут ли они знатнее тебя или незначительнее. Не радей о душе, не заботься о добродетели, смейся над свободою, жертвуй своим спасением; а если сделаешь какое-либо добро, то делай не из угождения Богу, но напоказ людям, чтобы от них получить себе венец; если подаешь милостыню или постишься, труд перенеси, а пользу старайся погубить. Что может быть бесчеловечнее таких требований? Отсюда ведут свое начало и зависть, и высокомерие, и сребролюбие — мать всех зол.

Иоанн Златоуст  
В избранное Первоисточник

Прочие страсти называются однообразными и простыми, а эта, , многосложна, многообразна, разновидна, везде, со всех сторон встречается воину и победителю.

Ибо она и в одежде, и в наружном виде, в походке, голосе, деле, бдении, посте, молитве, отшельничестве, чтении, знании, молчании, послушании, смирении, долготерпении старается уязвить воина Христова и как какая-нибудь гибельная скала, покрываемая бурными волнами, причиняет непредвиденное и жалкое кораблекрушение плавающим при благополучном ветре, когда не опасались и не предвидели этого.

Иоанн Кассиан Римлянин  
В избранное Первоисточник

Тщеславие побуждает легкомысленных монахов предупреждать пришествие мирских людей и выходить из обители на встречу идущих; научает припадать к ногам их, и, будучи исполнено гордости, облекается в смирение; в поступках и в голосе показывает благоговение, смотря на руки пришедших, чтобы от них что-нибудь получить; называет их владыками, покровителями и подателями жизни по Боге; во время трапезы побуждает их воздерживаться перед ними, и повелительно обращаться с низшими; на псалмопении же ленивых делает ревностными, и безголосных хорошо поющими, и сонливых бодрыми: льстит уставщику и просит дать ему первое место на клиросе, называя его отцом и учителем, пока не уйдут посетители.

Иоанн Лествичник  
В избранное Первоисточник

Надо припомнить, что поклоны согревают кровь, а согретая кровь чрезвычайно способствует к возбуждению умственной деятельности; пришедши в такое расположение, бедный подвижник, единственно по той причине, что не имеет понятия о истинном душевном делании, предается душевновредной умственной деятельности, предается тщеславным помыслам и мечтаниям, опирающимся на его подвиге, при посредстве которого он думает преуспеть; подвижник услаждается этими помыслами и мечтаниями, не может довольно насытиться ими, усвояет их себе, насаждает в себе гибельную страсть самомнения.

Игнатий Брянчанинов  
В избранное Первоисточник

1.1. Святые отцы о тщеславии

1.1. Святые отцы о тщеславии

Святые отцы предупреждали, что тщеславие — очень опасная страсть.

«Седьмая брань предлежит нам с духом тщеславия — разновидным, изменчивым и тонким, так что с самыми острозоркими глазами едва можно не только предостеречься от него, но его рассмотреть и узнать, — говорит святой Иоанн Кассиан.

 — Прочие страсти просты и однообразны, а эта многочастна и многообразна и отовсюду и со всех сторон встречает воина, и когда он еще борется, и когда уже является победителем.

Ибо она покушается уязвить воина Христова и одеждою, и статностью, и походкою, и голосом, и работою, и бдениями, и постами, и молитвою, и уединением, и чтением, и познаниями, и молчаливостью, и повиновением, и смирением, и благодушием, — и, как некий опаснейший камень подводный, покрытый вздымающимися волнами, в то время как не опасаются, причинять внезапно бедственное кораблекрушение плывущим при благоприятном ветре» [6, с. 74].

«Тщеславие радуется о всех добродетелях: тщеславлюсь, когда пощусь, но когда разрешаю пост, чтобы скрыть от людей свое воздержание, опять тщеславлюсь, считая себя мудрым.

Побеждаюсь тщеславием, одевшись в хорошие одежды; но и в худые одеваясь, также тщеславлюсь. Стану говорить, побеждаюсь тщеславием; замолчу — и опять им же побед ил ся.

Как ни брось сей троерожник, все один рог станет вверх», — пишет преподобный Иоанн Лествичник [7, с. 150–151].

«Если крайнее тщеславие есть, когда человек, не видя при себе никого, кто бы его хвалил, [и наедине] обнаруживает тщеславные поступки, то признак совершенного нетщеславия есть, чтобы и при посещениях других никогда не окрадываться тщеславной мыслью» [7, с. 245].

Страсть тщеславия очень «хитрая», она часто маскируется под другие страсти или под что-то «хорошее», что на поверку оказывается нередко просто другой страстью.

«На иного напускает она желание священства или дьяконства, рисуя ему в мысли, что он с такой святостью и строгостью исполнял бы тогда свое дело, что и прочим священникам мог бы послужить примером святости, а кроме того, многим доставил бы пользу и своим поведением и оказыванием поучений.

Иногда и того, кто живет в пустыни или уединенничает в келлии, заставляет оно мечтать в уме своем, будто он обходит домы разных лиц и монастыри и действием своих воображаемых убеждений многих обращает на путь должной жизни.

И водится таким образом бедная душа туда и сюда такою суетностью, бредя как бы в глубоком сне, и, увлеченная сладостью таких помышлений и такими мечтами исполненная, большею частью бывает не в состоянии замечать ни своих действий, ни присутствия братий, если б они в самом деле были пред глазами, будучи вся сладостно погружена, как в истинно происходящее, в то, чем, не спя, бредит, как во сне, в блуждании помыслов своих», — пишет преподобный Иоанн Кассиан Римлянин [6, с. 78].

Преподобный Иоанн Лествичник говорит о том, что, кто сделался рабом тщеславия, тот ведет двойную жизнь: одну — по наружности, а другую — по образу мыслей и чувств: одну — наедине с собой, а другую — на людях [см.: 7, с. 153].

«Все другие страсти, — рассказывает святой Иоанн Кассиан, — будучи преодолеваемы, увядают и, будучи побеждаемы, с каждым днем становятся все слабее, также под влиянием места или времени истощаются они и стихают; или всячески, по причине их раздора с противоположными им добродетелями, удобнее бывает предостерегаться от них и избегать их.

Но эта, будучи поражена, с большим ожесточением восстает на брань и, когда почитается испустившею дух, чрез смерть свою делается еще более живою, здоровою и мощною.

Прочие страсти тиранствуют только над теми, которых победили в борьбе; а эта победителей своих еще ожесточеннее теснит и, чем сильнее была поражена, тем чрезмернее борет помыслом возношения по случаю победы над собою» [6, с. 76].

Страсть тщеславия паразитирует часто на добродетелях, которые могут стать причиной тщеславия:

«Плющ обвивается около дерева и, когда достигнет вершины, сушит корень; а тщеславие прививается (прирастает) к добродетелям и не отстает от них, пока не отъимет от них всего значения.

Грозд винограда, до земли спустившийся или прилегший к земле, легко загнивает; гибнет и добродетель, ко тщеславию прильнувшая», — сравнивает преподобный Нил Синайский [15, с. 260].

«Тщеславие новоначальных и тех, которые мало еще преуспели в добродетелях и в ведении духовном, обыкновенно превозносит или за тон голоса, то есть что приятнее других поют, или за то, что они тощи плотию, или красивы телом, или что имеют родителей богатых и благородных, или что презрели военную службу и почести. …Надымает его таким образом принесением в жертву безвестных надежд и заставляя тщеславиться оставлением того, чем никогда не владел» [6, с. 78].

Прочие страсти, как состоящие в раздоре с противоположными им добродетелями и воюющие открыто, как в ясный день, легче побеждать, а эта, смешавшись с ними, прельщает человека, так как он не ожидает ее нападения.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *