Повесть о разгроме Новгорода Иваном Грозным — Словарь книжников

Повесть о разгроме Новгорода Иваном Грозным (в раннем варианте: «О приходе царя и великого князя Иоанна Васильевича и како казнил Великий Новъгород, еже оприщина и разгром имянуется») — летописная повесть, рассказывающая об одном из трагических эпизодов правления Ивана Грозного, о Новгородском походе 1570 г. Воспользовавшись слухом о желании новгородцев во главе с архиепископом Пименом предаться польскому королю Сигизмунду-Автусту, Иван IV в январе 1570 г. отправился с карательной экспедицией в Новгород во главе опричного войска. Сначала ограблению подверглись новгородские и окрестные монастыри, белое новгородское духовенство, затем обвинения были предъявлены Пимену, после службы и трапезы была конфискована владычная казна, драгоценная церковная утварь, иконы, алтарные Корсунские ворота; той же участи подверглась казна, иконы, колокола новгородских церквей. Конфискации сопровождались пытками и казнями новгородцев. Кроме духовенства пострадали представители приказной администрации, дворяне, купцы. Были разграблены дома посадских людей, новгородский торг; то, что нельзя было увезти, опричники сжигали. Погром был диким и бессмысленным: опричники ломали в домах ворота и окна, в деревнях убивали скот. П. говорит о гибели нескольких десятков тысяч новгородцев, хотя цифра эта явно преувеличена. Архиепископ Пимен был арестован, увезен в Александровскую слободу; после суда с него был снят сан и он был отправлен в заточение. П. представляет собой историческое произведение, написанное новгородцем, осуждающим царя. Однако царский гнев автор с самого начала объясняет клеветой: «Наущением зломысленных богоотступников и злых человек вложиша во ум и во уши царевы неприязненныя и сопротивныя глаголы, изменныя на архиепископа новгородского Пимина и на его владычных бояр, и на лутчих людей посадских и именитых, еже о предании Великого Новаграда иноплеменным…». Владея стилем лаконичного делового повествования, неизвестный новгородец выступает и искушенным писателем, умело рисующим сцены погромов и казней. Дважды вводит он в рассказ речи Ивана Грозного (гневную, обращенную к встречавшему его на мосту Пимену, и примирительную, к уцелевшим новгородцам). Историки начиная с Н. М. Карамзина использовали П. в качестве достоверного источника при описании разгрома Новгорода в 1570 г. Действительно, рассказ П. подтверждается записками иностранцев-современников — Г. Штадена, А. Шлихтинга, И. Таубе и Э. Крузе, показаниями официального Синодика Ивана IV, другими документами. Значение этого события для судьбы Новгорода и истории Московского государства оценивалось по-разному. Р. Г. Скрынников считал основной целью похода пополнение истощенной войной царской казны и сведение счетов с отдельными политическими противниками, сторонниками князя Владимира Старицкого; что касается политической самостоятельности Новгорода, то она была уже ликвидирована после походов Ивана III и официального присоединения Новгорода к Московскому государству. А. А. Зимин придавал этому событию более широкий политический смысл, видя в нем осуществление мероприятий по уничтожению последних уделов в Московском государстве; по его мнению, только после разгрома 1570 г. Новгород из соперника Москвы превратился в рядовой город Русского централизованного государства, всецело подчиненный московской администрации.

Текст П. существует в двух редакциях — Краткой и Протранной. Все дальнейшие модификации текста П. основаны на этих редакциях; первоначальный текст дошел до нас в составе Новгородских летописей — Новгородской Уваровской (НУвЛ) и созданной на ее основе НIIIЛ (70-е гг. XVII в.). По определению С. Н. Азбелева, П. вставлена в летописный текст. Действительно, перед ней в летописях уже кратко сообщается о походе Ивана Грозного, а затем это же событие подробно изложено П. Так как основная часть НУвЛ датируется кон. XVI в., то и саму П. можно датировать 80—90-ми гг. XVI в. Ее автор мог быть очевидцем события или писать со слов очевидца В НIIIЛ читается тот же текст с небольшими отличиями: так, в НУв не сказано, в какой монастырь был заточен Пимен, а в НIIIЛ этот монастырь назван. Следующий этап в истории текста П. связан с Новгородской Забелинской летописью (НЗабЛ — 80-е гг. XVII в.), созданной на основе НIIIЛ. В тот же краткий текст П. вставлены летописные фрагменты, читающиеся в НУвЛ и НIIIЛ перед П., — об убийстве князя Владимира Старицкого, о гибели в Тверском Отрочем монастыре опального митрополита Филиппа II и разгроме Твери, об убийстве игумена Антониева монастыря Галасия, о снятии со святой Софии большого «пиминовского» колокола и отсылки его в Александровскую слободу. Эти фрагменты в НЗабЛ читаются только внутри П., при этом разбивают единое изложение текста Краткой редакции. Другой особенностью Забелинской редакции П. является дважды приведенное начало — известие о том, что царь послал в Новгород «наперед себя изгоном предний полк». Все это указывает на вторичность текста Забелинской редакции по сравнению с Краткой. Замысел редактора понятен: он стремился включить П. в летописное изложение, вставив в нее в хронологическом порядке другие события. При этом убийство Владимира Старицкого попало под 6 января 1570 г., в то время как оно произошло до похода царя в Новгород — 9 октября 1569 г.

Нельзя согласиться с С. А. Морозовым, считающим Забелинскую редакцию П. первой, полной, а Краткую — второй, Сокращенной (по его терминологии). Искусственность такого построения тем более наглядна, что наличие летописных фрагментов в более ранних, чем Забелинская, летописях — НУвЛ и НIIIЛ С. А. Морозов объясняет выведением их из текста П. Не избежал исследователь и других противоречий, например, датируя Забелинскую редакцию П. по НУвЛ, в которой читается не Забелинская, а Краткая (по Морозову — Сокращенная) редакция П.

По-видимому, в Новгороде после похода Ивана Грозного возникло предание, стремящееся отвести от новгородцев подозрение в измене. Клеветником в нем был изображен некий Петр Волынец, изготовивший подложную челобитную новгородцев польскому королю. Возможно, что в основе этой легенды и лежал какой-то реальный факт (В. Б. Кобрин обнаружил в описи Царского архива запись о челобитной, поданной в ноябре 1569 г. на «Петрово имя Большеного»; см. рецензию В. Б. Кобрина на кн. «Описи Царского архива XVI века…» — ВИ. 1962. № 4. С. 146). Легенда о Петре Волынце опубликована А. Ф. Бычковым по Летописцу XVIII в. Николо-Дворищенского собора (Новгородские летописи. С. 468—469). В списке кон. XVIII в. БАН, 17.8.25 рассказ о Петре Волынце соединен с П. Забелинской редакции, образовав текст, названный С. А. Морозовым Фольклорной редакцией. Рукопись БАН представляет собой особый вид Новгородской Погодинской летописи (НПогЛ), следующей в генеалогии новгородских сводов за НЗабЛ; особенностью этого списка являются обширные вставки, к которым, вероятно, относится и Фольклорная редакция П. (в основных видах НПогЛ рассказа о походе Ивана Грозного на Новгород нет). Возможно, на возникновение Фольклорной редакции повлияла связь НПогЛ с Летописцем Николо-Дворищенского собора, прослеженная С. Н. Азбелевым (см.: Азбелев С. Н. Новгородские летописи… С. 126). Таким образом, модификации П., основанные на тексте Краткой редакции (Краткая — Забелинская — Фольклорная), соответствуют генеалогии Новгородских летописных сводов кон. XVI—XVII вв. (НУвЛ — НIIIЛ — НЗабЛ — НПогЛ).

Пространная редакция П. основана на тексте Краткой редакции. Она предваряется обширным традиционным вступлением и распространяет стилистическими дополнениями текст Краткой на всем его протяжении. Стилистическое распространение коснулось и этикетного титулования Ивана Грозного, что было расценено А. С. Морозовым как «приглушение» обвинительных антицарских мотивов. Дополненная эпизодами из Жития Филиппа митрополита Пространная редакция включена в свод Никона 1652 г. (этот вид текста назван А. С. Морозовым Компилятивной редакцией). По предположению А. Н. Насонова, в своде Никона был использован Новгородский летописец кон. XVI в., отразившийся в рукописи ГИМ, Музейск. собр., № 3058 (Насонов А. Н. История русского летописания XI — начала XVIII века. М., 1969. С. 483). Таким образом, и Пространная, и Компилятивная редакции также скорее всего новгородского происхождения. Один из ранних списков Пространной редакции датируется В. И. Бугановым 10—20-ми гг. XVII в. (ЛОИИ, к. 238, колл. Лихачева, оп. 1, № 11 — см.: Буганов В. И. Повесть о победе над крымскими татарами в 1572 г. // АЕ за 1961 г. М., 1962. С. 259—275). Не исключено, что и сама Пространная редакция возникла на рубеже XVI и XVII вв.

П. была широко распространена в древнерусской письменности. С. А. Морозов зафиксировал свыше 80 списков разных ее редакций в составе летописных сводов, исторических сборников, в Латухинской Степенной книге.

Изд.: ПСРЛ. СПб., 1841. Т. 3. С. 254—262; Новгородские летописи. СПб., 1879. С. 337—345, 393—404; Изборник. Сборник произведений литературы Древней Руси / Публ. и коммент. Ю. К. Бегунова. М., 1969. С. 477—483, 764—765.

Лит.: Маркс К. Обзор истории Скандинавии и России до начала Тридцатилетней войны // Архив К. Маркса и Ф. Энгельса. М., 1946. Т. 8. С. 165; Карамзин Н. М. История государства Российского. СПб., 1821. Т. 9. С. 145—146, 148—152, примеч. № 288—291; Соловьев С. История России с древнейших времен. М., 1856. Т. 6. С. 226—229; Азбелев С. Н. Новгородские летописи XVII века. Новгород, 1960. С. 5, 30, 82, 126, 260; Зимин А. А. Опричнина Ивана Грозного. М., 1964. С. 293—305; Скрынников Р. Г. 1) Опричный террор // Учен. зап. Ленингр. гос. пед. ин-та им. А. И. Герцена. 1969. Т. 374. С. 25—76; 2) Иван Грозный. М., 1975. С. 145—160; Крупп А. А. Предания о времени Ивана Грозного. 1. Предания об опричнине // Русский фольклор. Л., 1976. Т. 16. С. 208—213; Морозов С. А. 1) Обзор списков редакций Повести о пленении Великого Новгорода Иваном Грозным // АЕ за 1977 год. М., 1978. С. 268—274; 2) Летописные повести по истории России 30—70-х гг. XVI века: Автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1979. С. 19—24.

М. Д. Каган

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.