Введение во храм пресвятой богородицы — богослов

Введение во храм Пресвятой Богородицы - Богослов

Введение во храм Пресвятой Богородицы – один из двенадцати главных (двунадесятых) православных праздников. Он означает прежде всего предвозвестие Христова пришествия через Божию Матерь. Этот день в Ее жизни становится предзнаменованием того, что Пресвятая Дева будет поставлена превыше не только святых, но даже Ангелов, Херувимов и Серафимов.

О введении Богородицы во храм, как и об истории детства Пресвятой Девы, Священное Писание ничего не говорит. Однако существует древнее Предание Церкви, восходящее к текстам, датированным II веком, где сообщаются подробности Ее детства.

Введение во храм Пресвятой Богородицы совершилось, по Церковному преданию, следующим образом. Родители Девы Марии, праведные Иоаким и Анна, молясь о разрешении неплодства, дали обет, если родится дитя, посвятить его на служение Богу.

Когда Пресвятой Деве исполнилось три года, святые родители решили выполнить свое обещание.

Собрав родственников и знакомых, одев Пречистую Марию в лучшие одежды, с пением священных песен, с зажженными свечами в руках привели ее в Иерусалимский храм, который был самым святым местом для богоизбранного народа.

В песнопениях к этому празднику Божия Матерь величается как «одушевленный Божий кивот», то есть Божий ковчег. Что это означает?

Слово «ковчег» в Священном Писании имеет несколько значений. Ковчег патриарха Ноя был предназначен для спасения избранной благочестивой семьи с целью продолжения рода человеческого после потопа. Ноев ковчег был прообразом Моисеева Ковчега, в котором хранились каменные скрижали с десятью заповедями (Втор.

10:2), этот ковчег был главной святыней еврейского народа – символом союза Бога с народом, избранным для подготовки воплощения Спасителя человечества – Мессии-Христа.

Оба эти ковчега были также прообразом Богородицы как чистейшего и непорочнейшего драгоценного сосуда, достойного воплотить Сына Божия; Богородицу называют также «боговместимый кивот, ковчег, позлащенный Духом».

Введение во храм Пресвятой Богородицы - Богослов

Это был уже второй Иерусалимский храм (рис. сверху), восстановленный после Вавилонского плена и уступавший по размерам первому величественному храму Соломона. Кроме размеров, было и еще одно существенное отличие.

После разрушения первого храма пророк Иеремия, «по бывшему ему Божественному откровению… нашел жилище в пещере и внес туда скинию и ковчег и жертвенник кадильный, и заградил вход. Когда потом пришли некоторые из сопутствовавших, чтобы заметить вход, то не могли найти его.

Когда же Иеремия узнал о сем, то, упрекая их, сказал, что это место останется неизвестным, доколе Бог, умилосердившись, не соберет сонма народа» (2 Мак. 2, 4-7).

Итак, хотя во втором храме уже не было Ковчега Завета, главной святыни иудеев, пророки предрекали этому второму храму славу большую, чем была у первого: «Внезапно придет в Церковь свою Господь, Которого вы ищете, и Ангел Завета, которого вы ждете» (Мал. 3:1).

Введение Богородицы во храм и стало таким событием, ознаменовавшим замену ковчега Ветхого Завета «боговместимым ковчегом» Нового Завета. В храме Богоотроковицу встретил первосвященник со множеством священников. В храм вела лестница в пятнадцать высоких ступеней.

Мария, как только Ее поставили на первую ступень, укрепляемая силой Божией, быстро преодолела остальные ступени и взошла на верхнюю. Затем первосвященник Захария, по внушению свыше, ввел Пресвятую Деву в святое святых, куда из всех людей только раз в году входил первосвященник с очистительной жертвенной кровью. Все присутствовавшие в храме дивились необыкновенному событию.

Это было и явление Богородицы міру и день отделения Богоизбранной Девы от міра, чем было предуказано Ее высшее предназначение.

Праведные Иоаким и Анна, вручив Дитя воле Отца Небесного, возвратились домой. Мария осталась жить в храме до времени исполнения о Ней обетований Божиих. Пресвятая Дева осталась в храме, чтобы там, куда не проникала никакая нечистота міра, сохраниться от всякой мірской скверны, жить для одного Бога, стать чистейшим Храмом Божества.

Это было как бы второе, духовное, рождение Девы Марии и начало ее духовного подвига.

Чтобы стать Матерью Сына Божия, Она должна была открыть свободно Свое сердце благодати, добровольно выйти из міра греха и смерти, отказаться от земных привязанностей и добровольно избрать для Себя чуждый сознанию ветхозаветного человечества путь приснодевства и всем сердцем последовать гласу Божию.

Питаясь во храме небесным хлебом постоянного общения с Божеством, Пречистая Дева все более и более воспринимала в себе все свойства жизни Божественной. Только благодатная и всю славу добродетелей вместившая Пречистая Дева, воспитанная в самом святом месте народа Божия, могла стать «Боговместимым храмом».

Таким образом, Вхождение Ее во храм не простое посещение, подобное вхождению прочих людей, а особенное и единственное по своему значению как предуказание на телесное воплощение Бога Слова.

Храм ветхозаветный должен был смениться «Храмом одушевленным» Божества, ветхозаветные пророчества должны были исполниться на ней.

Рождество Пресвятой Богородицы и Введение Ее во храм являются как бы двумя последовательными ступенями к Рождеству Христову.

Этим праздником, связанным с ветхозаветным храмом, –  средоточием духовной жизни тогдашнего народа Божия – знаменуется начало замены богослужения Ветхого Завета с его кровавыми жертвоприношениями как ежегодной еврейской традиции очищения от грехов – Новым Заветом Божественного Искупителя, проливающего Свою Кровь во искупление грехов всего человечества.

Теме завершения Ветхого Завета и прекращения ветхозаветного Богослужения и жертв уделено значительное место в службе празднику Введения во храм. Прежде всего эта тема раскрывается в ветхозаветных и апостольских чтениях, положенных по Уставу на этот день. В первой паримии празднику повествуется об устройстве Моисеем скинии и Ковчега Завета и их освящении.

Вторая посвящена освящению Соломонова храма и внесению в его Святое святых Ковчега Завета. Центральное место по своему значению в обеих паримиях занимает образ Ковчега Завета и изображение его внесения во Святая святых.

Эти ветхозаветные чтения соответствуют смыслу и значению праздника, так как мы видим в них прообраз великого события, которое празднуется в день Введения во храм Пресвятой Богородицы.

Но наибольшее значение имеет третья паримия – пророчество пророка Иезекииля о новом храме, содержащее прямое указание на рождение Спасителя от Девы. Мысль о том, что всё ветхозаветное Богослужение было только сенью и образом будущих благ, с еще большей полнотой раскрывается в Апостоле, читаемом на литургии (Евр. 9:1-7).

Апостол Павел последовательно перечисляет всё, что имело отношение к Богослужению и земному святилищу первого Завета: светильник, трапезу с хлебами предложения, златую кадильницу, обложенный со всех сторон золотом Ковчег Завета, сосуд с манною и расцветший жезл Аарона, – то есть то, в чем Церковь видит прообраз Богоматери, Своим вхождением во Святое святых ознаменовавшей скорое завершение и упразднение ветхозаветного богослужения.

Раскрываются эти мысли и во многих песнопениях празднику.

Особенно это очевидно в Богородичном тропаре третьей песни канона 2, где перечисляются все ветхозаветные прообразы, получившие свое осуществление в Божией Матери: «Тя пророцы проповедаша кивот, Чистая, святыни, кадильницу златую, и свещник, и трапезу; и мы, яко Боговместимую скинию, воспеваем Тя».

И, наконец, в службе празднику мысль о том, что со входа в ветхозаветный храм одушевленного Кивота (Ковчега) Нового Завета заканчивается и теряет свой смысл ветхозаветное Богослужение, проводится со всей определенностью. Таково великое значение праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы.

Частично использован материал: Богослужение в Православной Церкви. Часть VI. Годичный круг церковных праздников.

+ + +

Другие двунадесятые и великие богородичные праздники: 8/21 сентября. Рождество Пресвятой Богородицы 25 марта / 7 апреля. Благовещение Пресвятой Богородицы 15/28 августа. Успение Пресвятой Богородицы 1/14 октября – Покров Пресвятой Богородицы 21 ноября / 4 декабря. Введение во храм Пресвятой Богородицы

Еще о Храме

Итак, ветхозаветный храм был несомненной святыней, почитаемой Церковью. Однако иудейские вожди, отказавшиеся признать Мессию – Сына Божия, добившиеся Его казни, тем самым отказавшиеся от богоизбранности и избравшие себе новым отцом диавола (Ин.

8:44), увлекли и весь еврейский народ (за исключением небольшого его остатка – первых христиан) на служение новому «отцу» и построение земного богопротивного царства антихриста. Как сказал об этом Христос: «Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете» (Ин. 5:43).

За этот великий грех иудеи лишились храма, но, согласно святоотеческому учению, восстановят его именно для своего «иного» мессии – мошиаха-антихриста.

Исходное утверждение о восстановлении храма Соломона для антихриста содержится в послании апостола Павла, что «человек греха, сын погибели… в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога» (2 Фес. 2:3-4).

Св. Кирилл Иерусалимский пишет в «Поучениях» (XV-15) об этих словах апостола Павла:

«В каком храме? В разрушенном храме Иерусалимском, а не в том, где мы теперь находимся… Если он [антихрист] придет к Иудеям под именем Христа, и захочет, чтобы Иудеи поклонялись ему; то, дабы больше обольстить их, особенно позаботится о храме, показывая им, что он, будучи из рода Давидова, хочет создать храм, построенный Соломоном».

Блаж. Ипполит Римский в «Слове о кончине мiра, и об антихристе, и о втором пришествии…» пишет, что антихрист будет во всем подражать Христу:

«Показал Христос плоть свою как храм и восстановил ее на третий день; восстановит также и он каменный храм в Иерусалиме».

Читайте также:  Святые о тщеславии - богослов

О восстановлении храма для антихриста упоминает святитель Григорий Богослов:

«Говорят, что опять будет восстановлен Иерусалимский храм и антихрист будет принят иудеями за Христа, сядет в храме и будет царем по всей земле. Затем дойдет до опустошения мiра, потому что он — мерзость запустения мiра» [1, с. 237].

Свт. Иоанн Златоуст в «Беседах на Второе послание к Фессалоникийцам» III(2) пишет, что антихрист

«будет восседать в храме Божием – не в Иерусалимском только, а повсюду в церквах».

Попытка восстановления Иерусалимского храма антихристианским императором Юлианом Отступником в IV в. была прообразом этого будущего события.

Созданное евреями масонство как подрывной инструмент для разрушения христианских государств руками христиан, связало большую часть своей символики с храмом Соломона (включая пятиконечную звезду, которой был украшен краеугольный камень храма). Свою деятельность по демократизации мiра масоны аллегорически называют «построением храма» (Нового мiрового порядка); макеты храма Соломона стоят во многих масонских ложах.

Введение во храм Пресвятой Богородицы - Богослов

Президент РФ у «стены плача»

В нынешнем талмудическом жидонацистском государстве на оккупированной им Святой Земле работает «Институт храма», изготовлена для его восстановления утварь, украшения, воспитываются священнослужители. Еврейская печать полна сообщений о том, что мошиах вот-вот воцарится и «уничтожит все народы».

Нынешняя «стена плача» в Иерусалиме – остатки подпорной стены второго храма, почитается иудеями как святыня именно с молитвами их «отцу» о восстановлении храма для царя-мошиаха. И каждый государственный деятель, считающий своим долгом надеть кипу и присоединиться к этой молитве у стены, вносит свою лепту в приближение иудейской мечты мiрового господства во главе с антихристом-мошиахом.

М.Н.

См. также на тему третьего храма: Письмо в редакцию ХХС как прообраз Третьего храма? Главу VI-9 из книги «Вождю Третьего Рима»: Третий храм против Третьего Рима. Иудейский синедрион призвал Трампа и Путина восстановить Третий храм в Иерусалиме

Это также и день матерей-казачек

«С глубины веков праздник Введения во храм Богоматери Пресвятой Девы Марии праздновался в древней Руси и на Дону как день казачек, день матерей. Их усилиями создавались казачьи семьи, воспитывались подрастающие казачата в казачьем духе, они передавали казачьи традиции подрастающему поколению.

Когда казаки уходили в походы, на войну, усилиями жен-казачек обрабатывались поля, велось хозяйство.

Не раз, когда казаки были заняты ратным делом, казачки отражали нападения врагов, старавшихся воспользоваться отсутствием воинов в станицах.

Но казачки в каждой стычке показывали свою казачью удаль, отстаивали станицы, отбивали нападения и сами переходили в атаку, показывая, что казачьи традиции у них были не только на словах, но и на деле, в крови.

Поклонимся мы нашим матерям, женам, дочерям, сестрам – казачкам.

Воздадим должный почет казачкам – женщинам за все труды, добро и перенесенные жертвы, которые они принесли за многие века казачества, включая подготовку казачат в вере во время 90-летия безбожного красного террора.

Именно им казачество обязано за стояние на страже Святой Православной Веры, передание любви к казачьей и российской истории и казачьих традиций…»

(Из письма Я.Л. Михеева, атамана Всевеликого Войска Донского за Рубежом)

Постоянный адрес страницы: https://rusidea.org/25120401Оставить свой комментарий

Введение во храм пресвятой богородицы

[греч. Εἴσοδος τῆς ῾Υπεραγίας Θεοτόκου ἐν τῷ Ναῷ; лат. Praesentatio S. Mariae in templo], один из великих церковных праздников, установленный в честь события приведения Пресв. Богородицы Ее родителями в иерусалимский храм для посвящения Богу.

Событие В. не упоминается в канонических Евангелиях и известно из более поздних апокрифических греч. «Протоевангелия Иакова» (гл. 7. 2-3) (2-я пол. II в.) и лат. Евангелия Псевдо-Матфея (IX в.

), к-рые отражают устное предание, но в соответствии с традициями лит.

жанра дополнены подробностями из библейских книг, имеющих прообразовательное значение (1 Пар 15 и Пс 44), а также из евангельской истории Сретения (Лк 2. 22-38).

Введение во храм Пресвятой Богородицы - БогословВведение во храм Пресв. Богородицы. Икона из Успенского собора Кирилло-Белозерского мон-ря. 1497 г. (КБМЗ)Введение во храм Пресв. Богородицы. Икона из Успенского собора Кирилло-Белозерского мон-ря. 1497 г. (КБМЗ)Согласно упомянутым источникам, родители Пресв. Богородицы Иоаким и Анна, когда их Дочь достигла 3-летнего возраста, решили исполнить данный ими ранее обет посвятить Ее Богу и направились в иерусалимский храм. Около входа во храм стояли призванные Иоакимом юные девы с зажженными светильниками, для того чтобы юная Мария возлюбила храм всем сердцем. Пресв. Дева, несмотря на Свой возраст, легко преодолела крутые ступени храма и была встречена и благословлена первосвященником, по преданию Захарией, буд. отцом Иоанна Крестителя. По особому откровению Она как одушевленный кивот Божий (ср.: 1 Пар 15) была введена во Святая Святых, куда имел право входить только первосвященник однажды в год (см.: Исх 30. 10; Евр 9. 7) — этим была явлена Ее особая роль в судьбе человечества. Событие В. стало началом нового этапа в жизни Пренепорочной Девы — пребывание при иерусалимском храме, продолжавшееся до тех пор, пока Ей не исполнилось 12 лет. Живя при храме, Мария посвящала Себя молитве, изучению Свящ. Писания и рукоделию. По прошествии времени Она, решившая сохранять девство и уневеститься Богу, была, по закону отцов, поручена заботам престарелого Иосифа, Обручника ее.

Установление праздника В.

В наст. время В. входит в число двунадесятых праздников, но установлен он был в Церкви позднее других из этого числа. Возможно, его появление связано с деятельностью имп.

Юстиниана I, построившего в 543 г. на развалинах иерусалимского храма огромную церковь, посвященную Пресв.

Богородице и названную им Новой для отличия от прежней, располагавшейся около Овчей купели, напротив храма (Procop. De aedif. 5. 6).

В VIII в. праздник был отмечен в нек-рых месяцесловах. Их сдержанные указания, видимо, говорят о том, что первоначально служба на В. совершалась без особой торжественности. Патриарху К-польскому Герману I (VIII в.

) приписываются 2 гомилии на В. (PG. Vol. 98. Col. 292-309, 309-320), что может свидетельствовать о праздновании В. в К-поле того времени. С IX в. праздник получил широкое распространение на Востоке (Скабалланович. Типикон. Вып. 1.

С. 110).

Статус праздника В. постепенно менялся, в правосл. Церкви он окончательно вошел в число двунадесятых праздников только после XIV в.- Феодор Продром (XII в.) и Никифор Каллист (XIV в.) (Niceph. Callist. Hist. eccl. 2. 3) еще не включали его в это число (Сергий (Спасский). Месяцеслов. Т. 1. С.

401), но, согласно студийским и иерусалимским Типиконам XI-XIV вв., он отмечается почти так же торжественно, как и др. двунадесятые праздники. Тем не менее даже в печатных Типиконах XVII в. отдельные особенности совершения службы В. указывают на то, что статус этого праздника неск. уступает статусу др.

двунадесятых.

В качестве даты праздника практически повсеместно принято 21 нояб., исключение составляют только копт. месяцесловы, в к-рых В. отмечается 29 нояб. (Сергий (Спасский). Месяцеслов. Т. 1. С. 395), и практика отдельных областей Римской Церкви, где В. было подвижным праздником и отмечалось в воскресный день после 11 нояб.

Святоотеческие проповеди на В.

Патристические лекционарии (напр., Hieros. Patr. 8, XI в.; 133, 1582 г.; 135, XIV в.; Hieros. Crucis. 7, XII в. и др.) обычно приводят для чтения на службе В. одно (или оба) из 2 слов св. Георгия Никомидийского: «Καλὰς ἡμῖν ὑποθέσεων ἀρχὰς ἡ παροῦσα πανήγυρις» (Хорошие оснований начатки — нынешнее торжество — PG. 100. Col.

1420) и «Αἱ τῶν θείων πανηγύρεων ἐλλάμψεις» (Сияния божественных торжеств — Combefis F. Novum Auctarium Graeco-Latinae Bibliothecae Patrum. P., 1648. T. 2. P. 1069; слова св. Георгия указаны также всеми студийскими Типиконами), а иногда и слово свт. Германа I К-польского «᾿Ιδοὺ καὶ πάλιν ἕτερα πανήγυρις» (Вот и снова другое торжество — PG. 98.

Col. 309-320). Реже встречаются слова свт. Тарасия К-польского «Θαιδρὰ καὶ παράδοξος ἡ παροῦσα πανήγυρις» (Светло и чудесно нынешнее торжество — PG. 98. Col. 1481-1500; именно это слово указано в московском первопечатном Типиконе 1610 г.) и Иоанна Гавра «῾Ο νῦν ἐν λόγοις» (Ныне словами — Boissonade J. F. Anecdota graeca. P., 1831. Vol. 3. P.

71-111).

Праздник В., согласно Типикону Великой церкви (IX-X вв.)

Праздник Введения Пресвятой Богородицы во Храм / Исторические справки / Патриархия.ru

3 декабря 2006 г. 14:57

Праздник Введения Пресвятой Богородицы во Храм, относящийся в Православной Церкви к разряду двунадесятых, установлен в честь события приведения Пресв. Богородицы Ее родителями в Иерусалимский Храм для посвящения Богу.

Введение во храм Пресвятой Богородицы - Богослов

Около входа во Храм стояли призванные Иоакимом юные девы с зажженными светильниками (светильники, знак особого торжества, были приготовлены для того, чтобы юная Мария возлюбила Храм всем сердцем). Пресвятая Дева, несмотря на Свой возраст, легко преодолела крутые ступени Храма и была встречена и благословлена первосвященником — по преданию, Захарией, будущим отцом Иоанна Крестителя.

По особому откровению Она как одушевленный кивот Божий (ср.: 1 Пар. 15) была введена во Святая Святых, куда имел право входить только первосвященник однажды в год (см.: Исх. 30, 10; Евр. 9, 7) — этим была явлена Ее особая роль в судьбе человечества.

Читайте также:  Свечи симовлизируют молитву, раскаивание, добровольную жертву - богослов

Событие Введения стало началом нового этапа в жизни Пренепорочной Девы — пребывания при Иерусалимском Храме, продолжавшегося до тех пор, пока Ей не исполнилось 12 лет. Живя при Храме, Мария посвящала Себя молитве, изучению Свящ. Писания и рукоделию.

По прошествии времени Она, решившая сохранять девство и уневеститься Богу, была, по закону отцов, поручена заботам престарелого Иосифа, Ее Обручника.

Торжество Введения было установлено в Церкви позднее других двунадесятых праздников. Возможно, его появление связано с деятельностью св. Императора Юстиниана Великого, построившего в 543 г. на развалинах Иерусалимского Храма большую церковь, посвященную Пресв.

Богородице и названную им Новой для отличия от прежней, располагавшейся около Овчей купели, напротив храма (Procop. De aedif. 5. 6). С VIII в. праздник отмечен в некоторых месяцесловах.

Их сдержанные указания, видимо, говорят о том, что первоначально служба на Введение совершалась без особой торжественности.

Патриарху Константинопольскому Герману I († 733) приписываются 2 гомилии на Введение (PG. Vol. 98. Col. 292–309, 309–320; широкое распространение имели также слова на Введение свтт.

Тарасия Константинопольского и Георгия Никомидийского), что может свидетельствовать о праздновании этого события в Константинополе того времени. С IX в. праздник получил широкое распространение на Востоке (Скабалланович М.

Толковый Типикон. К., 1910. Вып. 1. С. 110).

Окончательно в число двунадесятых праздников Введение вошло только после XIV в.— Феодор Продром (XII в.) и Никифор Каллист (XIV в.) (Niceph. Callist. Hist. Eccl. 2. 3) еще не включали его в это число (Сергий (Спасский), архиеп. Месяцеслов Православного Востока. Владимир, 1901. Т. 1. С.

401), но уже согласно студийским и иерусалимским Типиконам XI–XIV вв. он отмечается почти так же торжественно, как и другие двунадесятые праздники. Тем не менее даже в печатных Типиконах XVII в.

отдельные особенности совершения службы Введения указывают на то, что ее статус несколько уступает статусу служб других двунадесятых праздников.

В качестве даты праздника практически повсеместно принято 21 ноября, исключение составляют только коптские месяцесловы, в которых Введение отмечается 29 ноября (Сергий (Спасский). Цит. соч. Т. 1. С.

395), и практика отдельных областей Римской Церкви, где Введение было подвижным праздником и отмечалось в воскресный день после 11 ноября. Уже в студийских Типиконах, использовавшихся в Византии до нач. XIII в., а на Руси — до нач. XV в.

, праздничный цикл Введения включает в себя также предпразднство 20 ноября, собственно праздник 21 ноября и попразднство 22 (или 22–23) ноября.

По Иерусалимскому уставу, на который в XII–XIII вв. перешли греческие, в XIV в.— южнославянские Церкви, а на рубеже XIV–XV вв.— Русская Церковь, празднование Введения образует шестидневный цикл: предпразднство составляет по прежнему один день (20 ноября), когда поются 3 последования: предпразднства, прп.

Григория Декаполита и свт. Прокла Константинопольского; праздник торжественно отмечается 21 ноября (в XX–XXI вв. — 4 декабря по новому стилю); попразднство увеличено до четырех дней (22–25 ноября), включая отдание праздника в последний день.

В описании службы Введения редакции Иерусалимского устава различаются незначительно.

Располагаясь в самом начале Рождественского поста, Введение открывает собой рождественскую тематику: на праздничной утрене в качестве катавасии используются ирмосы первого канона Рождества Христова, и с этого времени в богослужении некоторых дней Рождественского поста появляются черты предпразднства Рождества.

Песнопения праздника — торжественны и разнообразны (их русский комментированный перевод можно найти в книге: Скабалланович М. Введение во храм Пресв. Богородицы. К., 1916. (Христианские праздники; 3)). Основная часть их восходит уже ко времени господства Студийского устава.

Тропарь Введения: «Днесь благоволения Божия предображение и человеков спасения проповедание: в храме Божии ясно Дева является и Христа всем предвозвещает. Той и мы велегласно возопиим: «Радуйся, смотрения Зиждителева исполнение!»», — составлен по подобию тропаря праздника Благовещния Пресвятой Богородицы (об этом прямо сказано в Евергетидском Типиконе 2-й пол. XI в.: Дмитриевский А. А.

Описание литургических рукописей… К., 1898. Т. 1. С. 322). Замечательны два канона праздника. Первый, 4-го гласа, написан свт. Георгием Никомидийским.

В этом каноне первые буквы тропарей песней с 1-ю по 7-ю образуют акростих: «Su t[ên chari]n, Despoina, tô logô didou» (Ты благодать, Владычице, слову даждь), в котором согласно современным изданиям Минеи недостает нескольких букв (отмечены квадратными скобками) — такой пропуск указывает на то, что изначально в каноне была 2-я песнь, которая была со временем опущена, — в тропарях же 8-й и 9-й песней этого канона содержится двойной алфавитный акростих — сначала в прямом (в 8-й песни), а затем в обратном (в 9-й песни) порядке, причем его образуют не только первые буквы, но и начала отдельных строк тропарей канона; в целом канон написан по образцу благовещенского канона. Второй канон праздника, 1-го гласа, авторства гимнографа Василия, также первоначально имел 2-ю песнь. Кроме введенских канонов, содержащихся в современных печатных Минеях (это два упомянутых канона праздника, а также канон предпразднства), в греческих рукописях сохранились и иные каноны Введению Пресвятой Богородицы: 1-го гласа, авторства Иосифа; 3-го гласа, авторства Георгия; 4-го гласа, авторства Георгия; 1-го гласа, без атрибуции.

Особо можно отметить, что кроме переводов с греческого среди православных славян были в древности известны и оригинальные гимнографические сочинения в честь праздника Введения во Храм Пресвятой Владычицы нашей Богородицы В кон. IX или нач. X в. в Болгарии, в кругу ближайших учеников святых Кирилла и Мефодия, в рамках создания славянской Праздничной Минеи был написан канон Введению 4-го гласа (начало: «Приими, Владычице, внесения Ти пение»), снабженный анонимным акростихом по начальным буквам тропарей и богородичнов: «Приими Прячиста пяние принесения Твоего». Для того, чтобы вместить акростих полностью, автор канона снабдил 8-ю песнь одним дополнительным тропарем, а 9-ю песнь — двумя (при трех тропарях в остальных песнях); впоследствии в ряде списков переписчики сочли эти тропари избыточными и уравняли последние песни по размеру с остальными, что исказило акростих. Канон дошел в значительном числе рукописей (не менее 20), преимущественно в составе славянских Праздничных Миней XIII–XV вв. (старшие из них в Скопской и Драгановой Минеях кон. ХIII в.). С распространением Иерусалимского устава этот канон вышел из употребления (Кожухаров С. Преславски канон за Въведение Богородично (Към проблема «акростих — реконструкция на състава») // Paleobulgarica. 1991. XV. N 4. С. 28–38), оставшись важным памятником ранней славянской кирилло-мефодиевской гимнографической традиции.

По материалам статьи А.А. Лукашевича и А. А. Турилова «Введение во храм Пресвятой Богородицы» из 7 тома «Православной Энциклопедии»

Введение во храм Пресвятой Богородицы

О Введении Богородицы во храм, как и об истории детства Пресвятой Девы, Священное Писание ничего не говорит. Однако существует древнее Предание Церкви, восходящее к апокрифическому протоевангелию Иакова, датированному II веком, где сообщаются подробности Ее детства. В дальнейшем церковное Предание было дополнено в проповедях отцов и учителей Церкви и сохранило немало подробностей этого события, многие из которых, конечно, невозможно подтвердить исторически. Вот в каком виде этот рассказ дошел до нас.

Иерусалимский храм времен Иисуса Христа называли вторым храмом.

Он был восстановлен после вавилонского плена, но по размерам и великолепию уступал первому храму Соломона, и, что самое главное, в нем не было Ковчега Завета, главной святыни иудеев, — она исчезла.

Пророки предрекали этому второму храму славу большую, чем была у первого: «Внезапно придет в Церковь свою Господь, Которого вы ищете, и Ангел Завета, которого вы ждете». Но шли годы, ничего не происходило, Святое Святых пребывало пустым.

Однако храм продолжал оставаться центром всей духовной жизни израильского народа. Кроме священников и других служителей при храме жили назореи — мужчины и женщины, давшие обет служения Богу.

Они воздерживались от употребления опьяняющих напитков, не стригли волос, выполняли посильную работу в храме и получали необходимое пропитание.

Обыкновенно назорейство принималось добровольно по разным побуждениям и продолжалось какое-то заранее определенное время.

По прошествии же срока обета назореи приносили жертву Богу, стригли волосы и возвращались в свои семейства. Но иногда обет назорейства давали родители за своих детей, особенно если эти дети были долгожданные и о появлении их на свет горячо молились.

Так было и с Девой Марией. Она была обещана, посвящена Богу еще до Своего рождения, и с раннего детства в Ней возникло стремление жить только для Бога. Она Сама просила родителей скорее исполнить обет, то есть поселить Ее в храме.

И хотя возраст избранницы Божией, едва научившейся говорить, был слишком мал для глубокого понимания предметов веры, сердце Ее пламенело любовью и желанием служить Богу. По выражению святых отцов Церкви, Богоотроковица «младенчествовала плотью, но была совершенна душою», «трилетствовала телом и многолетствовала духом».

Потому-то святые родители, когда Деве Марии исполнилось три года, решились не откладывать далее обряда посвящения Ее храму.

Предание повествует, что в Назарете к торжеству посвящения приглашены были все родственники и знакомые. Пречистую Деву Марию украсили с царским великолепием и, кроме того, пригласили для сопровождения Ее юных девиц.

И вот процессия двинулась из Назарета в Иерусалим: впереди шествовали с зажженными свечами, напоминая великолепный звездный круг, юные девушки, поющие псалмы Давида, за ними Иоаким и Анна, которые вели за руки свою Преблагословенную Дочь, замыкали процессию родные и знакомые.

Три дня с краткими остановками для отдыха двигалось это торжественное шествие, вслушиваясь в слова многократно повторяемого псалма: Слыши, дщерь, и смотри, и приклони ухо твое, и забудь народ твой, и дом отца твоего. И возжелает Царь красоты твоей; ибо Он Господь твой, и ты поклонись Ему (Пс. 44: 11: 12).

Читайте также:  Преображение господне господа бога и спаса нашего иисуса христа - богослов

Наконец процессия достигла Иерусалимского храма. Навстречу ей с пением вышли священники во главе с первосвященником Захарией. Ко входу в Иерусалимский храм вели пятнадцать больших ступеней, на которых священники пели особые «степенные» псалмы, входя в храм для служения.

Иоаким и Анна поставили Марию на первую ступень со словами: «Иди, Дочь, к Богу, давшему нам Тебя, к благосердному Владыке. Войди в Господню Церковь — радость и веселие мира».

И первосвященник принял Пресвятую Деву и, поцеловав, дал благословение, сказав: «Господь возвеличит имя Твое во всех родах, ибо через Тебя явит Господь в последние дни сынам Израиля Искупителя». И посадил Ее на третьей ступени у жертвенника, и сошла на Нее благодать.

Здесь, как и во многих других случаях, мы имеем дело не столько с историческим фактом, сколько с образным, символическим осмыслением событий. Вот что говорят об этом отцы Церкви.

То, что Святое Святых в это время не имело Ковчега Завета с его священными принадлежностями, как бы свидетельствовало об окончании некоего этапа духовной истории, оно пребывало пустым в ожидании знамений дальнейших мистических судеб человечества.

Отроковица Мария оказалась живым вместилищем Божественной благодати и более самого Ковчега достойна предстоять лицу Божию. Она новый живой Кивот Божий. И Ей суждено послужить делу Божественного замысла.

После принесения благодарственных жертв и молитв Иоаким и Анна возвратились в Назарет, а Дева Мария осталась жить при храме и ежедневно приходила в Святилище на молитву. К Ней были приставлены старшие Ее по летам девицы, искусные в знании Священного Писания и рукоделии.

Они учили Ее читать священные книги, прясть шерсть и лен, вышивать шелками, ткать, шить священные одежды. Образ жизни Ее при храме был строго упорядочен и состоял из молитв, чтения Священного Писания и рукоделия.

Скоро Пречистая Дева почувствовала неизъяснимую сладость молитвы, а вместе с тем полюбила и необходимое для нее уединение. Всё относящееся к Богу, действующее на сердца других детей слабо и на короткое время, в Ней производило глубокое и неизгладимое впечатление. С каждым днем Она более и более совершенствовалась.

Никто не слыхал от Нее укора, никто не видел Ее в гневе или капризах. Она была немногословна, речь Ее была приятна, и чувствовалось, что истина — одна истина — движет Ее устами.

В обители девиц Ей было отведено особое место для отдыха. Молилась Она всегда в храме, где являлись Ей Ангелы Господни и приносили пищу. Очевидцем этих явлений неоднократно был сам первосвященник Захария.

Однажды, будучи неподалеку, он увидел, как некто, видом похожий на Ангела, подает Марии корзину с пищей.

Захария весьма удивился: что это за новое и необыкновенное видение?! «Явление Ангелов бывает одним лишь священникам, и то редко, — думал он, — а чтобы Ангел пришел к девице, и притом столь юной, и принес ей пищу?! Естеством невещественный подает Деве нечто вещественное, бесплотный принес пищу, питающую плоть, — это небывало! Непостижимо, почему Она удостоилась таких даров, такого служения духов бесплотных?! Не та ли это Дева, Которой суждено послужить великой тайне? Не от Нее ли примет естество человека Тот, Который придет спасти род человеческий?» Захария, конечно, знал пророчества о пришествии Спасителя, и тем острее были его впечатления.

Архангел Гавриил, личный покровитель Пресвятой Девы, являлся к Ней каждый день, иногда один, иногда с другими Ангелами, и подолгу беседовал с юной избранницей.

Естественный разум Пресвятой Девы, образованный чтением Священного Писания, укрепленный молитвой и размышлением, еще более просвещался ангельскими наставлениями.

Мария знала пророчество Исаии, что Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя ему Еммануил, что значит «с нами Бог», и воспламенилась горячей любовью не только к ожидаемому Мессии, но и к Его Матери. Она молит Бога, чтобы сподобил Ее лицезреть Божию Матерь.

В это время Мария лишилась своих благодатных родителей. Сначала умирает праведный Иоаким, за ним вскоре почила и святая Анна. Таким образом, по Промыслу Божию, Та, Которая впоследствии станет Матерью всех сирот рода человеческого, Сама испытала эту горькую участь.

Ничто больше не привязывает Ее к земле! Она всецело предается сердцем Богу. В Ней преобладает теперь одно чувство, что Она — раба Господня и в радостях, и в трудностях, приносимых жизнью. Одно было у Нее стремление — быть покорной воле Божией.

Она готовила Себя к великому служению.

Предчувствуя Свое высшее назначение, Дева Мария пожелала проводить жизнь в ангельской чистоте и дала необыкновенный для того времени обет — сохранить девство Свое до смерти. «Невестой Царя Бога» величает Ее Церковь. Мария стала первой из иудейских дев, возлюбивших девство больше супружества.

Скоро наступило время, когда девушка должна покидать храм и возвращаться в родительский дом или выходить замуж. Хотя Марии было тогда всего 14 лет, твердость Ее решения удивила всех. Священники не могли оставить Ее в храме, но не могли и принуждать к нарушению данного обета.

Они начали совещаться и никак не могли прийти к единому решению.

Наконец Захария после долгой общей молитвы получил ангельское указание собрать неженатых мужей от рода Давидова — пусть принесут свои посохи, и одному будет дано знамение: ему-то и следует отдать Деву Марию в соблюдение девства.

Послали глашатаев во все концы земли Израильской. А тут, кстати, и праздник обновления Иерусалимского храма — отовсюду стал стекаться народ.

Первосвященник Захария собрал у храма неженатых мужей рода Давидова и возгласил всенародно: «Господи Боже! Яви мужа, достойного обручиться с Девой!» — затем взял их посохи (жезлы) и внес в храм.

Когда же вынес их, то увидел, что посох, принадлежавший праведному Иосифу, восьмидесятилетнему древоделу, расцвел, и голубица, откуда ни возьмись, прилетела на него. Остальные посохи оставались без знамений.

Тогда первосвященник, возвращая жезл Иосифу, сказал: «Приими, Иосиф, Деву в соблюдение обета». Иосиф же сначала стал было возражать, что имеет в доме взрослых детей и что он уже стар, и не стать бы ему посмешищем сынов Израилевых. Но Захария убедил его покориться воле Божией, и тогда же Пречистая Дева была обручена с ним.

Обручение это набросило покров таинственности на истинно совершаемое дело. Божественный Промысл оказался скрытым от исконного врага рода человеческого — диавола. Не без причины и зачатие от Святого Духа не свершилось прежде обручения. Иоанн Златоуст говорит, что было это устроено так, чтобы не ввести в смущение людей.

Столь необычайное событие, аналогий которому не было в истории их предков, могло быть превратно понято, и Деву вполне могли бы побить камнями, как поступали в то время с обольщенными и обольстившими. Но Премудрость Божия устранила все эти затруднения. Вот чем заканчивается период пребывания Девы Марии в Иерусалимском храме.

А теперь вернемся к началу, чтобы осознать смысл и глубину этого события. Иерусалимский храм в ветхозаветные времена был единственным священным центром, сосредоточением религиозной жизни общества. Теперь же в пустующее Святое Святых храма вводится Дева Мария. Отныне храмом Божиим избирается человек.

И первым таким храмом в буквальном смысле этого слова стала Дева Мария. Ее тело есть храм, воздвигнутый самим же Ветхим Заветом, всей его святостью, ожиданием спасения.

Верность Богу сделала возможным соединение Его с человеком, и в этом смысле Дева Мария — плод ветхозаветного храма, его продолжение в истории, теперь Она становится источником спасения и соединения людей с Богом.

«Пречистый храм Спасов сегодня вводится в дом Господень», и в этом введении раскрывается как бы главный смысл ветхозаветного храма и совершается его преодоление — Введение во храм знаменует завершение Иерусалимского храма как места обитания Бога.

Праздничные церковные песнопения этого дня неоднократно повторяют, что Дева входит во храм, чтобы Самой сделаться живым храмом Божиим во исполнение древних пророчеств, что «жилище Бога будет с людьми» и что сам человек есть единственное истинное место Божественного присутствия.

Вот почему этот праздник нам сегодня так важен — он как бы указывает на наше истинное призвание, напоминает о божественном достоинстве каждого человека. В лице Девы Марии весь род человеческий идет навстречу Богу, готов посвятить себя Божиему Промыслу и Божиему замыслу.

Каждый может войти во храм и стать храмом Божиим, стать обиталищем Бога живого.

Из книги Л.В. Суворовой «Церковный год. Беседы о Православии»

04.12.2019

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *